Tags: Анатолий Григорьев

Два "Князя Игоря" в Новой опере 26 и 27 февраля: яркие дебюты и выступления опытных солистов

25 и 26 февраля я побывал на опере "Князь Игорь" в 14-й и 15-й раз. Ещё в середине января, когда Новая опера опубликовала составы на нынешнюю серию спектаклей, я понял, что февраль для музыкальной Москвы станет поистине "княжеским" месяцем. Точнее, даже "княгининым". Потому что в течение этого месяца состоялись сразу три исполнения этой великой русской оперы, и все три раза в партии Ярославны выступили три певицы высочайшего уровня, которых я обожаю. О первом февральском "Князе Игоре", прозвучавшем в Коломенском дворце, я также написал в ЖЖ.

25 февраля в образе Ярославны предстала одна из моих самых любимых певиц Ольга Терентьева, которую я слушал в этом спектакле уже в восьмой раз. И в этот вечер Ольга, как и всё семь прежних исполнений, произвела совершенно изумительное впечатление!!! В первом акте в голосе Ольги преобладали тёмные краски, и очень понравились и тембр, и мягкость и безупречная сфокусированность голоса, и дикция. Очень проникновенно, плотным и связным голосом Ольга спела дуэт с Галицким и сцену с боярами. Четвёртый акт также был спет и сыгран очень ярко! Очень запомнились чарующий и наполненный оттенок звука и потрясающе аккуратные, сочные и светлые и восхитительно сфилированные верхние ноты. А после встречи с князем Игорем голос заметно потеплел, тонко передавая чувства! И до антракта, и в финале оперы великолепный голос Ольги звучал с удивительным совершенством!!! Брава-брависсима! Я не пропустил ни одной Ярославны Ольги Терентьевой в Москве на протяжении последних четырёх лет. И теперь я посещал выступления Ольги 136 раз - ровно столько же, сколько и выступления Елены Терентьевой.

26 февраля состоялись сразу два очень долгожданных дебюта, в партиях для сопрано и контральто, Ярославны и Кончаковны. Мне было очень интересно, как эта роль ляжет на голос Ирины Моревой, моей любимицы с весны 2014 года. Ирина пела исключительно крепким звуком, мягким, густым и обволакивающим. Во всех фрагментах оперы тембр был завораживающе тёмным (в том числе, в сравнении с прошлогодними "Саломеей" и "Трубадуром"), с более светлыми верхними нотами в плаче и более тёплыми красками в голосе в ариозо. И на протяжении всей партии певица совершенно безупречно контролировала звук, и, кроме того, и в первом, и в последнем акте в пении Ирины можно было легко разобрать каждое слово, что в сольных номерах Ярославны бывает далеко не всегда. И голоса обеих исполнительниц роли княгини в сложнейших пассажах переливались нотами очень чётко и непринуждённо, вообще без каких-либо слышимых препятствий.

Также во вчерашнем спектакле партию дочери половецкого хана впервые спела одна из моих любимых меццо-сопрано Анна Викторова. Певица была и внешне неотразима в этом образе, но главное, очаровывала густым, тёплым и невероятно сочно окрашенным звуком! Как же связно и естественно струится великолепный голос Анны в захватывающе плавном легато, как же звучит чисто и совершенно! И Анна продемонстрировала превосходное чувство стиля! Пела чуть менее плотным голосом, чем, например, в дуэтах Верди или Прокофьева, однако тембр при этом оставался необыкновенно глубоким, какой и должен быть у драматического меццо-сопрано - именно такого звучания я и жду всегда у Кончаковны.

Нурлан Бекмухамбетов тоже очень удачно спел Владимира Игоревича, аккуратным, округлым и отточенным голосом яркого тембра, с насыщенным и звонким верхним регистром и выразительными интонациями. Очень красив был оттенок звука уже в арии, а в дуэте звуковедение стало ещё более мягким.

