Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Концерт "Оперный калейдоскоп" в музее Щепкина: А.Конева, Е.Красилова, О.Алексеева, О.Воробьёва



Ссылка на рецензию на сайте "Вокальный мир": http://vocalworld.ru/note.html?20210316162255

В минувшее воскресенье в доме-музее Щепкина состоялся, несомненно, лучший концерт нынешнего сезона, на котором я побывал - "Оперный калейдоскоп" концертмейстерского класса Ольги Михайловны Воробьёвой, полностью составленный из оперных арий в исполнении трёх совершенно замечательных певиц: Александры Коневой (лирико-драматическое сопрано), Евгении Красиловой (лирико-колоратурное сопрано) и Ольги Алексеевой (драматическое меццо-сопрано). Все три певицы выступили исключительно удачно, их завораживающие голоса звучали ровно, чисто и мягко, я просто слушал и наслаждался. Александра Конева уже много лет на высочайшем уровне поёт очень широкий репертуар классических вокальных произведений, но и Евгения Красилова и Ольга Алексеева в этот день, на мой взгляд, звучали ещё прекраснее, чем когда-либо раньше. Аккомпанировали певицам преподаватель концертмейстерского класса Ольга Воробьёва и студенты МСССМШ (Колледжа) имени Гнесиных Софья Гончарова, Вероника Ардашева, Доу Имин, Елизавета Уралауб, Софья Бердник и Вера Нижарадзе. Все пианисты мне тоже очень понравились.


Александра Конева потрясающе проникновенно исполнила первую арию Амелии из "Бала-маскарада" Верди, с которой уже почти 12 лет назад началась моя любовь к оперной музыке, арию Сантуццы из "Сельской чести" Масканьи (её я тоже обожаю очень давно), ариозо Кумы из "Чародейки" Чайковского и арию Таис из одноимённой оперы Массне, продемонстрировав невероятную глубину, сочность и яркость тембровых красок, превосходно продуманное разнообразие динамических и интонационных нюансов и удивительно ровный и совершенный звук.


Евгения Красилова выступила с ариями Снегурочки (из пролога), Марфы (из 4-го действия) и Царевны Лебедь Римского-Корсакова, Маргариты из "Фауста" Гуно и Русалки Дворжака. Каждая ария и даже каждая фраза прозвучала технически безупречно, с прекрасным контролем над звуком и удивительно чарующей и неповторимой окраской тембра во всех регистрах. Волшебный голос певицы лился впечатляюще свободно, мягко и естественно, с замечательной связностью звуков.


Ольга Алексеева великолепнейшим плотным и обволакивающим голосом спела арии Иоанны и Ольги Чайковского, рассказ Азучены Верди, куплеты Зибеля Гуно и Цыганскую песню Кармен Бизе. Каждый оперный фрагмент прозвучал замечательно в отношении владения голосом и динамического диапазона, а также невероятно эмоционально, певица каждый раз прекрасно перевоплощалась в новый образ. На мой взгляд, Ольга Алексеева - одна из двух самых плотных меццо-сопрано, которых я когда-либо слышал.

Огромное спасибо музею Щепкина, Ольге Михайловне Воробьёвой, замечательным певицам и студентам-концертмейстерам за этот изумительный оперный вечер! Именно концерты с похожим репертуаром я больше всего люблю!

Поход Лапата-богаз - Джады-бурун - Яман-таш - вершина 1420 - Джунын-кош - Баланын-каясы 8.07.18, ч.2

Продолжение фотоотчёта о крымском горном походе на вершины Лапата и Джады-бурун на южной кромке Ялтинской яйлы, гору Яман-таш, расположенную на северном отроге яйлы, и безымянную вершину высотой 1420 метров с подъёмом по тропе Лапата-богаз и спуском по хребту Баланын-каясы 8 июля 2018 года. Первая часть (от Васильевки до выхода на грунтовую дорогу на яйле на перевале Лапата-богаз) здесь. Во второй части я рассказываю о переходе по Ялтинской яйле на восток через вершины Лапата и Джады-бурун и затем на север, поперёк плато и потом вдоль Яман-ташского отрога на гору Яман-таш и о возвращении с этой удалённой от Главной гряды горы обратно на Ялтинскую яйлу.

Поднявшись на основную грунтовую дорогу Ялтинской яйлы, я пошёл на восток на вершину Лапата (фото 33-53 и видео 1) и затем Джады-бурун (фото 78-93 и видео 2). С этих вершин открывается один из лучших видов на Ялту и на основные ориентиры южных склонов Ялтинской яйлы. Также видны многие горы в районе Эндека. Почти сразу после горы Джады-бурун (которую можно узнать по установленному на вершине кресту) грунтовка сначала делает петлю серпантина, а затем разветвляется (фото 103). Прямо впереди находится перевал Стиля-богаз, через который я вечером того же дня спускался, а левое ответвление отходит вглубь яйлы. Я поворачиваю налево, через 450 метров ещё раз налево, на север, и начинаю идти от кромки плато к главной цели моего похода - вершине Яман-таш, расположенной на одном из северных отрогов яйлы. Аналогично пику Турла-кая, расположенному с противоположной стороны главной гряды, Яман-таш ниже, чем основная часть яйлы, но ввиду нахождения на оконечности хребта с него можно обозревать окрестности почти во все стороны, в первую очередь, на север и на восток (фото 132-160). Поэтому Яман-таш является одной из самых интересных смотровых точек на северной кромке Главной гряды, но и добраться туда очень непросто. Чтобы попасть на эту вершину, нужно сначала взойти на Ялтинскую яйлу, затем из района Стиля-богаза пойти на север и спуститься на несколько сотен метров сначала по грунтовой дороге, а потом по очень слабо читаемой лесной тропе и только после этого вновь немного подняться на вершину. После поворота на север на пути на Яман-таш очень важны две развилки, обозначенные на карте в первой части. Когда заканчивается плато и начинается спуск, нужно выбирать левое ответвление. Извилистая грунтовка заходит в лес и спускается умеренно круто. Вторая развилка находится на лесной поляне, когда основная дорога заворачивает вправо. Левое перпендикулярное ответвление читается очень слабо, но идти надо именно туда. Дальнейший путь проходит по высокорослому лесу без травы и подлеска, идти весьма удобно. Нужно спускаться, придерживаясь гребня отрога (он не очень узкий). Ввиду отсутствия хорошо заметной дороги желательно иметь навигатор с предзагруженным треком или хотя бы с обозначенной на карте вершиной Яман-таша. Вторая половина спуска становится более пологой. От поляны с почти невидимой развилкой до южной седловины горы около километра.

Яман-таш представляет собой маленькое плато в форме квадрата со скругленными углами и стороной примерно 70 метров, со всех сторон окружённое отвесными скальными обрывами. Над близлежащей частью отрога плато возвышается на 10-20 метров, над местностью, окружающей его севера и с востока, - более чем на 100. Единственная тропа, тоже относительно крутая, поднимается на плато с юго-запада, идёт под острым углом к западной кромке горы и выходит на плато рядом с северо-западной его оконечностью. По неприступности обрывов гора Яман-таш очень похожа на гору Сандык-кая, которую я покорил 21 апреля, только на 200 метров выше, и всё-таки заключительные метры подъёма на плато Яман-таша несколько проще по сравнению с единственной крутой тропинкой на Сандык-кая. К финальному подъёму на обе вершины нужно идти через лес по бездорожью. Так же, как и на горе Сандык-кая, на вершине Яман-таш в Средние века располагалась крепость Яман-ташский исар, которая до наших дней не сохранилась. Сейчас плато Яман-таша просто покрыто травой и редкими отдельными деревьями. Вершина находится в центре квадрата между некоторыми из них (фото 133), а наилучшие виды открываются с северной и восточной кромки (с юга и с запада растёт высокий лес, именно через него проходит единственная тропа). Посетив Яман-таш, я вернулся на Ялтинскую яйлу тем же путём, а затем свернул на безымянную вершину высотой 1420 метров, о покорении которой расскажу в следующей части фотоотчёта.

1. Вид на грунтовую дорогу, перевал Лапата-богаз и возвышенность на яйле с другой её стороны.


2. Молодые сосенки на яйле меня сопровождали на протяжении большей части похода.


3. Синие цветочки на яйле (называются синяк обыкновенный).


4.


5.


6.


7.


8. Муха-журчалка на скабиозе.


9. Василёк.


10. Массив Бойка и горы Трапис и Кизил-кая (слева), ограждающие верхнюю часть Большого каньона Крыма. Эта гора не имеет никакого отношения к хребту Кизил-кая над Ялтой, который мы скоро неоднократно снова увидим.


11. Яйлинская грунтовка, перевал Лапата-богаз и возвышенность за ним.


12. Небольшие сосны вдоль грунтовки.


13.


14. Под сосенкой ромашки и скабиозы.


15.


16.


17.


18. Скальник на яйле.


19. Начинается финальный подъём на Лапату. Становятся видны Ай-Петри, Кызыл-кая, Сююрю-бурун и Эндек.


20.


21.


22.


23. Верхняя часть подъёма на Лапату.


24.


25. Дорогу пересекает узкая полоска низких сосен.


26. Колокольчики на высоте почти 1400 метров.


27. Очередной скальник и ещё одна группа низких сосен.


28. Множество маленьких цветочков чабреца.


29.


30. Яйла вплоть до Ай-Петри и Могаби.


31. Более крупный план.


32. Одинокая сосна рядом с вершиной Лапаты, высота уже 1400 метров.


Фото 33-53 и видео 1. Виды с вершины Лапаты.

Видео 1. Видеозапись видов с вершины Лапата (1406 м) 8 июля 2018 года.


34. Поляна Кучук-Лапата и кромка Лапатинского отрога, по котороиу проходит тропа Лапата-богаз.


35. Поляна Биюк-Капоблу (или просто Капоблу). Сходив на Яман-таш и вернувшись на яйлу и затем на её южный склон, я достиг этой поляны спустя 5 часов после фото- и видеосъёмки на вершине Лапаты. Тропа на хребет Баланын-каясы, по которому я спускался далее, проходит рядом с хорошо видимой здесь скалой на южной кромке поляны. Слева видна дорога от Капоблу к развилке на Стиля-богаз и Джунын-кош-богаз (однако удобнее идти по более узкой тропе, расположенной чуть восточнее).


36. Джады-бурун, Стиля-богаз, Джунын-кош.


37. Более крупный план. Видна седловина между вершинами Лапата и Джады-бурун, а вдали виднеется вытянутая вершина Кемаля.


38. Вся яйла до Ай-Петри, хребет Кизил-кая, Иограф и Могабинский отрог вместе с соответствующей конусообразной вершиной.


39. Самая вершина горы Рока видна над седловиной Эндек - Кызыл-кая.


40. Дарсан и западная часть Ялты. Вблизи, на склоне Иографа, микрорайон Новый Дерекой, я проходил через него спустя 10 дней во время похода через ущелье Темиар на вершины Эндек и Рока.


41. Вся Ялта как на ладони.


42. Самая верхняя часть склона Лапаты, поросшая можжевельником, и валуны.


43. Джады-бурун, Джунын-кош и его склоны, Авинда и южная часть Гурзуфской яйлы.


44. Вершина Оксек-бурун ("Высокий мыс"), покорённая 12 июля 2017 года (фотоотчёт здесь).


45. Капоблу, Баланын-каясы, средняя часть Стильской тропы, Массандра и Васильевка.


46. Скальник к северо-западу от Лапаты.


47. Массив Бойка.


48. Оксек-бурун и близлежащий отвесный скальник.


49. Самая верхняя часть хребта Кизил-кая, скалы Иограф-кая, Сююрю-бурун, гребень Могабинского отрога, Ай-Петри и гора Купол.


