Tags: Рейнгольд Глиэр

Оксана Лесничая в Костроме: лучший концерт в моей жизни

Состоявшийся 27 октября в Костромской государственной филармонии сольный концерт моей самой любимой певицы Оксаны Лесничей вместе с великолепным Костромским губернским симфоническим оркестром под управлением замечательного дирижёра Павла Герштейна, несмотря на то, что я теперь уже посетил так много музыкальных мероприятий и так много искренне восхищался разными вокалистами, стал вообще самым ярким впечатлением в моей жизни. Причём с большим запасом. То есть даже не всей этой программы и не всех тех восторгов от звучания голоса было бы достаточно для того, чтобы я назвал прошедший концерт самым ярким на моей памяти. Уже после Маргариты я понимал, что вне зависимости от того, какими точно будут впечатления от следующих номеров, я в любом случае присутствую на лучшем концерте в моей жизни, и при такой превосходной вокальной форме певицы они в любом случае очень понравятся. В принципе, я предполагал, что я смогу так охарактеризовать этот вечер, но сила эмоций превзошла все мои ожидания. Вот программа концерта:
Первое отделение
И. Дунаевский. Увертюра к к/ф «Дети капитана Гранта»
И. Дунаевский. «Заздравная»
И. Дунаевский. «Лунный вальс» из к/ф «Цирк»
Т. Хренников. «Колыбельная Светлане» из к/ф «Гусарская баллада»
А. Хачатурян. Вальс и ноктюрн из музыки к драме М. Лермонтова «Маскарад»
Р. Глиэр. Концерт для колоратурного сопрано с оркестром в двух частях)
Второе отделение
Дж. Мейербер. Ария Маргариты из оперы «Гугеноты»
Дж. Россини. Увертюра к опере «Сорока-воровка»
Л. Делиб. Сцена и легенда Лакме («Ария с колокольчиками») из оперы «Лакме»
И. Штраус. Полька «Трик-трак»
И. Штраус. Вальс «Сказки венского леса»
Дж. Россини. Увертюра к опере «Севильский цирюльник»
Дж. Россини. Каватина Розины из оперы «Севильский цирюльник»
А. Алябьев. «Соловей»
Скажу сначала про оркестр. На мой взгляд, его игра была тоже чем-то просто выдающимся. Несмотря на то, что в Москве оркестры на операх и вокально-симфонических концертах тоже обычно нравятся, НАСТОЛЬКО изумительного исполнения россиниевских увертюр и польки «Трик-Трак» я не слышал, мне кажется, фактически никогда. Звук самого оркестра всегда исключительно чистый, необыкновенно глубокого тембра, очень точно продуманы все динамические оттенки и невероятно чётко и разнообразно они поставлены буквально в каждой фразе. Инструменты звучат удивительно слаженно, ни один из них никогда совершенно излишне не выделяется. Брависсимо, маэстро Павел Яковлевич Герштейн! Просто волшебные исполнения увертюр, услышать которые для настоящего поклонника оперной музыки всегда несказанная радость, потрясающе вплетались в вокальную программу, спетую настолько восхитительно, что это вряд ли можно описать словами. Мне только показалось, что в первых номерах концерта оркестр играл притом, что так же чисто, но чуть громче, чем хотелось бы, но кто уже об этом вспомнит после совершенно феерического вечера? Кроме того, в советских произведениях, может быть, такая сила звука и допустима.