Валерия Пфистер, введенная в спектакль ещё с первых премьерных исполнений, всегда являлась для меня очень желанной Кончаковной. Услышать эту замечательную певицу в спектакле "Князь Игорь" мне доводилось, но сравнительно редко. Пожалуй, именно в минувшую субботу Валерия выступила в этой роли наиболее удачно по сравнению с предыдущими выходами в этом же образе: пела чистым, ровным и насыщенным звуком, с уверенным контролем над голосом. Александр Богданов в образе Княжича звучал плоско и несколько резковато, с тусклым тембром.

Теперь я наконец-то добрался до титульной партии Князя Игоря. Одноимённый спектакль с Андреем Борисенко за последний год стал очень интересным событием, даже независимо от остального состава. И вчера Андрей Александрович вновь создал яркий и незабываемый образ благодаря очень выразительному и прочувствованному пению, продуманным интонациям и даже манере звучания, а также невероятно сочному тёмному тембру. И ария, и финальный дуэт, и даже пролог были спеты с восхитительной отделанностью нюансов. А обволакивающий голос, безупречно подходящий для музыки "Князя Игоря", зависал в воздухе удивительно благородно.

Анджей Белецкий поёт Игоря Святославича в новооперной постановке с первого её сезона, как и участвовавшие в нынешней серии Ольга Терентьева, Валерия Пфистер и Владимир Кудашев, и я слушал в "Князе" этого певца уже значительно больше пяти раз. И в прологе, и во втором, и в четвёртом акте Анджей Анатольевич прекрасно контролировал звук, а с точки зрения богатства тембра и объёма голоса мне в субботу больше всего понравились заключительная часть арии (которая поётся после второго проигрыша) и дуэт с Кончаком.

Исполнение Владимиром Кудашевым партии половецкого хана Кончака всегда становится настоящим украшением спектакля "Князь Игорь". Этот великолепный певец принял участие в обоих февральских представлениях и оба раза спел совершенно изумительно, густым и аккуратным голосом неповторимой чарующей окраски, с отменной дикцией с самой первой строчки арии. Тембр и нюансы звучания точно передавали человеческие качества хана. Оба выступления были очень похожи друг на друга, но во второй раз, начиная с середины арии, при почти таком же тембре голос певца был всё-таки чуть-чуть более крепким.

Владимира Галицкого в субботу пел Алексей Антонов, продемонстрировавший очень ровный, глубокий и объёмный звук и великолепно подобранные интонации, раскрывающие этот образ и черты характера этого персонажа даже несколько преувеличенно (как и слова, положенные Галицкому по либретто). Эта партия также прекрасно легла на на голос Дмитрия Орлова, чуть более лёгкий, однако аккуратный и также наполненный чарующими красками. Дмитрий тоже пел очень выразительно, однако высказывания этого Галицкого выглядели чуть менее гротескно.

В обоих спектаклях даже исполнители второстепенных партий оставили очень яркое впечатление. Прекрасная Виктория Шевцова два раза совершенно замечательно спела Половецкую девушку. Какой у Виктории чарующий, отточенный и связный звук и какой чистый и приятный тембр очень интересного серебристого, даже загадочного оттенка! На мой взгляд, нежный лёгкий и парящий лирический голос певицы очень хорошо подходит к музыке этой партии! И оба раза мне очень понравились звучание голосов и яркие и запоминающиеся тембры Скулы и Ерошки (в субботу в этих ролях выступили Сергей Тарасов и Максим Остроухов, а в воскресенье - Анатолий Григорьев и Вениамин Егоров). Кстати, долгое время я путал этих персонажей друг с другом, забывал, кто из них бас, а кто тенор (поскольку они делают и поют почти одно и то же и во время спектакля никто к ним по именам не обращается). Но в начале этого сезона я придумал, как запомнить, кто из них всё-таки тенор: по созвучию имени этого персонажа с фамилией одного из моих любимых представителей этого типа голоса.