50. Грунтовка и скальник к западу от вершины.


51. Вид яйлы к северо-востоку от вершины.


52. Крупный план многочисленных скальников на яйле, Эндек, частично видна Бедене-кыр.


53. Восточная часть Ялты, включая центр, район автовокзала и Васильевку.


54. Начинаю спуск с Лапаты и держу путь на Джады-бурун, очень хорошо просматривается грунтовая дорога до самой вершины, а при увеличении фотографии виден ещё и крест.


55. После плавного изгиба тропы и короткого спуска Кемаль временно не виден, но вокруг зелёная яйла.


56. Маленькая сосенка.


57. Перевал Стиля-богаз и гора Джунын-кош. Стильская тропа проходит вдоль диагональной цепочки сосен, протянувшейся ниже центра кадра. При увеличении фотографии тропа частично видна.


58. Отвесный скальник, расположенный вблизи кромки, и гора Оксек-бурун.


59. Джады-бурун и яйла к северу от него.


60.


61. Короткое, но глубокое ущелье между вершинами Лапата и Джады-бурун, чуть ближе к Лапате.


62. Очередное соцветие синяка обыкновенного.


63. Одинокая сосна.


64. Кромка яйлы между Лапатой и Джады-буруном.


65. Маленькая сосенка.


66. Цветочек скабиоза.


67.


68. Несколько рядов скальников и дугообразная промежуточная вершина, небо постепенно затягивается свинцовыми тучами.


69. Группа редких сосен на яйле.


70. После короткого спуска начинается подъём на Джады-бурун. Вид назад, на Лапату. Видно, как кромка яйлы изрезана почти правильным зигзагом с одинаковыми углами, зависящими, очевидно, от кристаллической структуры образующих горы минералов.


71. Общий вид на юго-запад от Ай-Петри до промежуточной вершины.


72. Самые верхние части Лапатинского отрога, хребта Кизил-кая, Иографа и Могабиноского отрога, вершины Эндек, Кызыл-кая, Ай-Петри и Купол.


73. Вид от Могаби до Лапаты, пик Турла-кая здесь виден точно под вершиной Могаби, форма гребня верхней части хребта Кизил-кая во многом повторяет форму гребня Иографа. На самом деле Турла-кая на 209 метров выше Могаби, несмотря на то, что кажется ниже.


74. Парапланерист под кромкой яйлы.


75. Маленькая сосенка, растущая среди стелющегося по земле можжевельника.


76. Обозначенная крестом вершина Джады-бурун уже совсем близко.


77. Невысокие сосны и совсем маленькие сосенки.


Фото 78-93 и видео 2. Виды с вершины Джады-бурун (1422 м), самой высокой точки девятого крымского путешествия.

Видео 2. Видеозапись видов с горы Джады-бурун.


78. Гора Лапата и грунтовая дорога крупным планом.


79. Оксек-бурун (1395 м), имеющий форму вытянутой и гладкой сверху прямой скальной стены с геодезической вышкой в середине.


80. Могаби, Ай-Петри, отроги Кизил-кая и Иограф, видна скала Люка. Эндек и вершины в том же направлении (справа) будут крупнее показаны на следующем фото.


81. Кажется, что "шары" располагаются на горе Эндек, однако это не так. Гора Бедене-кыр находятся почти точно за Эндеком. Чуть левее макушек "шаров" видна гора Рока с тёмно-зелёной точкой на вершине (это сосна). Гору Рока в этом ракурсе трудно отличить от видимого чуть ближе склона горы Эндек, однако она видна, её можно узнать также по хвойной рощице чуть южнее вершины, которая видна ещё на спутниковой карте. Слева Кызыл-кая.


82. Ай-Петри, село Охотничье, станция канатной дороги, видна верхушка Таракташа и отвесные обрывы яйлы рядом с ней, ближе Сююрю-бурун и верхняя часть Кизил-кая.


83. Средняя часть Стильской тропы, утёс Кучук-Капоблу и за ним Васильевка и микрорайон Гува.


84. Васильевка, откуда я пришёл и куда вернулся после посещения Яман-таша, подъёма на яйлу с севера и спуска по хребту Баланын-каясы. Утёс Кучук-Капоблу в нижней части экрана.


85. Джунын-кош и верхняя часть Стильской тропы, вдали Никитская яйла.


86. Кемаль-эгерек (1530 м), окружённый с двух сторон двумя одинаковыми и симметричными треугольными вершинками. В самой правой части кадра видна вторая по высоте гора Крыма Демир-капу (1542 м), покорённая вместе с Кемалем 17 июля 2016 года (фотоотчёт здесь).


87. Кемаль и просторы яйлы к югу и юго-западу от него. Справа вдали - южная часть Гурзуфской яйлы.


88. Поляна Капоблу, хребет Баланын-каясы, восточная часть Ялты (включая Васильевку) и Массандра.


89. Капоблу и Баланын-каясы, через которые я вечером (ещё до заката) спускался, крупным планом. Видна тропа на гребне хребта и скалы, которые нужно обходить.


90. Лесистая долина реки Дерекойки.


91. Общий вид на юго-запад.


92. Вид на запад.


93. Вид на Ялту и нижние части отрогов Кизил-кая и Иограф.


94. Маленькие сосенки и Никитская яйла вдали.


95. Сосновые ветки и шишки.


96.


97. Синий цветочек.


98. Сосенка в траве.


99.


100.


101. Возвышенность на яйле, покрытая можжевельником, и нитка газопровода перед ней.


102. Яйла к северо-востоку от Джады-буруна.


103. Нижняя часть петли серпантина (вид с её верхней части), развилка вглубь яйлы сразу после поворота (я иду именно туда, налево), перевал Стиля-богаз, гора Джунын-кош и за ней, чуть левее - Авинда.


104. Маленькая сосенка среди камней.


105. Скальник, окружённый сплошными зарослями казацкого можжевельника.


106. Фиолетовые цветочки с лепестками очень интересной формы (они называются большой истод).


107. Сосенка и кромка яйлы.


108. Василёк на высоте более 1400 метров.


109. Развилка, я иду налево, вглубь яйлы. Впереди Кемаль, но я через 450 метров ещё раз сверну налево и пойду на Яман-таш (на пути к которому далее имеются ещё две важных развилки). Правое ответвление ведёт на Стиля-богаз (куда я через три с половиной часа подошёл с другой стороны) и вершину Джунын-кош.


110. Скальник на яйле рядом с кромкой, от которой я постепенно удаляюсь.


111. Крупный план каменистой дороги, невысокий вытянутый скальник и тучи.


112. Цветочек герани.


113. Маленькая сосенка.


114. Вид на Джады-бурун с северо-востока, вскоре после поворота под прямым углом в сторону Яман-таша.


115. Дорога и сосенки на фоне тяжёлых туч.


116.


117. Скальник вдоль дороги уже после поворота к вершине 1420 (которую я покорил на обратном пути). Тучи впереди уже совсем чёрные, но я продолжаю двигаться к главной цели похода.


118. Ещё одна каменистая возвышенность.


119. Цепочка небольших скальных мысов слева от дороги.


120. Крупный план вытянутого скальника справа.


121. Дорога на некоторое время плавно поворачивает на северо-запад, и теперь впереди небо почти чистое.


122. Джады-бурун, теперь уже вид почти с севера.


123. Чуть выше центра кадра - Оксек-бурун.


124. Видно, как к северу от яйлы идёт сильный дождь. Когда я чуть позже спускался по грунтовке, то неоднократно слышал гром, однако вскоре после последней развилки дождь и гроза поблизости закончились, и по крайней мере на Яман-таше земля была сухая. В этот день мне очень повезло, что дождь прошёл мимо меня, однако сразу в нескольких походах подряд, начиная с 14 июля, я либо попадал под сильный дождь, либо проходил часть маршрута по мокрым тропам.


125.


126. Загорское водохранилище и далёкие горы с вытянутыми отвесными обрывами за ним.


127. От горы Оксек-бурун Яман-ташский отрог, по которому я иду, отделён горой Яман-таш-дере.


128. Маленькая сосенка. Здесь, через 2300 метров ходьбы по грунтовым дорогам от Джады-буруна, заканчивается яйла и начинается спуск через лес к Яман-ташской седловине. После этого кадра я не вёл фотосъёмку чуть более получаса, проходя через лес.


129. Я почти добрался до Яман-таша. Впереди, за высокими лиственными деревьями, отвесный обрыв его южной кромки. Чтобы попасть на тропу, ведущую на плато, нужно обойти эту скальную стену слева.


130. Незабудки у выхода на маленькое плато Яман-таша.


131.


Фото 132-160. Виды с плато горы Яман-таш.

132. Дерево на кромке плато. Справа от дерева виден Кемаль.


133. Турстоянка на плато. Вершина горы видна между деревьями левее центра кадра, однако для фотосъёмки наилучших видов нужно пройти по траве всего несколько десятков метров на юго-восточную оконечность горы, а затем на её северную кромку.


134. Деревья на краю плато и горы в глубине Крыма за ними. Самые лучшие виды открываются на несколько десятков метров от этой точки, мы чуть позже их увидим.


135. Кемаль и его окрестности. Светит Солнце, от свинцовых туч не осталось и следа. На ближнем плане - юго-восточная оконечность Яман-таша.


136. Крупный план Кемаля, окружённого почти симметричными маленькими вершинками. Яман-таш и Кемаль разделены глубоким оврагом реки Каспаны, притока Качи, впадающего в неё у бывшего села Шелковичного, вблизи Загорского водохранилища.


137. Северные склоны яйлы.


138. Наиболее удалённая от кромки яйлы часть отрога Кемаля и гора Басман, фактически продолжение этого же хребта.


139. Лесистая долина реки Каспана, гора Басман и слева от неё турстоянка "Кермен".


140. Крупный план горы Басман. Прямо за ней - вершина Эклизи-буруна.


141. Два маленьких домика на турстоянке Кермен.


142. Вид на север и северо-запад, на гористую местность, в основном покрытую лесом. Слева вблизи - столбообразная скала рядом с кромкой яйлы.


143. Промежуточная вершина чуть правее Кемаля.


144. Северная часть отрога Кемаля крупным планом.


145. Покрытые лесом горы к северу.


146. Гора Джин-баир (возвышенность вблизи, покрытая хвойным лесом).


147. Основная дорога этой местности, окружённая лиственным лесом.


148. Крупный план столбообразной скалы на кромке плато.


149. Просто лес вокруг Яман-таша, его лиственные и хвойные участки.


150.


151. Сосна, растущая из отвесного скального склона Яман-таша.


152. Общий план с кромкой плато, соснами и долиной реки Каспаны.


153. Короткое, но глубокое ущелье с отвесными бортами, разрезающее северную кромку Яман-ташского плато.


154. Сосна теперь уже на юго-восточной оконечности плато и лиственный лес на Яман-ташском отроге за ней.


155. Горы к северу от Яман-таша.


156. Возвышенности к северо-западу и деревья, частично закрывающие обзор с плато с западной стороны.


157. Северные лесистые склоны Ялтинской яйлы к западу от Яман-ташского отрога.


158. Ещё более западная часть яйлы и массив Бойка.


159. Возвращаюсь к выходу с плато мимо группы лиственных деревьев, растущих вдоль кромки, и одинокой сосны.


160. Западный склон Яман-ташского отрога и небольшая часть северного края яйлы.


162. Поляна, на которой от грунтовой дороги ответвляется слабо читаемая тропа к Яман-ташу. От выхода с Яман-ташского плато я дошёл до этой развилки за 20 минут. Направляясь с Яман-таша на яйлу, здесь нужно поворачивать направо.