Теперь я наконец-то перехожу к впечатлениям от главной героини вечера, настоящей оперной примадонны, хотя я и не очень люблю это слово, несомненно, достойной такого сольного концерта даже больше, чем те исполнительницы, которым обычно предоставляют самые знаменитые залы для проведения вокально-симфонических мероприятий подобного формата. Так как больше ни у кого всё-таки нет голоса НАСТОЛЬКО волшебного, НАСТОЛЬКО нежного, НАСТОЛЬКО чарующего. И ни у кого нет звукоизвлечения до такой степени отточенного и естественного, никто не может настолько непринуждённо делать со звуком всё, что пожелает, при таком божественном тембре. Наконец-то я услышал великолепную Оксану Лесничую в концерте, полностью позволяющем раскрыть исключительный талант этой изумительной певицы. Потому что от услышанного сразу большого количества произведений эмоции, которые могли бы быть от одной арии, как-то даже множатся и поэтому становятся даже ещё более непередаваемыми. Вокальная программа была особенно интересна тем, что я живьём не слышал в исполнении Оксаны Петровны ни одного из выбранных дирижёром произведений, кроме, конечно же, «Соловья». И «Лунного вальса». Но прямо об них обо всех уже с прошлой осени очень мечтал. Однако стоит тот или иной фрагмент живьём услышать в исполнении Оксаны в первый раз – так сразу возникает безумная мечта услышать во второй и не только. В частности, так можно сказать о концерте Глиэра, не говоря о совершенно неземных Лакме и Розине и некоторых коронных ариях, не вошедших в Костроме в программу, например, Виолетте, Линде и Болеро Елены. В этот раз, как и обычно Оксана Лесничая стала самой лучшей на моей памяти исполнительницей абсолютно ВСЕХ произведений из программы концерта. Несмотря на то, что большинство из них я прежде слышал достаточно много раз. Посетив этот концерт, я обратил внимание, что у Оксаны Петровны всё-таки достаточно лёгкий голос, при удивительном сочетании с яркостью и насыщенностью существенно более лёгкий, чем мне казалось год назад и поэтому ещё более подходящий для колоратурных и лирико-колоратурных партий. Однако певица может сделать в нужных местах более плотный и густой звук.
Уже в исполненной в самом начале концерта «Заздравной» Исаака Дунаевского Оксана Лесничая порадовала (и удивительно заворожила) слушателей этой обычной для всех выступлений неописуемой мягкостью звуковедения, совершенством извлечения звука и прекрасной кантиленой, контролем над голосом, в частности, в длинных нотах, с очень мягкими переходами. Эта версия «Лунного вальса», очень сложного, по мнению некоторых певиц, произведения, была для меня новой: пассажи, которые обычно поются отрывисто, здесь были связными. Но, вне зависимости от версии, голос, как и обычно, чарующе звучал, очень ровно и восхищая в каждом регистре новыми просто необыкновенными тембральными красками. А для «Лунного вальса», на что обратила внимание ещё одна прекрасная певица, требуется большой диапазон.
Но ещё более сильные впечатления, так и продолжившиеся на протяжении всего концерта, начались с колыбельной Светлане Тихона Хренникова. Утром в понедельник, когда я ехал из Ярославля в Кострому, поскольку в опубликованной костромской прессой программе была опечатка, певица сообщила мне, что правильно сказать «Колыбельная Светлане», а не «Светланы», так как в фильме «Гусарская баллада» героиня Ларисы Голубкиной, исполняя этот фрагмент, обращается к Светлане. Эта информация была для меня очень кстати, потому что я плохо знаком с творчеством Хренникова. Кроме того, мне было безумно приятно, что такая замечательная певица так внимательно и подробно всё это мне разъяснила. В Колыбельной волшебный голос Оксаны Лесничей звучал необыкновенно чисто, нежно и мягко, исключительно тягуче, несмотря на то, что невесомо. И связно, в процессе пения фраз не было никаких препятствий. Тембр здесь стал скорее как колокольчик. А самым верхом блаженства стали красивейшие диминуэндо в конце и до бесконечности зависавшие в воздухе верхние ноты на тончайшем, но звонком пиано.
Я раньше раза два слышал концерт Глиэра для голоса с оркестром, опус 82, в двух частях, но до конца не понимал его глубины и красоты. Сейчас, во многом благодаря высочайшему уровню исполнения, причём не только певицей, но и оркестром, я оценил, насколько же это яркое и великолепное в плане музыки произведение. Отныне я его просто обожаю. Первая часть – сравнительно медленная и такая чарующая, очень похожая на бельканто первой половины XIX века, а вторая – более быстрая, имеющая, как мне показалось, больше общих черт с более поздними произведениями, но тоже удивительно впечатляющая благодаря колоратурным украшениям. Сложнейшие пассажи стаккато, которых так много во второй части, всегда звучали исключительно чётко и аккуратно и, главное, при этом ярко по тембру. Но совершенно безумно мне понравилась, в том числе, исполнением уже первая часть – благодаря безупречному владению голосом и отточенности, аккуратности звуковедения, а также исключительной красоты оттенку голоса, плавности легато. А в самом конце первой части певица просто невероятно долго тянула последнюю ноту на замечательном исчезающем пианиссимо. Вообще, концерт Глиэра в исполнении Оксаны Лесничей – это просто что-то неземное во всех отношениях! Я слушал и сидел просто невероятно завороженным. И уже в антракте два мужчины, с которыми я сидел в буфете, очень восхищались Оксаной Лесничей, сказали, что она может сделать со звуком всё, что угодно (прямо почти теми же словами, как я мог бы сказать), и её пение просто вдавливает в кресло.