Дирижировал оба раза Евгений Самойлов, и мне очень понравились медленные симфонические фрагменты на пиано, а вчера днём - ещё и вся вторая половина увертюры. Все солисты прекрасно перекрывали оркестр, в том числе, когда он звучал на форте, например, в финале первого акта. Изумителен был хор Новой Оперы, как женский (девушки, пришедшие к Ярославне, а затем и половчанки), так и мужской (сначала воины, чуть позже - приближеные Владимира Галицкого, затем перевоплотившиеся в бояр). Все хоровые фрагменты прозвучали чарующе чисто, глубоким тембром и при этом разборчиво. Огромное спасибо любимому театру за эти два великолепных спектакля!!!

"Севильский Цирюльник" в НО 05.10.2016: Е. Терентьева, Татаринцев, Мартынов, Григорьев, Антонов

Вчера, 5 октября, я в 18-й раз побывал на знаменитом и очень интересном "Севильском цирюльнике" и в 16-й - на "Севильском цирюльнике" в "Новой Опере". Любимый театр в очередной раз порадовал своих поклонников очень ярким и ровным составом. И фактически все солисты были более чем на высоте, спектакль получился более чем замечательным!!! Оркестр под управлением Евгения Самойлова тоже был очень хорош, играл чисто и чарующе и аккомпанировал чутко. В течение всего спектакля было всего несколько случаев, когда инструменты звучали чуть-чуть громче, чем нужно, но даже тогда голоса певцов нормально перелетали через оркестр. Хор Новой Оперы мне тоже понравился.

В партии Розины я в пятый раз слушал мою любимую певицу Елену Терентьеву, на прошлой неделе совершенно изумительно и с огромным успехом выступившую сразу на четырёх концертах в Крыму. В оперном репертуаре Елена снова очень восхитила неописуемой чистотой тембра и невероятной лёгкостью звука, какую я не слышал больше ни у кого. Волшебный нежный голос певицы зависает в воздухе удивительно естественно и связно. В длинных нотах, равно как и в колоратурах, вообще не чувствуется даже самого малейшего напряжения. Звук настолько непринужденно парит в воздухе, как бывает лишь в крайне редких случаях. Поэтому Елена вчера мне понравилась ещё больше, чем в прошлом выступлении в Розине 16 марта. Также певица продемонстрировала восхитительную колоратурную технику, в том числе, в пассажах стаккато, голос переливался мелкими нотами очень аккуратно. И манера извлечения мелких нот очень приятная и завораживающая.

С первых фраз партии неповторимый полётный голос Елены во всех регистрах отличался ровностью, мягкостью и отточенностью звучания и был наполнен сочными и красивейшими обертонами. Ярчайшие и чистейшие верхние ноты впечатляли точностью и уверенностью пения, а нижний регистр был чарующе окрашен и звучал благородно. И очень интересно было наблюдать за изменением оттенка звука в течение всей партии. Первая ария и дуэт с Фигаро прекрасно легли на светлый и прозрачный, но насыщенный голос певицы, а во второй арии округлый и небесный звук обрёл необыкновенную теплоту, продолжая очаровывать лёгкостью и непринуждённостью техники. И по-прежнему Елена не только спела очень выразительно, но и сыграла Розину очень артистично!

Наконец-то я снова услышал в партии Альмавивы любимого тенора Алексея Татаринцева, который тоже, на мой взгляд, спел графа ещё лучше, чем в предыдущих спектаклях. Уже в каватине певец восхитил ещё более совершенной манерой звучания, голос впечатлял отточенностью и, как и всегда, изумительно глубоким фирменным тембром, совершенно ни на чей не похожим. Сочными и уверенными были бесконечные ферматы, ещё красивейшими были диминуэндо в конце фраз. Достаточно густой звук захватывающе переливался в колоратурах. А канцонетта была спета изумительно мягким, тягучим и наполненным звуком! И невозможно не восхититься очень точно продуманными как интонациями, так и существенно отличающимися тембровыми оттенками для каждой сцены: в канцонетте, дуэте с Фигаро, финале первого акта, на "уроке музыки" и в заключительном ансамбле Алексей пел каждый раз по-новому, с блеском справившись со сложной задачей сыграть голосом (и не только голосом) все многочисленные перевоплощения своего героя. И разнообразие в динамике, как и всегда у этого великолепного певца, очень понравилось!