163. Фиолетовые цветочки на лесной дороге, относительно круто поднимающейся обратно на Ялтинскую яйлу.


164.


165. Ещё один цветочек очень интересной формы.


166. Колокольчик перед самым выходом на яйлу с севера, на высоте 1330 метров, в 20 минутах ходьбы от поляны и почти на 200 метров выше неё.


167. Я вернулся на Ялтинскую яйлу, впереди скальник, дорога обходит его слева.


Третья часть фотоотчёта (о переходе через Ялтинскую яйлу с севера на юг с покорением вершины 1420 и горы Джунын-кош) находится здесь, четвёртая часть (о спуске в Васильевку по хребту Баланын-каясы) здесь.

Поход Кутузовское оз. - Саурган -Эклизи-бурун - Ак-бурун - Ангар-бурун - Беш-куба -Красная тропа,ч.2

Продолжение фотоотчёта о крымском горном походе на Верхнее и Нижнее плато Чатыр-дага с посещением вершин Эклизи-бурун, Ак-бурун, Ангар-бурун и Куба-кая, подъёмом через Кутузовское озеро, поляну Саурган и перевал Дорофеева и спуском по Красной тропе 19 апреля 2018 года. Первая часть фотоотчёта (от Ангарского перевала до поляны Саурган, с картой похода от Ангарского перевала до Ангар-буруна) находится здесь. Во второй части я расскажу о подъёме на Эклизи-бурун с поляны Саурган и покажу все виды с главной вершины Чатыр-дага с подробным их описанием.

Подъём на Чатыр-даг (сначала на траверсирующую склон верхнего плато грунтовую дорогу) с Саургана начинается в западной части поляны, в нескольких десятках метров от родника, на развилке двух малозаметных дорог (идти нужно вверх). Чуть позже тропа сначала становится более читаемой, потом заходит в лес и постепенно исчезает. Нужно пройти всего около 100 метров по лесному бездорожью, чтобы выйти на открытое пространство с низкой травой, по которой весьма удобно идти, несмотря на отсутствие тропы. Дорога сразу становится видна, и до неё после выхода из леса нужно пройти чуть более 200 метров - сначала на северо-восток, огибая маленькую рощу, а потом уже на северо-запад, в направлении горы Эчки-хая, с плоской вершины которой начинается собственно подъём на Чатыр-даг через перевал Дорофеева. Достигнув грунтовки, по ней нужно идти на запад, и почти сразу от неё вправо ответвляется слабо читаемая тропка. Это и есть подъём на Чатыр-даг с юга! Вскоре тропа станет значительно более широкой и заметной. Сначала тропа проходит через плоскую и наклонную вершину горы Эчки-хая, на которой я снял видео 1, а затем поднимается по правому борту относительно неглубокого ущелья (при подъёме правый борт кажется левым, а дно ущелья и его противоположный, левый склон находятся справа). Подъём относительно пологий и удобный, высота набирается довольно быстро. Например, пройдя, как мне казалось, совсем небольшое расстояние от грунтовки, я был приятно удивлён, что уже забрался выше Головы Коня (по разным данным, 1196 или 1197 метров), притом, что поляна Саурган, как я уже знал во время похода, расположена ниже 1000 метров, а от поляны до дороги подъём не такой уж продолжительный (до входа в лес он ощутимый, но короткий, а после - до развилки перепада высот почти не заметно). Осознание того, что я уже выше Ат-баша, мне резко прибавило положительных эмоций, и до Эклизи-буруна я дошёл радостный и счастливый. Заключительный отрезок подъёма на верхнее плато (после развилки) и на главную вершину, несмотря на существенную по сравнению со всеми предыдущими частями маршрута разницу высот, кажется на удивление коротким после длинного перехода от Ангарского перевала до Саургана и Эчки-хая. Лишь небольшой участок подъёма (как раз в районе 1200 метров над уровнем моря) проходится по каменистой тропинке, а затем до самой вершины можно идти по земле с отдельными небольшими и не мешающими идти камнями. В трёх местах тропу пересекают скальники, тоже достаточно легко преодолимые. Я их назвал Первой, Второй и Третьей ступенью южного склона Чатыр-дага - по аналогии с тремя ступенями Эвереста, за восхождениями на который я внимательно слежу каждый год. В апреле в Гималаях как раз начинался сезон экспедиций, и я иногда читал некоторые комментарии альпинистов, находясь в Крыму, в том числе, во время и сразу после моего предыдущего похода по тропе Керезла. Мне удалось сфотографировать две ступени южного склона Чатыр-дага из трёх - скорее всего, первую и третью, на высотах около 1250 и 1360 метров соответственно (фото 43 и 73). Каждая из них состоит из некого подобия отдельных маленьких ступенек, что упрощает подъём по ним, а между скальниками тропа очень удобная и даже не очень крутая. Преодоление третьей ступени означает выход на Верхнее плато - типичные для Чатыр-дага виды открываются сразу после неё. Стоит отметить, что тропа через перевал Дорофеева достигает кромки яйлы совсем рядом с главной вершиной массива горой Эклизи-бурун, в отличие от маршрута через юго-восточный склон. На Верхнем плато вначале находится слияние с тропой от "Крепости", а чуть позже, почти перед самой вершиной - главной дорогой хребта, соединяющей Эклизи-бурун и Ангар-бурун. На заключительной части подъёма (после выхода на плато), как и на первых сотнях метров после развилки на Эчки-хая, дул очень сильный ветер, однако он мне не мешал продвигаться дальше, я шёл в капюшоне. Напротив, середина южного склона и сама вершина (кроме её северной оконечности) являются фактически безветренными местами, их потоки воздуха огибают на некоторой высоте над землёй. Перепад высот от перевала Дорофеева до Эклизи-буруна существенный, однако подъём мне показался гораздо более лёгким и пологим, чем во время первого похода.

1. Начало подъёма с поляны Саурган на Эклизи-бурун, слева - множество кустов с белыми цветочками.


2. За цветущими кустами - западная часть Бабугана.


3. Место для привала на поляне Саурган.


4. Весь Бабуган, хребты Конёк и Синаб-даг (в первой части я более подробно пишу об их вершинах).


5. Чёрная гора, Чучели и Гурзуфская яйла совсем вдалеке.


6. Самая северная часть Саурганской поляны, здесь тропа поднимается в северо-восточном направлении.


7. Перед входом в лес тропа плавно поворачивает на север.


8. Лесные цветочки.


9. Маленький каменный тур с вертикальной палкой указывает направление подъёма на огибающую Чатыр-даг грунтовку (или спуска на Саурган).


10. Гора Казу-кая высотой 1108 метров, которую по пути на Саурган я обошёл с юга. Если на развилке в лесу пойти направо, минуя Саурган, то можно обогнуть эту гору с севера и, вероятно, сфотографировать виды с её плоской вершины, немного сойдя с дороги.


11. Склоны Чатыр-дага восточнее перевала Дорофеева.


12. Небольшая рощица, которую желательно обойти с востока по низкой траве (здесь видны камни, но на большей части пути от Саургана до грунтовки их нет).


13. Гора Казу-кая остаётся справа.


14. Видна Южная Демирджи и частично Северная.


15. Скальный обрыв Эклизи-буруна. Справа уже видно ущелье, по которому я буду подниматься на Верхнее плато.


16. Выход на грунтовку на склоне Верхнего плато. На востоке Южная Демирджи.


17.


18. Ответвление тропы на Верхнее плато. Через 100-200 метров она станет гораздо более читаемой.


19. Южные обрывы Верхнего плато, подняться можно по зелёному ущелью. В его верхней точке - перевал Дорофеева.


20. Общий вид на восток.


21. Гора Казу-кая (справа) и грунтовка, огибающая склон. Слева видны две поляны, с ближней из которых я вёл съёмку Бабугана. За ними - Южная Демирджи.


22. Южные обрывы Чатыр-дага, слева ущелье для подъёма.


23.


24. Скальная стена Эклизи-буруна.


Видео 2. Виды с горы Эчки-хая.


Описание видео:
00:00 - Эклизи-бурун
00:22 - дальнейший подъём на верхнее плато
01:20 - Южная Демирджи
01:40 - гора Кастель
01:52 - горный массив Бабуган
01:57 - Гурзуфская яйла

25. Чучельский перевал, Малая Чучель и за ней - Гурзуфская яйла. Треугольный пик Демир-капу правее центра кадра.


26. Справа - часть Чёрной горы, за ней - Большая Чучель и ещё дальше - Кемаль. Слева гора Эгер-тепе (1497 м) на северной кромке Бабугана.


27. Скалы под Эклизи-буруном и дальнейшее направление подъёма. Нужно обойти отвесные обрывы справа.


28. Весь Бабуган как на ладони, слева Кастель. Маленький треугольничек с остатками снега за Коньком - это Зейтин-кош. Полукруглый Роман-кош виден за Чучельским перевалом ближе и левее Гурзуфской яйлы.


29. Короткий каменистый участок тропы. Далее, несмотря на наличие трёх скальных ступеней, тропинка перед ними и между ними самая обычная, земляная.


30. Перед Чёрной горой - дугообразная поляна Узун-Алан.


31. Скалы к востоку от тропы и одинокая сосна.


32. Юго-западный склон Чатыр-дага ниже скальных обрывов. Вдали - возможно, вершины северной кромки Ялтинской яйлы.


33. Тропа, сосна и каменистый склон.


34. Скала справа от тропы. Слева между огромными камнями растёт казацкий можжевельник.


35. Бабуган, Конёк, Чёрная гора, Чучели, Гурзуфская яйла. Вблизи Эчки-хая.


36. Алушта, Кастель, Казу-кая, Изобильненское водохранилище.


37. Стелющаяся по земле хвоя казацкого можжевельника и травянистое растение с маленькими листочками.


38. Интересный цветок.


39. Плоская вершина Казу-кая и Изобильненское водохранилище.


40. На южном склоне Чатыр-дага продолжают распускаться листья.


41. Скальный обрыв вблизи Эклизи-буруна. Справа видна тропа.


42. Ущелье и казацкий можжевельник.


43. Первая ступень южного склона Чатыр-дага.


44. Ущелье и его склоны.


45. Тропа, кусты, скалы и можжевельник. Скала чуть левее центра кадра очень похожа на Верхний Чака-тыш около Еврейской тропы.


46. Ущелье и каменистый склон с противоположной его стороны.


47.


48. По мере набора высоты названные выше дальние горы становятся видны всё лучше и лучше. Большая Чучель почти сливается с Кемалем. Вблизи Эчки-хая (Саурган за ней пока не виден) и две чуть более дальние поляныю


49. Алушта, Изобильное, Кастель, Казу-кая.


50. Скальный обрыв рядом с Эклизи-буруном и склоны, покрытые можжевельником.


51. Эчки-хая и большая безымянная поляна рядом с Саурганом.


52. Вид в сторону Чучельского перевала и большинства крымских полутроатысячников. Очень интересно Кемаль виднеется за Большой Чучелью. Слева становится видна гора Валентина (1540 м).


53.


54. Роман-кош и ближайшие окрестности. При увеличении фотографии уже виден каменный тур на вершине.


55. Две Чучели, Гурзуфская яйла и Кемаль.


56. Склон, поросший можжевельником, Чёрная гора и совсем слева Чучели.


57. Тропа и скалы.


58. Нижняя часть ущелья и травянистый склон с редкими кустами, откуда начинался подъём.


59.


60. Более общий вид. Западная часть Бабугана, Казу-кая, Кастель, Эчки-хая.


61. Вид на все полуторатысячники Крыма, кроме Эклизи-буруна, который за спиной справа, и на хребты Синаб-даг (включающий Чёрную гору и Чучели) и Конёк.