Во втором отделении, в котором пение (как и в Глиэре) было во всех отношениях настолько божественным, что словами просто не описать, Оксана Лесничая сначала вышла на сцену в моём любимом белом платье, знакомому мне по концерту в «Оркестрионе» (когда было лучшее на моей памяти исполнение каватины Людмилы) и по вечеру молодого композитора Анастасии Ведяковой. Сидевшие рядом со мной постоянные посетительницы концертов Костромского симфонического оркестра (и поклонницы дирижёра) перед началом арии Маргариты стали говорить друг другу: «А она ещё и такая красавица!». Маргариту Оксана Петровна спела светлым, лёгким и звонким звуком, до бесконечности волшебно зависающим в воздухе, просто неописуемое впечатление производило такое пение. Похожим образом звучал голос певицы и в одном из наиболее желанных номеров концерта – арии Лакме, эмоции от которой превзошли все даже самые смелые ожидания! Какая же в этом фрагменте была потрясающая колоратурная техника, какие трели красивые и аккуратные, какой голос одновременно невесомый и наполненный! Ох, я не могу передать словами, насколько же волшебно и чарующе и непринуждённо голос мелкими нотами переливался! Каждую строчку было невероятно приятно послушать! Уже самые первые строчки (без слов) на пиано получились неописуемо нежно и одновременно ярко, сразу прямо дух захватывая!!! И всё остальное тоже.
Как я уже не раз отмечал, меня всегда очень восхищало то, как Оксана Лесничая может делать столь различные (но всегда изумительные, волшебно чарующие) оттенки своего замечательного голоса, в том числе, вероятно, в зависимости от того, какой из них лучше всего подходит к исполняемому репертуару. В частности, в этот вечер сначала, до середины первого отделения тембр в целом был несколько тёмным, тоже очень глубоким, который я тоже очень люблю, потом он стал таким необыкновенно чистым, светлым и звонким, оставаясь мягким и наполненным, так прозвучали Глиэр, Маргарита и Лакме, а в тех фразах, в которых звучат колокольчики, тембр становился несколько прозрачным (но это ни в коем случае не значит, что бедным). Похожим мне звук показался и в первой строчке «Сказок Венского леса», которые, как и Лакме, я особенно мечтал услышать в исполнении любимой певицы уже давно. Но тут случилось ещё одно чудо: тембр вдруг стал как бы не просто светлым, обрёл такую удивительную окраску, придающую голосу просто необыкновенную теплоту и ещё бОльшую нежность, а также ровность. Предыдущий оттенок был столь же интересен, он, на мой взгляд, в наибольшей степени подходил для перечисленных произведений, но я был безмерно рад послушать три завершающих номера концерта именно таким звуком, какого (если в точности) я ещё почти никогда не слышал, кроме, может быть, концерта на Кисловке. И отдельных фраз на других мероприятиях. В принципе, голос Оксаны Петровны всегда был удивительно тёплый, но обычно его теплота исходила в первую очередь из тёмных оттенков.
После вальса Штрауса певица вышла на сцену уже в красном платье, которое мне тоже очень нравится и тоже очень подходило к образу в завершающих номерах концерта. «Сказки Венского леса» (как и Лакме) были исполнены с удивительно продуманным с точки зрения интонации и точно сфилированным и сфокусированным каждым звуком, я ещё по записям прошлой осенью понял, что это один из коронных номеров певицы. Но запись не передаёт тембр. Как в вальсе, так и в Розине одинаково невероятно насыщенными и свободно льющимися и были верхние, и нижние ноты, переходы между ними сделаны очень аккуратными. Слов нет, НАСКОЛКО звонким, ярким, чистым, нежным и наполненным был звук!