Партия Фигаро, несомненно, является коронной для баритона Александра Мартынова, эта роль очень хорошо подходит певцу актёрски и, главное, великолепно ложится на его голос, плотный, мягкий и уверенный. Чисто и аккуратно прозвучали быстрые фразы в каватине Фигаро, и звук постепенно наполнялся чарующими тембровыми красками. И все следующие фрагменты партии Александр спел потрясающе выразительно, сочно и ровно, прекрасно контролируя голос.

Вершувшегося в начале этого сезона в любимую Новую оперу баса Алексея Антонова недавно мы слушали в партии Владимира Галицкого. В роли Дона Базилио голос певца звучал совершенно по-другому: вчера это был крепкий бас, даже немножко напоминающий гром, однако при этом очень хорошо сфокусированный. И такой тёмный, но даже чуть "громоподобный" тембр и плотный звук во многом способствовали точной и яркой передаче эмоций, заложенных в музыку арии Дона Базилио, и характера этого персонажа в целом. Возможно, в некоторых отдельных нотах певцу чуть-чуть не хватало совершенства звуковедения, но этот микроскопический дефект ничуть не повлиял на восприятие исполнения в целом.

Анатолия Григорьева я уже, можно сказать, бессчётное число раз слушал в партии доктора Бартоло, уже не могу посчитать, сколько. Но именно вчерашнее выступление стало, на мой взгляд, наиболее удачным, потому что певец продемонстрировал очень достойное владение голосом и более сочный, чем обычно, тембр. Скороговорки получились отлично, а недостатки стали фактически незаметными. А яркие интонации и запоминающийся образ стали визитной карточкой этого певца в этой роли уже достаточно давно, и вчера тоже эти вокальные и актёрские качества произвели сильное впечатление.

Татьяна Табачук, исполнявшая Берту, нормально звучала на фоне оркестра, но певице, на мой взгляд, не хватило тембровой наполненности голоса и мягкости звука.

Огромное спасибо любимой Новой Опере, великолепным певцам и музыкантам за потрясающий, даже феерический вечер! Это были изумительные впечатления!!!

Севильский Цирюльник в Новой опере 16.06.2016: Яровая, Романовский, Мартынов, Черненков, Валитов

16 июня я в семнадцатый раз побывал на любимом "Севильском Цирюльнике" и во второй раз после того, как впервые в неодиданном для этого месте услышал купированную в обеих московских постановках Чессу. Я стараюсь снова и снова посещать этот спектакль в первую очередь, естественно, ради интересных мне вокалистов и прекрасной музыки, но и постановка мне представляется одной из самых адекватных в Новой опере и не только, несмотря на перенос времени действия. И заключительное в этом сезоне исполнение Цирюльника прошло с большим успехом, почти все солисты, как и в марте, выступили очень удачно.

Главным событием вечера для меня стало, конечно же, уже третье в Москве выступление одной из моих любимых певиц Виктории Яровой в партии Розины. Обожаемая Виктория поразила меня очень объемным и полётным голосом, льющимся совершенно без напряжения и удивительно мягко, ещё в нескольких фразах до начала арии, оставившей сильнейшее впечатление. Виктория продемонстрировала исключительно глубокий и окрашенный тембр, невероятно насыщенный и разнообразный, и потрясающе отточенное звуковедение! И во всех фрагментах техника у Виктории Яровой была, как и всегда, превосходной! Волшебный голос певицы просто изумительно переливается в колоратурах, очень естественно, и быстрые пассажи звучат очень чётко и ярко. А в медленных фразах великолепный голос Виктории моментально становится густым и обволакивающим, и длинные ноты очень красиво тают в конце! Ещё мне очень понравилось парящее до бесконечности и тоже наполненное пиано, в частности, во время "урока музыки". А в терцете после сцены грозы тембр засверкал совершенно новыми красками по сравнению с двумя ариями и дуэтом, но тоже чарующими, это был теплый и очень красивый оттенок. Брависсима! Розина, поющая в оригинальной тональности, да ещё с таким гибким и глубоким голосом - это очень большая редкость! Первые два раза Виктория Яровая в Новой опере тоже на высочайшем уровне Розину спела, и очень жаль, что у меня не было возможности рассказать об этих исполнениях.