62. Эти же горы (включая полуторатысячники) более крупным планом.


63.


64. На противоположный борт Ущелья уходит узенькая тропка. Но мне на неё не надо, я собираюсь после выхода на яйлу идти налево, на Эклизи-бурун.


65. Тропа и зелёные верховья ущелья.


66. Юго-западный склон Эклизи-буруна.


67. Ущелье, Казу-кая, Эчки-хая, Изобильненское водохранилище и Бабуган.


68. По мере подъёма поляна постепенно отдаляется от вершины Эчки-хая.


69. Тропинки, уходящие на северо-восток.


70.


71. Яйла, покрытая можжевельником.


72.


73. Третья ступень на тропе знаменует выход на яйлу.


74. Вид на ущелье сверху. А также на Алушту, Кастель, западную часть Бабугана, горы Казу-кая и Эчки-хая и огибающую склон Верхнего плато грунтовую дорогу (с которой я сошёл на левое ответвление, чтобы посетить поляну Саурган и одноименный родник).


75.


76. Самые верхушки обрывов Южной Демирджи над Верхним плато Чатыр-дага.


77. Вершина Эклизи-буруна с близкого расстояния. Видна тропа, скалу нужно будет обойти справа.


78. Более крупный план. Хорошо заметен стелющийся по земле казацкий можжевельник. Во время этого похода я понял, что он растёт почти на всём Верхнем плато - после первого восхождения мне казалось, что только небольшими рощицами, в основном у Ангар-буруна.


79. Интересное фиолетовое растение.


80. По мере набора высоты вновь становится видно Демирджинское седло, где я побывал 18 июля 2015 года.


81. Скальник с противоположной стороны перевала Дорофеева.


82. Типичный вид Верхнего плато Чатыр-дага с можжевельником и отдельными вершинками, образованными светло-серой скальной породой.


83. Последние остатки снега в котловине на Верхнем плато.


84.


85. Выходящая из ущелья узкая, но очень удобная и хорошо читаемая тропа и Северная и Южная Демирджи вдали.


86. Много-много можжевельника и небольшой скальник.


87.


88. Слева пик Ак-бурун. Через час я уже буду стоять на его вершине.


89. По яйле проходит тропа от "Крепости", "Динозавра" и Буковой поляны. Именно по ней я шёл на вершину 12 июля 2015 года. Чуть позже она соединится с тропой через перевал Дорофеева, по которой я иду.


90.


91. Алушта и ближайшие окрестности: Нижняя Кутузовка и часть Изобильного.


92. Очень редкие для верхнего плато сосны и небольшой скальник.


93. Ангар-бурун и проходящая через яйлу тропа на его вершину.


94. Слева тропа Эклизи-бурун Ангар-бурун, справа - "Крепость" - Эклизи-бурун.


95. Ак-бурун освещён солнцем.


96. Выход на широкую тропу - наиболее быстрый маршрут из цивилизации до Эклизи-буруна.


97.


98. Ещё две невысоких сосны, продолжение вытянутого скальника и остатки снега.


99. Сосенка и часть скальника за ней крупным планом.


100. Ещё одна небольшая сосенка, противоположная часть вытянутого скальника и тропа.


101. Общий вид верхнего плато. Можно заметить, что на склонах вершин можжевельника гораздо больше, чем в центральной, более ровной части плато. А ещё больше его на освещённых солнцем южных склонах, которых здесь почти не видно. Редкие сосны растут небольшим поясом вокруг Эклизи-буруна.


102. Ак-бурун и окрестности. Вдали - Долгоруковская яйла.


103. Самая верхняя часть подъёма на Эклизи-бурун. Уже видны Симферополь и Перевальное.


104. Вершина уже совсем близко. Тропа идёт на небольшом расстоянии от обрывистого южного склона горы.


105. Яйла в окрестностях вершины.


106. Тропа и северная часть Верхнего плато. Чуть правее центра кадра - пик Ак-бурун.


107.


Фото 108-157 и видео 2-3. Виды с вершины Эклизи-буруна.

Видео 2. Виды с вершины Эклизи-бурун (1527 м), часть первая.


Описание видео:
00:32 - село Лучистое
00:38 - Алушта, Изобильное
00:44 - Изобильненское водохранилище
00:59 - Алушта
01:06 - Кастель
01:12 - Бабуган
01:31 - Зейтин-кош (1537 м)
01:42 - Роман-кош (1547 м, по другим данным 1545)
01:52 - Гурзуфская яйла

Видео 3. Виды с вершины Эклизи-бурун (1527 м), часть вторая


Описание видео:
00:00 - Бабуган, Гурзуфская яйла, Большая и Малая Чучели
00:52 - скалы Эчки-хая и поляна Саурган, через которые я проходил
00:57 - поляна Саурган крупным планом
01:33 и 01:40 - Южная Демирджи
01:35 - Северная и Южная Демирджи вместе
01:49 - Северная Демирджи, за ней левее - Тырке-яйла
02:00 - видны тропы на верхнем плато к Ангар-буруну и к спуску через "крепость"
02:09 - Ангар-бурун
02:23 - Тырке-яйла
02:38 - Ак-бурун
03:09 - вдалеке Симферополь

108. Алушта, Нижняя Кутузовка, Изобильное. Вблизи - южная часть Саургана, Казу-кая и огибающая грунтовка.


109. Поляна Узун-Алан.


110. Безымянная поляна к югу от Саургана.


111. Весь Бабуган, справа - Гурзуфская яйла, ещё правее - Ялтинская яйла. Видны все остальные полуторатысячники Крыма. Хорошо заметен, в частности, Кемаль, который теперь виден правее Большой Чучели, так как я переместился чуть западнее.


112. Крупный план от западной части Бабугана до северо-восточной части Ай-Петринской яйлы. Вблизи Чёрная гора, чуть дальше Большая и Малая Чучель - вершины хребта Синаб-даг. Слева горы Валентина, Бойнус-тепе, Учурум-кая и немного отстоящий от них полукруглый Роман-кош, чуть-чуть ближе - Эгер-тепе. Правее хорошо заметны Деир-капу и Кемаль-эгерек, дальше вправо отходит видимая поперёк широкая часть Ялтинской яйлы (Дерекой-яйла), заканчивающаяся вершиной Оксек-бурун. Этот обращённый на север отрог закрывает Ай-Петри и все вершины включительно до Сююрю-буруна, но между Кемалем и Оксек-буруном видны Джунын-кош, Джады-бурун и, возможно, Лапата. Правее Оксек-буруна, ещё дальше - два маленьких возвышения - это Эндек и Сунгурта, первый из них закрывает гору Рока, которую не видно. В самой правой части кадра - гора Бедене-кыр, за ней находится не видимый отсюда Ат-баш.


113. Весь Бабуган, Гурзуфская яйла и Кемаль, хребты Конёк и Синаб-даг.


114.


115. Каменный столбик, обозначающий вершину.



116. Более общий вид в направлении Алушты и южного подножия Чатыр-дага. Поляна Саурган, с которой я пришёл, ниже центра кадра.


117. Часть скального южного обрыва Эклизи-буруна, обе вершины Демирджи, Тырке-яйла (вдалеке слева) и село Лучистое (справа).


118. Крупным планом Южная Демирджи и чуть меньший по высоте скальный мыс совсем рядом с Эклизи-буруном.


119. Нижнее плато и село Перевальное за ним, справа - часть Долгоруковской яйлы.


120. Пик Ак-бурун и Долгоруковская яйла за ним.


121. Северная Демирджи (видны пассивные ретрансляторы и скала Козырёк), левее и дальше - Тырке-яйла.


122. В центре кадра - Ангар-бурун, который я тоже в этом походе посетил. Чуть левее хорошо видна ложная вершина Ангар-буруна, которую из средней и северной частей Верхнего плато очень легко принять за настоящую. Спрарва Тырке-яйла.


123. Более общий вид. Ангар-бурун, расходящиеся тропы к нему и к "Крепости", справа Северная Демирджи, между этими двумя вершинами - вся Тырке-яйла, левее Ангар-буруна - Долгоруковская яйла.


124. Ещё более крупный план Южной Демирджи - на мой взгляд, самой красивой вершины Крыма, наряду с Ай-Петри, Турла-кая, Лапатой, Ат-башем и Эклизи-буруном, с которого ведётся съёмка.


125. Ангар-бурун (видна тропа на вершину) и северо-западная часть Тырке-яйлы.


126. Крупный план настоящей и ложной вершин Ангар-буруна.


127. Верхнее плато от Ак-буруна до Ангар-буруна.


128. Общий вид на северо-восток.


129. Гора Таз-оба в самой северной части Нижнего плато (до неё чуть больше 10 километров), за ней сёла Заречное и Перевальное, слева часть Симферополя.


130. Вид чуть восточнее, скальник на Верхнем плато, далее Нижнее плато и ещё дальше - просторы севернее Перевального.


131. Симферополь и Симферопольское водохранилище. Всего за три дня до похода перед концертом с участием любимой Елены Терентьевой я впервые гулял по центру этого прекрасного города.


132. Сёла Пионерское, Доброе и Краснолесье (последнее поменьше и поближе) и восточная окраина Симферополя.


133. Ангар-бурун и Тырке-яйла.


134. Общий вид на восток.


135. Казу-кая, Эчки-Хая и часть поляны Саурган.


136. Маленький посёлок Розовый рядом с Изобильным.


137. Село Лучистое у подножия Южной Демирджи крупным планом.


138. Алушта.


139. Центральная часть Бабугана, Зейтин-кош и окрестности.


140. Просто лиственный лес.


141. Северо-восточная часть Верхнего плато с пиками Ак-бурун и Ангар-бурун.


142. Ангар-бурун, Тырке и Северная Демирджи.


143.


144. Скальник на западном склоне Эклизи-буруна и лес за ним.


145. Общий вид на запад, на покрытые лесом горы.


146. Верховья долины Альмы.


147. Памятный знак рядом с вершиной Эклизи-буруна.


148. Памятная табличка группе "Витязи" на северном отроге Эклизи-буруна.


149.


150. Слева - перечисленные выше вершины от Роман-коша до Бедене-кыр, справа, а также вблизи - верховья долины Альмы. Две самые заметные полукруглые вершины - это Роман-кош и Кемаль.


151. Общий вид на восток.


152. Памятный знак группе "Витязи" крупным планом.


153. Вблизи - тропа на север, на Ак-бурун с ответвлением на Нижнее плато. Справа разветвляются тропы к "Крепости" и Ангар-буруну. Почти всё Верхнее плато как на ладони.
DSC01598

154.


155. Западные склоны Верхнего и Нижнего плато, справа - гора Таз-оба.


156. Симферополь, сёла к юго-востоку от города и гористый лес к северу от горы.


157. Небольшой участок смешанного горного леса крупным планом.


Третья часть фотоотчёта (о Верхнем плато после начала спуска с Эклизи-буруна) находится здесь. Четвёртая часть (от южного склона Ангар-буруна до Сосновки) здесь.

Крым-2017, поход 20 июля, часть 4: горы Ай-Валенти, Шапка-кая, Шишко, Ай-Петри, Мисхорская тропа

Четвёртая часть фотоотчёта о моём крымском горном походе по Ялтинской и Ай-Петринской яйлам с подъёмом по Узенбашской тропе, спуском по Мисхорской тропе и посещением вершин Сююрю-бурун, Кызыл-кая, Рока, Ай-Валенти, Шапка-кая, Шишко и Ай-Петри 20 июля 2017 года.