Когда 16 января на «Севильском цирюльнике» я встретил в зале Оксану Лесничую, то первым делом спросил: «Вы пели Розину»? Певица мне ответила: «Только арию». И вот теперь я услышал это чудо, эту изумительную интерпретацию. Каватину Розины на концертах исполняют очень часто, я даже уже давно сбился со счёту, сколько раз её живьём слышал, и особенно интересно было однажды в марте услышать её живьём четыре раза за неделю (!!!). И все четыре исполнения (разными солистками) мне очень понравились. Но Оксана Лесничая в очередной раз превзошла всех, кого я когда-либо слышал – за счёт просто уникального тембра, сочетания лёгкости и нежности звука с его объёмом и совершенством и, конечно же, с великолепной техникой. Голос тянулся и переливался, просто необыкновенно завораживающе. Так же, как и было в Маргарите, Лакме и вальсе Штрауса – уже по первой строчке можно было сказать, что гостям концерта посчастливилось услышать просто выдающееся исполнение этих произведений. Божественный голос Оксаны на чарующем пиано, без малейшего напряжения парил над слушателями до бесконечности, приятно поражая полётностью. А в подходящих местах певица с такой лёгкостью, вообще без нажима переходила на форте, и тоже столько эмоций было, когда меня обволакивал такой яркий и звонкий звук, всегда отличающийся мягкостью и чистотой. Все эти достоинства я мысленно отмечал и в предыдущих произведениях, просто именно в Розине они меня восхитили больше всего. И я уже совершенно не мог сдержать эмоций и после неописуемо ярких, отделанных и насыщенных финальных нот крикнул любимой певице «Брависсима!». Притом, что прежде я на концертах никогда, кроме одного случая, ничего такого не кричал, даже если исполнение мне очень нравилось.
И завершал этот изумительный вокально-симфонический вечер знаменитый романс Алябьева «Соловей», своеобразная визитная карточка Оксаны Лесничей. Его я слышал в исполнении любимой певицы уже в седьмой раз, каждым выступлением был восхищён, но в этот раз Оксана Петровна спела его лучше, чем когда-либо на моей памяти – в первую очередь благодаря неземному несколько окрашенному тембру и этой волшебной полётности при пении почти на пиано. Естественно, нажима у Оксаны никогда не было, но в этот раз наблюдалась наибольшая, даже невероятная лёгкость и невесомость звука, сочетаемая с объёмом. Все пассажи изумительное впечатление производили! Всё-таки НАСКОЛЬКО же Оксана Петровна была в ударе в плане вокальной формы – это невероятно! У певицы со звуком, тембром и техникой получалось всё, что только можно было себе представить и даже намного больше! Все слушатели были в невероятном восторге! Это великое событие в музыкальной жизни России (нет, я ни капельки не преувеличиваю), главной героиней которого стала одна из лучших сопрано современности, а на мой взгляд – и вообще безоговорочно самая лучшая, завершилось массовой стоячей овацией. Прямо все слушатели без исключения поднялись со своих мест и эмоционально аплодировали певице и дирижёру! Спасибо огромнейшее Оксане Лесничей и Павлу Герштейну за этот совершенно незабываемый вечер! Это были исполнители, действительно достойные такой объёмной программы!
После концерта очень многие слушатели хотели взять у Оксаны Петровны автограф и искренне поблагодарить певицу за такие прекрасные впечатления. У меня, естественно, уже есть автограф Оксаны Лесничей, но мне с удовольствием подписал программу великолепный дирижёр Павел Яковлевич Герштейн, которому (кроме певицы) я тоже сразу кратко изложил все восторги. Он даже написал достаточно длинный текст, в частности, «На память о лучшем концерте в Вашей жизни…». Мне безумно приятно. Слушатели говорили Оксане Петровне, что таким прекрасным концертом и такими впечатлениями певица подарила им самый счастливый день в их жизни, самые сильные эмоции, чем когда-либо. Я тоже мог искренне сказать точно так же. У меня в этот вечер прямо все прежние впечатления померкли, прямо возникло какое-то волшебное ощущение изменения жизни к лучшему, прямо все печали пропали, это было просто ни с чем не сравнимое, исключительное БЛАЖЕНСТВО.
Побывав на таком изумительном концерте, я вдруг понял, что не надо, может быть, жалеть, что я поздно (только в 2009 году) полюбил оперную музыку? Может быть, правда, как мне говорили и поклонники вокального искусства, и родственники, всему своё время? Невозможно побывать на всех музыкальных мероприятиях на протяжении многих лет – так же было бы, даже если бы я полюбил оперу раньше. Зато я попал на такой замечательный концерт, которому все эти прошедшие пять лет в Москве не было равных! И это всё искупает! Вряд ли я был бы сейчас более счастлив, если бы оперную музыку полюбил раньше, но на этот концерт не попал. Кроме того, как я ещё перед концертом подумал, может быть, благодаря тому, что я до 2009 года несколько лет больше всего любил архитектуру, сейчас я более разносторонний. И могу получить прекрасные впечатления ещё и от посещения архитектурных памятников Костромы и особенно Ярославля! Но концерт, естественно, затмил все прежние эмоции от путешествия, которые тоже были очень яркими.