Великолепный Сергей Романовский спел графа Альмавиву на сцене родного театра впервые после долгого перерыва и понравился мне несоизмеримо больше, чем зимой в партии Тебальдо в опере Винченцо Беллини "Капулетти и Монтекки". Я помню Сергея ещё по моему первому "Цирюльнику" 8 мая 2009 года, когда я ещё, к сожалению, до конца не понял, насколько эта великая опера прекрасна, а Розину тогда пела Ольга Ионова, у которой последнее время верхние ноты звучат гораздо более сочно и насыщенно, чем 3-4 года назад. Сергей Романовский пел почти невесомым, но сфокусированным голосом, с очень уверенными ходами наверх и с блеском и с легкостью звучащими колоратурными пассажами, и очень восхитил меня густотой тембровых красок, очень тонко подобранных для каждого фрагмента, но в подходящих местах делал более плотный звук, тоже мягкий и чистый. Чувствовалась прекрасная впетость партии, великолепно отделаны были не только тембровые, но и интонационные нюансы, и нельзя не отметить захватывающие переходы на тончайшее и сочнейшее пиано и в канцонетте, и в дуэте с Фигаро. Это был действительно великолепный тенор! Сергей очень ярко изобразил все действия своего героя не только очень выразительным пением, но и актерской игрой, а сцену первого пришествия в дом Бартоло сыграл, пожалуй, более гротескно, чем предыдущие исполнители роли Альмавивы.

Александр Мартынов, один из моих любимых Фигаро, и в этот вечер снова был на высоте, снова пел ровно и мягко, с продуманной фразировкой и приятной манерой звукоизвлечения. Голос лился свободно и естественно, и мне очень понравились и тембр, и техника, как в дуэте с Розиной, так и в быстрых фразах в каватине. В дуэте с Альмавивой очень красиво голоса сливались. С удивительной отточенностью звуковедения Александр спел второй акт. И в целом тоже это было действительно очень зрелое исполнение партии Фигаро! Браво!

Станислава Черненкова я впервые слушал в роли Дона Базилио. Голос певца, легкий и подвижный, отличался совершенством и достаточной густотой тембра, был хорошо сфокусированн. Чётко и ярко звучал Станислав во всех регистрах на протяжении всего спектакля, в том числе, в знаменитой арии, только в её середине, возможно, возник очень короткий спад, буквально две строчки были спеты чуть-чуть вяло и без блеска, однако ария очень понравилась в отношении и техники, и разнообразия в динамике.

Анатолий Григорьев создал запоминающийся образ доктора Бартоло и продемонстрировал хорошую впетость партии, с точки зрения контроля над голосом достойно исполнил, в частности, скороговорки в первом романсе, однако звук был, на мой взгляд, недостаточно мягкий и не очень насыщенный. Однако к середине сольного фрагмента в не очень быстрых местах относительно сочный тембр у певца прорезался.

Светлана Скварко-Скрипкина в этот раз спела Берту чуть менее удачно, чем два года назад на Крещенском фестивале, тоже в целом спела нормально, достаточно аккуратно, но голосу немного не хватало тягучести и яркости тембра, особенно в нижнем регистре, и некоторые фразы получились чуть-чуть жестковато. Конечно, из всех артистов, поющих сольные номера в "Цирюльнике", исполнительница роли Берты в наименьшей степени влияет на общее впечатление от спектакля.

Оркестр театра под управлением Василия Валитова мне понравился, с очень небольшими оговорками в отношении в основном не совсем сбаланаированного звучания ударных инструментов в самом начале. Во всех сценах сила звука оркестра, в том числе и там, где он переходил на форте, фактически оптимально соотносилась с голосами певцов, которых всегда было нормально слышно на фоне аккомпанемента. Чётко были сыграны и симфонические фрагменты. Хор тоже был очень хорош как в начале первого акта, так и в его конце. Огромное спасибо любимой Новой опере за ещё одно замечательное исполнение Севильского Цирюльника!