Часть первая (Узенбашская тропа до начала лесного серпантина): https://wolframmos.livejournal.com/82398.html

Часть вторая (два верхних участка Узенбашской тропы и виды с горы Сююрю-бурун): https://wolframmos.livejournal.com/82544.html

Часть третья (горы Кызыл-кая и Рока): https://wolframmos.livejournal.com/82797.html

После фото- и видеосъёмки и привала на вершине горы Рока я отправился на расположенную на кромке яйлы гору Ай-Валенти (1284 м) - почти тем же путём, что и 1 октября 2016 года, однако после посещения этой вершины пошёл в сторону Ай-Петри по гораздо более интересному маршруту - продолжая двигаться по кромке яйлы, с покорением горы Шапка-кая. Как и во время первого похода по этим местам, я спустился с горы Рока на основную грунтовку и прошёл по ней на юго-запад чуть более 700 метров (из них последние 400 - вдоль стены, некоторые участки которой располагаются совсем рядом с дорогой, фото 79-85). Затем я завернул налево на тропку и по ней добрался до кромки яйлы и уже по краю плато дошёл до вершины Ай-Валенти, виды с которой представлены на фото 98-107, следующие снимки (108-119) сделаны уже в первые две трети пути до следующей цели похода горы Шапка-кая. Самый важный момент пути вдоль кромки - это именно точка через 600 метров после Ай-Валенти, когда тропка вдруг начинает очень плавно сползать с яйлы на склон, отклоняясь от прорисованного в Викимапии маршрута. Я не знаю, куда можно прийти, если никуда не сворачивать, но, возможно, это было ответвление от Таракташской тропы. Не исключено, что по этой тропке можно попасть на красивую поляну, окружённую высокими обрывами (фото 106, 117). Однако, поскольку я запланировал двигаться по кромке, мне пришлось сойти с этой медленно уходящей вниз тропки и чуть-чуть подняться в нужном мне направлении горы Шапка-кая по бездорожью, однажды даже пробравшись через очень густые заросли. И через несколько десятков метров я вновь оказался на тропинке, теперь уже идущей, как мне и было надо, по краю плато. До вершины Шапка-кая оставалось пройти около 300 метров. Виды с горы Шапка-кая изображены на фото 125-141 и видео 3.

77. Сосна и овальная роща казацкого можжевельника.


78. Сосна на грунтовке.


79. Стена и сосны.


80.


81.


82.


83. Ай-Петри и Ат-баш. Между ними сосны.


84.


85. Молодая сосенка, стена, лесистый склон горы Ай-Валенти, небо и парапланерист.


86. Сосновая хвоя и шишки на высоте почти 1280 метров.


87. Немного другие шишки.


88.


89. Невысокие сосны вблизи кромки яйлы.


90. Скальный обрыв яйлы. Частично виден Таракташ. За ним - Могабинский отрог.


91.


92. Вид на Ялту, снятый в 200 метрах от вершины Ай-Валенти.


93. Тропа вдоль кромки яйлы (справа) прорывается через густые заросли можжевельника. Идти по тропе получается гораздо медленнее, чем по основной яйлинской грунтовке, однако с этого маршрута открываются несоизмеримо более интересные виды.


94. Вид на северо-восток (оригинал здесь). Видны Кызыл-кая, Джады-бурун, Кемаль, Демир-капу, Авинда и Сююрю-бурун.


95. Вершина Ай-Валенти уже совсем близко. Впереди геодезический знак. Слева Шапка-кая, дальше Охотничье и Ай-Петри.


96.


97. Могаби, Шапка-кая и верхняя часть Таракташского отрога. Ай-Валенти справа.


98. Вид на Ялту с вершины Ай-Валенти (оригинал здесь). Вблизи хребет Ставрея, за ним слева Иограф.


99. Плешина пожара на хребте Иограф крупным планом. Хорошо видны Жёлтый мыс и обходная грунтовка, по которой я спускался во время осеннего похода, в том числе, развилка, где надо сворачивать вниз.


100. Район Поляны сказок.


101. Могабинские водохранилища.


102. Триангуляр на вершине, за ним - Шапка-кая и Ай-Петри.


103. Сююрю-бурун, Джунын-кош, Кемаль-эгерек, Демир-капу. Видна самая верхняя часть хребта Кизил-кая.


104. Шапка-кая, Таракташский отрог, Могаби.


105. Следующая цель похода, Шапка-кая, крупным планом.


106. Окружённая отвесными обрывами небольшая ровная площадка чуть восточнее Таракташского отрога.


107. Шапка-кая, Охотничье и Ай-Петри.


108. Ущелье в кромке яйлы у самой вершины.


109. Ущелье и вид на Ялту.


110. Вид на вершину Ай-Валенти с юга, справа - средняя часть хребта Иограф.


111. Вид на Ялту вместе с двумя вытянутыми ветками сосны. Слева Ставри-кая.


112. Скальный обрыв Ай-Валенти. Справа чуть-чуть видны Кызыл-кая и Джады-бурун.


113. Склоны яйлы и далёкие вершины (перечисленные выше). Кызыл-кая слева. Вновь видна большая осыпь Мартин-коша.


114.


115.


116. Сосна, наклонившаяся к морю.


117. Скальные обрывы небольшого отрога вблизи Таракташа.


118. Более общий план с горой Могаби.


119. Сосны на кромке яйлы. Снова вышло солнце.


120. Уже очень близко Таракташ, за ним - гора Могаби. Видно Таракташское окно.


121. Кромка яйлы, вдоль которой я шёл.


122. Освещённая солнцем гора Кызыл-кая крупным планом.


123. Могабинские водохранилища в солнечном свете.


124. Восточная часть Таракташа круаным планом.
э

125. Вершина горы Шапка-кая, 1233 метра, всего на метр ниже Ай-Петри.


126. Сосна на небольшом мысе, за которой находится Ялта.


127. Скала, напоминающая голову какого-то вымышленного животного.


128. Вид с вершины Шапка-кая на северо-восток:склоны яйлы и отроги, а также далёкие вершины. Особенно заметны Иограф и красивая поляна на Таракташском отроге, заканчивающаяся с другой стороны высоченным обрывом. Видны не только Кызыл-кая Сююрю-бурун, но и по-прежнему Джады-бурун, Кемаль-эгерек и Джунын-кош друг над другом, Демир-капу и Авинда, а также отроги Баланын-каясы и Оксек (но не Оксек-бурун - его закрывает Кызыл-кая). Хребет Кизил-кая не виден, скрыт за Иографом. Оригинал здесь.


129. Кызыл-кая, вид с Шапка-кая.


130. Поляна на отроге крупным планом. Очень хотелось бы узнать подробную информацию об этой поляне, как она называется и как на неё попасть.


131. Охотничье, Ай-Петри, покрытая лесом яйла и её обрывы.


132. Более общий план. Вблизи видна тропа, выходящая на яйлу совсем рядом с вершиной Шапка-кая и на спуске ещё раздваивающаяся. Я предполагаю, что, скорее всего, эта тропа ответвляется от Таракташской.


133. Бедене-кыр.


134. Ближайший участок кромки яйлы.


135. Крупный вид на Сююрю-бурун, Джады-бурун, Джунын-кош, Кемаль-эгерек, южную часть Гурзуфской яйлы и большая осыпь Мартин-коша. Видны все большие отроги Ялтинской яйлы, кроме Кизил-кая.


136. Гора Ай-Валенти, с которой я только что пришёл, высотой 1284 м (по другим данным 1285 м).


137. Вид на Ялту, теперь уже солнечную. Слева Ставри-кая, справа часть Таракташа.


138. Гора Могаби, сосны на холме и небольшая часть хребта Таракташ.


139. Много сосен и Кызыл-кая.


140. Очень красиво освещённая гора справа от Бедене-кыр.


141. Снова Ай-Петри, но очень красивый вид в плане освещения.


Видео 3. Видеозапись видов с вершины горы Шапка-кая (1233 м).


Описание видео:
00:25 - гора Кызыл-кая
00:32 - Джады-бурун, вблизи - Сююрю-бурун
00:36 - Кемаль-Эгерек и Демир-капу
00:55 - плешина пжпра на хребте Иограф, через которую я поднимался
01:03 - микрорайон Васильевка
01:15 - центр Ялты
01:25 - вся Ялта как на ладони
01:40 - скала Ставри-кая
02:19 - село Охотничье и Ай-Петри
02:34 - верхняя часть Могабинского отрога
02:38 - гора Могаби
02:49 - кромка яйлы совсем рядом с вершиной Шапка-кая, восточная ветвь Таракташской тропы
03:05 - часть Таракташа
03:07 - Верхнемогабинское и Нижнемогабинское водохранилища

Закончив съёмку на вершине Шапка-кая, я направился дальше по тропинке к верхней точке Таракташского маршрута, пройденного ровно двумя годами ранее, 20 июля 2015 года (фотоотчёт здесь). До этого ориентира от вершины ровно полкилометра, и я шёл мимо замечательных сосен, освещённых вышедшим во второй половине дня солнцем (фото 142-143). Из этого же района открываются самые лучшие на кромке яйлы виды на Таракташ (фото 145-149).

142.


143.


144. Одиноко стоящее здание в лесу около озера Бараколь.


145. Таракташ. За ним Иограф и Баланын-каясы.


146. Видна обходная грунтовка на Иографе.


147.


148. Вдали видны хребет Баланын-каясы и Васильевка.


149. Обрывы яйлы и Таракташ.


Дальнейший путь на гору Ай-Петри подробно описан на сайте "Тропы Крыма". Я шёл абсолютно так же, как и ровно двумя годами ранее, однако мне было очень интересно вновь увидеть эти окрестности любимой вершины и в пятый раз покорить её, а также заметить и запечатлеть многие детали, на которые во время второго крымского путешествия я ещё не обратил внимание. Из двух троп, соединяющихся у тура камней, я вновь выбрал левую, чтобы пройти ещё 200 метров по кромке яйлы и сделать ещё несколько кадров склонов и обрывов плато (фото 151-152). Затем тропа ведёт вглубь яйлы, где мне встретился замечательный жук (фото 155-156), и выходит на яйлинскую грунтовку (фото 157-159). До следующей, предпоследней цели похода - скалы Шишко (1186 м) - нужно пройти около 1700 метров по удобной дороге. Напомню, что смотровая площадка Шишко рядом с выходом на яйлу дороги Ялта- Бахчисарай огорожена каменными перилами и связана с дорогой короткой лестницей. Виды со скалы Шишко представлены на фото 160-165. Далее показаны основные ориентиры на пути от смотровой площадки к вершине Ай-Петри: знак "Ай-Петринский меридиан" (фото 167) и недействующий ветрогенератор (фото 168).

150. Гора Шапка-кая. Снимок сделан чуть позже выхода Таракташской тропы.


151. Гора Могаби.


152. Обрывы яйлы западнее выхода Таракташской тропы.


153. Ещё один вид Могабинских водохранилищ. По мере изменения времени суток (день-вечер) и погоды (облачно-ясно) цвет их водной глади постоянно меняется.


154. Сосны, справа Таракташ.


155. Жук на тропе.


156.


157. Основная яйлинская грунтовка между ответвлением на Таракташ и селом Охотничьим.


158.


159.


160. Вид на Ялту. Хорошо заметны Васильевка и Аутка. Вдали Медведь-гора (Аю-даг).


161. Более общий план.


162. Автор этих строк на смотровой площадке Шишко.


163.


164.


165. Гора Могаби и Ялта.


166. Вид вглубь яйлы. Правее центра кадра - гора Рока.


167. Знак "Ай-Петринский меридиан".


168. Недействующий ветрогенератор.


169. Легкомоторный самолёт над Ай-Петринской яйлой.


170. Грунтовка от скалы Шишко, выходящая на асфальтовую дорогу у телеретранслятора.


171. Дорога на предвершинное плато.


172. Горы Ай-Петри и Вестрон.


173. Вершина Ай-Петри крупным планом. Видны туристы.


174. Небольшой мыс, сосны и чистое небо.


175. Так выглядело пердвершинное плато полгода назад. Торговых точек уже нет. Но судя по более новым видеозаписям, сейчас территорию благоустроили.


176. Нижняя часть короткой тропы на вершину.


177. Автор этих строк на вершине Ай-Петри.


Фото 178-188. Виды с вершины Ай-Петри.

178. Алупка, восточная часть города виден Воронцовский дворец.


179. Центр Алупки, виден храм Михаила Архангела.


180. Симеиз, гора Кошка, скала Дива, посёлок Кацивели.


181. Вся Алупка как на ладони (оригинал здесь).


182. Алупка и Симеиз.


183. Вид вглубь яйлы.


184. Вид на северо-восток, заметна гора Кызыл-кая.


185. Зубцы Ай-Петри. Справа Мисхор.


186. Мисхор и часть Гаспры. Видна развилка автодорог, к которой я спустился по Мисхорской тропе. Слева Ласточкино гнездо. Оригинал здесь.


187. Мисхор крупным планом.


188. Гаспра, в частности, Ласточкино гнездо.


189. Сосны вблизи кромки обрыва.


190. Гаспра, вид со смотровой площадки на предвершинном плато.


191. Гаспра, Кореиз, Мисхор и сосны над обрывом.


192. Кореиз и Мисхор.


Я спускался с яйлы по Мисхорской тропе, так же, как и после осеннего похода, когда шёл от Ай-Валенти до Ай-Петри напрямую, без заходов на Шапка-кая и на Шишко ввиду меньшей длины светового дня. В этот раз я твёрдо решил увидеть сосну-самолёт (фото 197-199), поэтому первые 100 метров старался идти вблизи кромки обрыва. Сфотографировав сосну, я почти сразу зашёл в лес, однако периодически тропа выходила на открытые пространства, откуда наблюдались склоны яйлы (фото 200-203), а также Ялта и окружающие её горы, в том числе, Аю-даг (фото 206-207). Широкая тропа спускается умеренно круто, в некоторых местах есть небольшие каменные ступеньки (фото 204) Также в этот раз впервые стал замечать и упрощающие спуск земляные ступеньки, подпертые досками (одна из них изображена на фото 205). Либо их сделали недавно, либо я раньше ходил по другим ветвям Мисхорской тропы, а их, как известно, несколько, и они часто друг с другом сообщаются. Я обратил внимание, что первые 200-300 метров спускаться очень легко, однако затем тропа становится чуть круче и в основном остаётся такой до Вороньей скалы, но тоже никаких трудностей не вызывает.

193. Туристический указатель, верхняя точка Мисхорской тропы.


194.


195. Сосны над обрывом, вдали - склоны Никитской яйлы и Медведь-гора.


196. Сосна очень интересной формы.


197. Сосна-"самолёт", впервые в этом походе на неё обратил внимание и впервые её сфотографировал.


198. На камне сидит ворона, но это ещё не Воронья скала.


199.


200. Склоны Ай-Петринской яйлы, вид с верхней части Мисхорской тропы.


201.


202.


203.


204. Каменные ступеньки естественного происхождения.


205. Земляная ступенька, подпёртая досками (при спуске я наблюдал ещё несколько похожих).


206. Ялта и гора Могаби. В городе солнце уже зашло за горы, а вершины Никитской яйлы и Медведь-гора всё ещё освещены закатными лучами.


207.


208. Участок тропы с сыпуном, укреплённый сбоку досками.


209. Хвойный лес ненадолго сменяется лиственным, но ниже Вороньей скалы снова будут расти сосны.


210. Небольшой трамплин.


211. На Мисхорской тропе выше Вороньей скалы тоже есть ворота, однако их можно обойти по соседней ветви дороги. (Я, конечно же, прошёл, через ворота, которые в этот раз наблюдал впервые).


212. Ворота Мисхорской тропы, вид снизу.


Воронья скала (фото 213) на высоте чуть менее 800 метров - важнейший ориентир на Мисхорской тропе, разделяющий маршрут на верхний и средний участки. Ниже скалы, оставившей неизгладимое впечатление в мой первый горный поход 1 августа 2014 года, тропа становится пологой, желательно только избегать сократов, особенно в тёмное время суток. Как и при прошлом спуске по Мисхорке, я проигнорировал правое ответвление на родник Баба-Али-текне ("Бобыли"), по которому, очевидно, поднимался первый раз. Вскоре тропа плавно повернула на юг, а потом и на запад, прямо в направлении беседки у пересохшего родника Сасых-текне. Однако спуск сменился ровным участком и даже небольшим подъёмом, и впереди уже в очень глубоких сумерках я увидел, скорее всего, тот крутой склон сократа, который преодолел в первый раз. В шестое крымское путешествие, несомненно, я бы без проблем преодолел его, но в тёмное время суток я хотел бы по возможности ходить по более удобным дорогам. Включив фонарик, я развернулся и увидел правое ответвление, которое вывело меня на широкую грунтовку. Вскоре я дошёл до известного мне с 1 октября 2016 года правого поворота под прямым углом к роднику Сасых-текне и через несколько минут достиг этого второго важнейшего ориентира. (Я мог спускаться напрямую к трассе, но больше люблю ходить через беседку ввиду тёплых воспоминаний о первом походе). Дальше я спустился по хорошо знакомой мне дороге до мисхорской развилки на южнобережной трассе буквально за полчаса, несмотря на полную темноту. Мне удалось сфотографировать приметную сосну у небольшого изгиба грунтовки в 800 метрах от выхода на автодорогу (фото 216). Это дерево я запомнил ещё в первый поход по горному Крыму.

213. Воронья скала в сумерках.


214. Вид от Вороньей скалы назад, в сторону вершины Ай-Петри.


215.


216.

Крым-2017: поход на массив Бойка через Дырявый кулуар,Махульдурский перевал и утёсы над БКК 8.07,ч.2

Продолжение фотоотчёта о походе на горный массив Бойка из села Соколиного с подъёмом по Дырявому кулуару, посещением Махульдурского перевала и спуском по тропе над утёсами Большого каньона.

Первая часть фотоотчёта здесь.

Сделав многочисленные фотографии красивейших видов окрестных гор и долин и цветов на естественной смотровой площадке над западными обрывами массива Бойка, ради посещения которой, несомненно, стоило отправляться в поход, я задумался о возвращении на турбазу: было уже почти 16 часов, и мне хотелось до заката Солнца хотя бы спуститься с горного массива на ровную и широкую тропу. Единственная тропа, ведущая в Соколиное, в которой я был уверен, шла по кромке северных обрывов Большого каньона, а на неё можно было попасть из района развалин храма Христа Спасителя, точнее, с Махульдурского перевала, и этот путь, в отличие от всех остальных, проходящих через центральную часть массива, был обозначен в Викимапии. Соответственно, мне нужно было сначала добраться до развалин храма. Через 150 метров после выхода на плато тропа по кромке неожиданно заканчивается, растворяясь в зарослях на опушке леса (фото 55). Поэтому некоторое время мне пришлось идти по лесу без тропы. Первое время мне встречались небольшие скальные гряды высотой в человеческий рост или чуть больше, но мне удавалось их преодолевать, проходя через узкие проёмы в каменных ступенях. Вскоре скалы закончились, и склон стал очень плавно подниматься вверх. Я решил двигаться в направлении обозначенного в Викимапии родника Керезли и затем поляны "Семь сосен", так как предполагал, что через эти ориентиры проходит тропа. Так и оказалось. Очень быстро я вышел на тропу, возможно, именно на ту, с которой я свернул четырьмя часами ранее в поисках Дырявого кулуара и о которой на следующий день говорил хозяин турбазы. Здесь были замечены замечательные белые цветы (фото 56-57). Если мне не изменяет память, родника Керезли я не видел, и в этой точке (номер 6 на карте) наблюдал только кострище (фото 58). Дальнейший очень пологий подъём на поляну "Семь сосен" (точка 7 на карте, фото 59-61) проходил вдоль сухого русла ручья.

55.


56.


57.


58.


59.


60.


61.


Около 17:00 я вышел на широкую тропу, идущую из села Богатырь и пересекающую массив Бойка с севера на юг, и почти сразу оказался на большой поляне (фото 62-63). Совсем рядом с поляной находится самый интересный археологический памятник массива Бойка - развалины Храма Христа Спасителя, действовавшего с X по XVI век (фото 64-67). Это самая высокая точка моего похода (отметка 8 на карте, около 1100 метров над уровнем моря), на 10-15 метров выше вершины горы Бойка и почти на 100 метров выше Барской поляны, где я был 10 июля. Чтобы попасть к развалинам, надо, полностью пройдя поляну, свернуть с основной тропы направо и пройти буквально несколько шагов. Если пройти храм насквозь, можно выйти на тропу, идущую на юго-запад. В Викимапии этот путь обрывается, поэтому я не стал рисковать и идти этой дорогой, не зная, куда она меня приведёт, особенно с учётом того, что был уже вечер. Для того, чтобы попасть на Махульдурский перевал, нужно найти тропу, уходящую на восток относительно круто вниз от самых развалин (это не продолжение той тропы, с которой я свернул к ним направо, в южную сторону). От храма до перевала всего 130 метров. От перевала я стал спускаться вниз, на юг, в сторону БКК, по прекрасной широкой тропе. В этом районе мне снова встретились разнообразные цветы в огромном количестве (фото 68-76)

62.


63.


64.


65.


66.


67.


68.


69.


70.


71.


72.


73.


74.


75.


76.


Пройдя 700 метров по полого спускающейся широкой тропе в южном направлении, в сторону верховий Большого каньона, я вдруг увидел, что основная дорога на очередном плавном повороте неожиданно уходит в подъём. В это время другая, гораздо менее читаемая тропинка ответвлялась направо и вниз, на юго-запад. Поскольку теперь основной моей задачей был спуск в цивилизацию, я завернул направо. Когда я понял, что сошёл с пути, обозначенного в Викимапии, то уже довольно значительно спустился, поэтому не стал возвращаться. Тропинка очень скоро растворилась и исчезла, и пришлось спускаться дальше по бездорожью, по достаточно крутому земляному склону, покрытому прошлогодними листьями. Здесь идти получалось медленнее, чем по тропинке, но всё равно существенно быстрее, чем по Дырявому кулуару. Я старался траверсировать склон, чтобы несколько уменьшить крутизну спуска, но, в то же время, при возможности сбрасывать высоту. Несколько раз мне встречалось некое подобие тропки, идущей относительно полого, поперёк склона, однако очень скоро дорожка снова полностью исчезала. Однажды в этой части спуска я издалека видел быстро пробегающих диких кабанов. В этот раз их я запечатлеть не успел, однако прошлым летом мне удалось сделать вот эту незабываемую фотографию, которая очень понравилась нескольким моим любимым певицам. Через 1 час 10 минут после начала спуска по бездорожью я вышел на тропу, идущую по верху северных обрывов Большого каньона Крыма, в 300 метрах к северо-востоку от турстоянки "Новая Бойка" (точка 10 на карте). Вдоль этой тропы мне встретились очень многочисленные дикорастущие цветы, в том числе, такие, каких я прежде в этом походе ещё не наблюдал (фото 77-81).

77.


78.


79.


80.


81.