"Севильский Цирюльник" в НО: Е.Терентьева, Фараджев, Мартынов, Фетисов, Григорьев, Валитов

15 марта я побывал на моём шестнадцатом "Севильском цирюльнике" и первом после того, как я впервые живьём услышал вырезанную в обоих московских постановках финальную арию Альмавивы "Чесса". И этот спектакль, на мой взгляд, получился совершенно великолепным, действительно очень удачным! Подавляющее большинство артистов подошло к этому вечеру в превосходной вокальной форме, в частности, Георгий Фараджев и Александр Мартынов мне понравились больше, чем в каком-либо из многочисленных предыдущих исполнений, несмотря на то, что всегда пели Альмавиву и Фигаро очень достойно.

Главной героиней вечера стала одна из моих любимых певиц Елена Терентьева, совершенно замечательная и даже уникальная Розина-сопрано! Во вторник я слушал Елену в Розине четвёртый раз (притом, что на ещё трёх выступлениях певицы в этой постановке по причине занятости на работе не был), и в этот раз Елена Терентьева спела эту партию совершенно по-новому в плане тембра и даже звукоизвлечения. Все три прошлых раза голос Елены был скорее просто светлым, хотя и такое звучание тоже мне безумно нравится, и столь любимых мной "цветных" красок в пении Елены в Розине было значительно меньше, главным образом они были заметны 21 июня 2013-го, но тогда звук был чуть-чуть более плотным. Ещё одно отличие от предыдущих "Цирюльников" с Еленой Терентьевой, теперь уже имеющее отношение скорее к постановке, - то, что Елена впервые в этом спектакле выходила на сцену без парика, так же, как и большинство других исполнительниц этой партии в Новой опере, мне новый вариант образа Розины больше понравился.

Во нынешнем спектакле волшебный голос певицы звучал просто неописуемо чисто, мягко и нежно (я раньше не помню настолько нежного звучания в Розине) и просто приятно поражал изумительной воздушной лёгкостью и полётностью. Настолько невесомого звука у Елены в Россини ещё не было. Голос без малейшего напряжения (в частности, во многих фрагментах партии, спетых почти полностью на изумительном мецца воче) и без каких-либо дефектов звучания летел в зал, впечатляя сочностью обертонов. Тембр у Елены просто невероятно чарующий, необыкновенно красивый и насыщенный! И в каждой следующей сцене певица радовала слушателей новыми красками в голосе, всегда придающими голосу просто божественную красоту. И даже в тех редких местах, когда оттенок был скорее прозрачным, например, на балконе во время канцонетты Альмавивы, просто в восхищение приводила невероятная чистота тембра.

Ещё до арии у Елены необыкновенно чарующе таяли длинные ноты. В кантиленных фразах голос зависал удивительно чисто и захватывающе, без малейших дефектов в звуке и с бесконечным дыханием, а все многочисленные быстрые пассажи прозвучали просто технически безупречно и при этом так ярко. Звук очень быстро обретал колоратурный характер, оставаясь лёгким. Я просто слушал и наслаждался тем, как небесный голос Елены переливался в умопомрачительных руладах, все мелкие ноты, в том числе и стаккато, звучали ну просто слов нет как аккуратно как и в первой, так и во второй арии, а также в дуэте с Фигаро и во всех остальных фрагментах. И за всю длинную партию Елена ничуть не упростила ни одного пассажа, и это притом, какой тембр в них был интересно окрашенный! И в чуть более медленных местах, в частности, во второй арии, легато было просто исключительно плавным! Брависсима!