В 19:20 я вышел на естественную смотровую площадку Пятого утёса Большого каньона (точка 11 на карте). На фото 82 видны Четвёртый утёс и небольшая часть отвесных обрывов противоположного берега реки Аузун-узень, текущей по дну каньона. Через несколько минут я по тропе через лес дошёл до Четвёртого утёса (точка 12) и с кромки его обрыва снял Пятый утёс и расположенный за ним двуглавый хребет Бойка-хыр и ещё дальше, вероятно, гору Ольмесхыр (фото 83). На фото 84 видны северо-восточный отрог горы Кизил-кая, расположенной к югу от БКК (не путать с хребтом Кизил-кая над Ялтой, по которому я прошёл 12 июля), а также вертикальные стены Большого каньона в районе Пятого утёса. Центральная часть горы Кизил-кая запечатлена на фото 86.

82.


83.


84.


85. Часть Кизил-кая, Ольмесхыр (предположительно), вид Большого каньона в сторону верховий.


86.


После фотосессии над обрывом Четвёртого утёса я окончательно зашёл в лес и больше не выходил на кромку северных обрывов Большого каньона (однако, согласно картам, есть ещё тропа на видовую площадку над Третьим утёсом, которая несколько западнее сливается с основной дорогой). Либо я не нашёл эту тропу, потому что торопился ввиду близости заката Солнца, либо принципиально пошёл по более быстрому маршруту. Через 850 метров пути от Четвёртого утёса, совсем рядом с Ванной молодости (хотя саму Ванну я не видел, так тропа шла на небольшом удалении от обрыва) я заметил последние перед закатом цветы (фото 87). Ещё через 40 минут я спустился на дно каньона, к Голубому озеру (точка 13 на карте). Я видел этот водоём, подошёл к нему вплотную, но снимать его не стал, так как к этому моменту на крымский лес опустились сумерки, и мне показалось, что фотографии получатся слишком тёмными и нерезкими (однако сделанный ещё через 20 минут снимок реки Коккозки с мостика получился вполне удачным). Участок тропы перед Голубым озером самый крутой из всего пройденного мной маршрута вдоль БКК, здесь встречались даже маленькие каменистые ступеньки, однако для меня и он не представляет никаких сложностей. Тем не менее, мне повезло, что я успел пройти эту часть пути до окончания светового дня. После Голубого озера я пошёл в направлении остатков Почтового дуба (точка 14 на карте), рассматривая возможность возвращения в посёлок по Юсуповской тропе, однако на развилке более естественным продолжением пути мне показалась Нижняя тропа, и я продолжил движение по ней. В 20:48 я дошёл до пешеходного мостика через Коккозку чуть ниже слияния рек Аузун-узень и Сары-узень (точка 15 на карте). Я вышел на мостик и сделал последний фотоснимок в этом интереснейшем походе - реки Коккозки (фото 88), а затем вернулся на правый берег. Рядом с мостиком и информационными стендами находятся скамейки и столы для привала, здесь я попил воды и убрал фотоаппарат в рюкзак ввиду надвигающейся темноты.

87.


88.


Оставшиеся 4 километра до турбазы я прошёл по Нижней тропе уже в полной темноте, освещая себе дорогу фонариком телефона. Если в начале последнего отрезка пути тропа была сравнительно узкой, хотя и очень хорошо читаемой и натоптанной, то вторую половину дороги в посёлок я уже шёл по широкой грунтовке. Со стороны каньона мне светила полная Луна. Уже на подходе к посёлку я встретил турстоянку, не обозначенную на картах, где много людей сидели около больших палаток. Они мне объяснили, как правильнее пройти на турбазу - по тропинке, ответвляющейся от дороги и идущей непосредственно по берегу речки. В 22:15 я добрался до дома.

В завершение фотоотчёта я хочу опубликовать виды скал, ограничивающих Бельбекский каньон, снятые из автобуса Соколиное - Севастополя во время переезда в Ялту 11 июля (фото 89-96).

89.


90.


91.


92.


93.


94.


95.


96.


Следующий фотоотчёт - о восхождении на гору Седам-кая с подъёмом по ущелью Картал-кая-богаз и спуском через кромку обрыва скал Серт-кая и затем через Каменный поворот и Юсуповский пруд.
Продолжение следует...

Крымские и таманские закаты и рассветы 2016-2017 годов

Уже давно я мечтал сделать отдельный фотоотчёт о двух закатах и одном восходе Солнца, которые мне посчастливилось наблюдать во время крымских путешествий. Все три раза съёмку я вёл в дороге, дважды из автобусов и один раз - с борта парома во время переправы через Керченский пролив. Покажу два заката и восход в обратном порядке. Все фотографии из обоих походов 4 и 5 июля можно посмотреть в моём фотоальбоме "Закаты и рассветы" на Яндексе. Каждую фотографию можно загрузить в оригинальном размере со страницы её просмотра. На страницу просмотра можно попасть, щёлкнув мышью по любому снимку.

Глава первая. Закат во время переезда из порта Кавказ в Анапу 24 июля 2017 года, во время моего возвращения из шестого крымского путешествия.

1.


2.


3.


4.


Глава вторая. Закат во время переезда из Керчи в Коктебель после осмотра достопримечательностей Керчи 2 июля 2017 года, съёмка велась из автобуса, стоящего в пробке на въезде в Феодосию. На фотографиях Солнце отражается в озере Аджиголь.

5.


6.


7.


8.


9.


10.


11.


12.


Глава третья. Восход Солнца над Керченским проливом прошлым летом, 22 июля 2016 года, во время переправы при возвращении из третьего крымского путешествия. Тогда я возвращался из Крыма значительно раньше запланированного срока, чтобы посетить концерты Ольги и Елены Терентьевых в Москве и подмосковном Воскресенске 23 и 29 июля. Но всего через 2 месяца, когда Елена Терентьева выступала в Ялте и Севастополе, я побывал в Крыму в четвёртый раз и наряду с посещением концертов прошёл все горные туристические маршруты, изначально запланированные на последнюю неделю июля. Восход солнца над Керченским проливом стал одним из самых ярких впечатлений третьего крымского путешествия, наряду с восхождениями на Сокол и Перчем и все полуторатысячники Крыма, не только канонические, кроме Эклизи-буруна.

13. Керченский пролив рано утром 22 июля 2016 года.


14. Над водой светит полная Луна. Если увеличить фотографию до размера оригинала, то можно увидеть многочисленные подъёмные краны, работающие на стройке Керченского моста, тогда ещё находящейся на достаточно ранней стадии.


15. Вид в противоположную сторону. Мыс Фонарь.


16. Над проливом начинает восходить Солнце. На ближнем плане взлетает чайка.


17. Край солнечного диска показывается над горизонтом.


18. Ещё одна чайка в этом ракурсе очень похожа на маленький самолёт.


19. Чайка полетела в направлении таманского берега.


20.


21. В противоположном направлении, из Краснодарского края в Крым идёт паром "Елена", на котором я переправлялся дважды, по пути и туда, и обратно следующим летом, в нынешнем году, во время шестого крымского путешествия. Конечно же, я был очень рад, что дважды попал на паром с таким именем.


22. Пока я отвлёкся на фотосъёмку парома "Елена", в те дни только начинавшего работать на Керченской переправе, солнечный диск уже стал виден почти полностью.


23.


24.


Затем я немного поэкспериментировал с выдержкой (фото 25, 33-34).

25.


26. Мыс Фонарь, Керченский пролив и облака.


27. Вид в сторону стройки моста.


28. Солнце продолжает подниматься над горизонтом.


29.


30.


31.


32.


33.


34.


35.


36.


37.


38.


39. И на заключительном кадре вновь вид на Луну.

Крым-2016. Поход по Ялтинской яйле с подъёмом по Стильской тропе и спуском по Узенбашской 28.09, Ч.1

28 сентября, в свободный день между концертами Елены Терентьевой, я отправился во второй горный поход четвёртого крымского путешествия, о котором также мечтал с начала мая. Я собирался пройти этот маршрут в июле, очень хотел пройти за один день от Стиля-богаза до Ай-Петри или в противоположную сторону. В последний день третьего крымского путешествия я был близок к осуществлению этого замысла, поехал на Ай-Петри на маршрутке (в целях экономии времени, так как расстояние до Стильской тропы действительно большое для одного дня), однако на плато неожиданно было холодно, а у меня тогда не было никакой тёплой одежды, поэтому я поднялся на вершину Ай-Петри и сразу на маршрутке спустился. Когда я собрался в Крым в конце сентября, то я уже был настроен серьезно, и поход по Ялтинской яйле как минимум до горы Рока я считал одной из двух главных горных целей путешествия. И примерно за две недели я запланировал посещение гор над Ялтой на 28 сентября, однако решил, что идти удобнее с востока на запад и всё-таки не исключал разбиения этого грандиозного маршрута на две части. Я хотел после посещения Севастополя 27 сентября встать совсем рано, часов в пять утра, и сразу отправиться в горы пешком от автовокзала через Васильевку, мечтал даже выйти из дома ещё в темноте и встретить рассвет у родника Сиготур. Однако вечером 26 сентября, спускаясь через лес с горы Мердвен-Каясы на подходе к Борю-Богазу, я неожиданно узнал, что в Севастополе на следующий день Елена Терентьева поёт сразу два концерта, дневной и вечерний, а не только дневной, как я думал сначала, и я понял, что вернусь в Ялту поздно, и тогда я окончательно решил не вставать в пять утра и идти 28 сентября по Ялтинской яйле только от Стильской до Узенбашской тропы, что тоже, по мнению авторов некоторых крымских горных путеводителей, является достаточно длинным маршрутом для однодневного похода, особенно с заходом на Сунгурту. А поход на горы Эндек, Рока, Ай-Валенти и Ай-Петри отложил на 1 октября, после посещения двух концертов Елены. Я с успехом покорил эти вершины и прошёл по Боткинской и Ставрикайской тропам и второй раз по Мисхорской, о чём очень надеюсь рассказать на следующей неделе. А 28 сентября я взошёл на вершины Джады-бурун, Лапату, Сунгурту и Сююрю-бурун, до которых так и не добрался летом.

Маршрут похода, включая GPS-трек, изображён на карте, сохранённой с помощью программы Google Earth.


Все фотографии из этого похода (не только вынесенные в фотоотчёт) можно увидеть в моём альбоме "Ялтинская яйла" на Яндексе.

Начальной точкой похода стала конечная остановка ялтинской маршрутки номер 7, идущей в Васильевку, около школы номер 8, там, где от улицы Казанцева отходит улица Горная. Я поднимался по улице Казанцева и далее по улице Субхи (на самом деле - по одной и той же почти прямой дороге), так же, как и 17 июля при восхождении на вершины Кемаль-Эгерек и Демир-капу. Однако внесу небольшое уточнение: после выхода из Васильевки имеются две развилки с указателями с надписью "Озеро". Чтобы выйти на Стильскую тропу, нужно первый раз идти в сторону, куда направлен указатель, а во второй - по левой дороге, как я уже писал в июле. Маршрут подъёма по Стильской тропе  вместе с фотографиями подробно описан здесь, в фотоотчёте о походе на Кемаль. Первыми фотографиями из похода 28 сентября оказались изображения кошки, которую я встретил в Васильевке (1, 2). Самая нижняя часть подъёма проходит по безлесному пространству, поэтому из этих мест можно рассмотреть и Ялту и Могаби (фото 3), и хребет Кизил-кая, заканчивающийся самым заметным остроконечным пиком над Ялтой Турла-кая (крупным планом на фото 4 и 5), а также на Иограф и Ай-Петри (фото 6). На фото 7 видны ближайшие цели похода - вершины Джады-бурун (частично скрытая в тумане) и Лапата, находящиеся над скальным обрывом. Можно сравнить эти фотографии со снятыми в этих же местах 17 июля в солнечную погоду, однако и 28 сентября ближе к вечеру вышло солнце. Далее, после беседки и шлагбаума, путь проходит через высокий сосновый лес (фото 8) и один из самых важных, на мой взгляд, ориентиров - родник Сиготур (фото 9) вместе со столиком и скамейками (см. отчёт о Кемале) и искусственным прудом (фото 10). В этот раз, чтобы иметь больше времени на посещение вершин Ялтинского хребта, я старался идти более бодро, и на первом участке тропы мне это удавалось, я шёл ощутимо быстрее, чем летом. Остановившись около Сиготура всего на пару минут, я продолжил путь к Капоблу.