А ещё Елена не только выше всяких похвал спела, но и великолепно сыграла Розину, выражение лица и жесты во время буквально каждой секунды нахождения на сцене были продуманы не менее тонко, чем интонация. Я редко обращаю внимание на актерскую составляющую исполнения опер и арий на концертах, сосредотачивясь обычно целиком на звучании, но если вокалисты особенно сильно впечатляют ещё и как актёры, то не могу этот факт также не отметить. Было заметно, что Елена играла совершенно естественно, можно сказать, проживая эмоции своей героини.

Георгий Фараджев всегда поёт графа Альмавиву очень достойно, но в этот раз он выступил настолько ярко и удачно, что понравился мне в этой партии больше, чем в любом из многочисленных предыдущих спектаклей, на которых я был, в плане и контроля над звуком, и тембра, и у певца в этот вечер прорезалось даже разнообразие в динамике. Лёгкий голос звучал чисто и сочно, завораживая приятной тембровой окраской, более насыщенной, чем когда-либо, мягко и тягуче зависал в воздухе и захватывающе чётко переливался мелкими нотами. Браво!

Примерно то же самое я могу сказать про Александра Мартынова, исполнявшего титульную партию Фигаро. Может быть, в этот раз Мартынов пел чуть-чуть тише, чем на прошлом спектакле, в котором участвовала ещё Виктория Яровая, но зато ещё более глубоким и сочным тембром и с ещё большим совершенством техники. И певец в этот раз по-прежнему прекрасно перекрывал плотный оркестр, игравший теперь в некоторых местах несколько громче, чем 13 декабря. Голос был нисколько не зажатым, безупречно сфокусированным и густым, с ровными, аккуратными и свободно льющимися как верхними, так и нижними нотами, и все сцены из оперы прозвучали очень выразительно.

В отношении техники тоже у Александра Мартынова всё было великолепно, кроме, может быть, одного-двух чуть-чуть сглаженных пассажей в дуэте с Розиной. По моему слушательскому опыту, именно этот фрагмент, а не каватина, вызывает у исполнителей партии Фигаро наибольшие трудности, и именно в нём у певцов наиболее часто бывают упрощения, поэтому ни о каких недостатках, на мой взгляд, здесь говорить нельзя, особенно притом, что и в дуэте тоже подавляющее большинство фраз были спеты безупречно и ярко. Каватина и дуэт с Альмавивой тоже произвела сильное впечатление.

Так же, как и в мае 2011 года на моём первом "Цирюльнике" с Еленой Терентьевой (и почти что первом вообще, притом, что ещё двумя годами ранее я ещё не был готов к восприятию музыки этой оперы) Дона Базилио пел Андрей Фетисов, которого я тоже очень люблю. Как и в прежних выступлениях, мне очень понравился тёмный и насыщенный оттенок его голоса, отточенного, но объемного и обволакивающего, и певец очень точно передал характер и настроения дона Базилио голосом и интонациями.

Анатолий Григорьев, несмотря на глуховатый тембр и не безупречно мягкое звуковедение, в этот раз, пожалуй, спел доктора Бартоло более удачно, чем раньше, так как все фразы прозвучали всё-таки более аккуратно и уверенно, чем в прошлых спектаклях, и во всех фрагментах, кроме одного их куплетов романса перед приходом мнимого солдата, техника была очень хорошей, в том числе, в скороговорках.

Берту пела Александра Саульская-Шулятьева. В первых строчках песни голос был жестковат, затем стал несколько более мягким и чистым, но даже при имеющемся разнообразии в динамике мне хотелось более отточенной филировки нот. Оттенок голоса, на мой взгляд, подходит к образу служанки, однако тембр, пожалуй, был достаточно бедным.

Оркестр под управлением Василия Валитова мне понравился с точки зрения точности игры, в том числе, в быстрых местах, если неточности и присутствовали, то очень редко и совсем микроскопические, но сразу в нескольких фрагментах оперы, несмотря на то, что ни один певец на фоне оркестра не терялся, мне казалось, что иснстументальное сопровождение было чуть более громким, чем нужно. Огромнейшее спасибо любимой Новой опере за этого великолепнейшего "Севильского Цирюльника", одного из самых ярких и удачных на моей памяти!