1.


2.


3.


4.


5.


6.


7.


8.


9.


10.


После двух правых поворотов на развилках и одного - на серпантинном изгибе тропы, на высоте примерно 720 метров в районе второго пересечения дороги с ниткой газопровода открывается вид на вот такую интересную скалу:

11.


Во время одного из кратковременных выходов из леса можно наблюдать отрог Баланын-Каясы (фото 12), а чуть позже - обрыв горы Лапата вместе с сухостоем к северо-востоку от урочища Комбопло (фото 13, можно сравнить с фото 17 из отчёта о походе 17 июля). Ещё чуть выше находится, пожалуй, самый интерсный промежуточный ориентир между Сигтоуром и Капоблу - "Ворота Стильской тропы" (фото 14, вид снизу можно посмотреть в альбоме).

12.


13.


14.


Пройдя три четверти пути от пруда у Сиготура до большой поляны Капоблу, я обратил внимание на то, что в график подъёма по среднему участку Стильской тропы 17 июля я немного не вписываюсь, и мне это показалось очень странным и крайне нежелательным, я даже был немного собой недоволен, потому что даже в жару я поднимался быстрее. И я стал торопиться, что сыграло со мной злую шутку. Примерно за 200 метров до верхнего перекрестка я наступил на подвижный камень и упал. К счастью, я вообще ничем не ударился, но это было моё первое падение во время горного похода и вообще перед этим я не падал почти три года, с 13 октября 2013 года. Как и тогда, в момент падения я держал в руке фотоаппарат, но я снова избежал его удара о землю. Однако первое время за него я немного волновался. Сначала сам факт падения меня расстроил, однако уже на подходе к Капоблу я вновь шёл в очень хорошем настроении. В принципе, ничего страшного в этом нет, что я один раз упал более чем за 15 горных походов, притом, что, например, молодые люди, которых я встретил в прошлом году на спуске с Демирджи, падали несколько раз буквально за час. Если не считать времени внепланового привала после падения, то от Сиготура до Капоблу я шёл всего за 10 минут дольше, чем в июле, что я не считаю существенной разницей. И меньшая скорость подъёма по среднему участку тропы, скорее всего, связана с тем, что я этот раз нёс больше груза - куртку и много воды, учитывая опыт предыдущего похода, когда за водой мне пришлось делал крюк в Оползневое. Однако, к моему великому удивлению, я дошёл от Васильевки до самой Лапаты и даже чуть дальше, преодолев перепад высот в 1250 метров, без единого глотка воды! То есть вода у меня была, но я совершенно пить не хотел! Притом, что летом, напротив, я во время одного только привала на Капоблу выпил больше литра. Ещё одной из причин падения я могу назвать то, что рюкзак в это время я нёс в руке, а не на спине - в этом случае моё равновесие становилось менее устойчивым. Вот так выглядит дорога в месте падения (фото 15):

15.


На фото 16 показан подъём к Капоблу от верхнего перекрёстка (выхода тропы на нитку газопровода). На фото 17 очень хорошо видно, что этот участок дороги, если смотреть сверху вниз, направлен прямиком на самую знаменитую и красивую вершину Крыма - гору Ай-Петри, прямо как Невский проспект в Питере - на шпиль Адмиралтейства.

16.


17.



Поляну Биюк-Капоблу я прошёл вообще не останавливаясь (так как у меня уже были фотографии этих мест) и отправился далее в подъём по основной дороге, идущей над ниткой газопровода (фото 18). Узкую обходную тропу, открытую во время спуска 17 июля и более удобную ввиду меньшего количества сыпуна, я искать не стал, решил, что проще идти по прямой, однако на самом крутом участке подъёма мне стало страшно, единственный раз за всё четвёртое крымское путешествие, видимо, на меня психологически повлияло падение. Очень медленным шагом я преодолел это место, и вскоре трасса газопровода неожиданно уходит вниз. В этом месте от неё вправо отходит сама по себе тропа Стиля-богаз (возможно, широкую грунтовку до этой развилки правильнее называть всего лишь подходным путём к Стильской тропе). Выше этой точки тропа вообще не представляет сложностей, идти очень комфортно (фото 19), и с подъёма открываются красивейшие виды на Джады-бурун, Лапату и их склоны (фото 20-21). Если увеличить эти снимки до оригинального размера, можно увидеть крест на вершине Джады-буруна.

18.


19.


20.


21.


Верхняя точка Стильской тропы, на мой взгляд, одного из двух самых основных путей из Ялты на яйлу, обозначена тремя турами из камней, двумя побольше и одним поменьше (фото 22). На фото 23-25 изображены виды на яйлу на восток, в сторону Джунын-коша, и на запад с верхней точки Стильской тропы. Как только я вышел на плато, начал дуть сильный ветер. В это время часть Ялтинской котловины и северные вершины яйлы были закрыты туманом, и, двигаясь от Стиля-богаза к Джады-буруну, первой цели моего похода, и проходя через очень небольшую ложбину, я видел, как прямо перед моим лицом клочья тумана неслись на огромной скорости с северной стороны яйлы в Ялту. Несмотря на туман, центр города был очень хорошо виден с кромки яйлы (фото 26). Гору Оксек-бурун я также планировал посетить, однако, подходя к Джады-буруну, я понял, что в это время с Оксек-буруна я ничего не увижу, так как очертания горы были еле-еле различимы сквозь облака, а временами вершина совсем скрывалась в тумане. И я тогда я решил не делать крюк к Оксек-буруну, а пойти сразу к Лапате. А северные склоны яйлы я надеялся увидеть с Сунгурты - в северо-западном направлении видимость была гораздо лучше, и, как оказалось, туман рассеялся и ветер стих очень быстро, в течение менее чем часа.

22.


23.


24.


25.


26.


В 13:30 я достиг самой верхней точки моего похода и всего четвёртого крымского путешествия - горы Джады-бурун (1422 м). На вершине установлен крест (фото 27), если я правильно понимаю, крест этот католический. На Джады-буруне дул очень сильный холодный ветер, настолько холодный, что кисти рук почти моментально замерзали и было трудно даже держать фотоаппарат голой рукой, но у меня были с собой шапка и куртка с капюшоном, так что я смог благополучно пережить кратковременную непогоду. В этот момент я не мог себе представить, что спустя 4 дня я буду сидеть на вершине Северной Демирджи, почти на такой же высоте, целый час в одной футболке - там было действительно очень тепло (как и на Ай-Петри 1 октября). Несмотря на туман, с кромки обрыва Джады-буруна можно было разглядеть и отрог Баланын-каясы (фото 28), и преимущественно лиственный лес на склоне (фото 29-30). Я просто обожаю смотреть на деревья сверху ещё с первой моей поездки в Крым и первого моего горного похода на Ай-Петри 1 августа 2014 года.

27.


28.


29.


30.


Когда я дошёл до вершины Джады-буруна, гора Ай-Петри была скрыта от глаз находящихся в окрестностях Стиля-Богаза туристов огромной почти чёрной тучей, была видна лишь растворяющаяся в облаках нижняя часть знаменитого её обрыва. Однако за те несколько минут, которые я провёл на Джады-буруне, эта моя любимая вершина, к моей радости, вдруг показалась из тумана (фото 31).

31.



32. Вид на Лапату, следующую цель моего похода, снятый западнее Джады-буруна.


33. Несколько ступеней обрыва Ялтинской яйлы.


Не доходя чуть более 400 метров до Лапаты, в Ялтинскую яйлу врезается небольшое ущелье, которое, тем не менее, можно обойти без потери высоты и почти не делая крюка, на картах Google Earth и Викимапии его достаточно легко найти. Над истоком ущелья сделаны фото 34 и 35.

34. Обрыв яйлы к западу от ущелья.


35. Вид на Ялту, хребет Баланын-каясы и верховья одного из притоков реки Гува.


36. Изрезанная кромка яйлы в направлении Лапаты.


37. Пейзаж Ялтинской яйлы.


Вторая часть фотоотчёта о походе по Ялтинской яйле 28 сентября здесь.

Концерт памяти Н.Ю. Юреневой: Ольга и Елена Терентьевы, Т. Антипова, Креслина, Иванилова и другие

Вчера, 6 октября, в Малом зале Академии Гнесиных состоялся концерт памяти Надежды Юрьевны Юреневой. Ученики камерной певицы исполнили различные камерные вокальные произведения, в том числе, очень редкие, как русских, так и зарубежных композиторов. Концерт продолжался около трех часов, несколько дольше, чем среднестатистический камерный вечер, поэтому я хотел бы остановиться на наиболее запомнившихмя номерах и исполнителях.

Настоящим украшением вечера стало выступление любимых и прекрасных сестёр Ольги и Елены Терентьевых, которые совершенно замечательно, выше всяких похвал спели два очень интересных дуэта: "Минула страсть" Чайковского и "Желание" Кюи. Какие же голоса у Ольги и Елены чистые, яркие, сочные и чарующие!!! Как же прекрасно эти волшебные голоса сливаются, в необыкновенно глубокий, темброво наполненный и обволакивающий звук!!! Слышать чарующие голоса сестёр, в том числе, в слиянии в дуэте - это просто неземное блаженство!!! "Желание" Кюи я уже на протяжении последних пяти лет считаю одним из коронных камерных дуэтов Ольги и Елены, но каждый раз в великолепных голосах сестёр Терентьевых в этом произведении открываются новые изумительные тембровые краски, поэтому "Желание" мне в этот раз понравилось ещё больше, чем в июне или несколько лет назад. Голоса Ольги и Елены очень красиво чередовались в каждой следующей фразе, прекрасно дополняя друг друга. А особенно запомнился финал романса, где голоса божественно слились на верхних нотах. И "Минула страсть" сёстры тоже всегда поют очень проникновенно.

Я очень соскучился невероятно густому и при этом мягкому и отточенному голосу Ольги Терентьевой, и в этот вечер певица снова звучала ровно и связно, потрясающе глубоким и тёплым тембром с удивительым многообразием динамических оттенков. И нежный, невесомый и небесный голос Елены Терентьевой восхищал аккуратностью и, главное, наполненностью и при этом чистотой, как у колокольчика. Также я очень хочу поблагодарить замечательную пианистку Марину Белашук, подготовившую немало незабываемых концертных программ с моими любимыми певицами, в том числе, и именно в Малом зале Академии Гнесиных. И на вчерашнем концерте тоже Марина Георгиевна прекрасно аккомпанировала вокальному дуэту Ольги и Елены.

Ещё мне очень понравилась Татьяна Антипова. Несмотря на то, что сфокусированный и очень интересно окрашенный голос певицы можно отнести скорее к высоким меццо-сопрано, Татьяна поёт великолепным крепким звуком, который льётся совершенно естественно и без пережатия. Как я уже давно заметил, очень многие камерные вокальные произведения наиболее удачно звучат в исполнении плотных голосов, и в особенности это утверждение относится к некоторым романсам Чайковского, как, например, "Я ли в поле да не травушка была", который Татьяна прекрасно спела в этот вечер. Голос звучал очень прочувствованно, а интонации отличались тонкой продуманностью. Брава!

Ещё одна певица, продемонстрировавшая в этот вечер густое меццо-сопрано - это Людмила Борисова. Её тягучий и уверенный голос отличался совсем другой окраской по сравнению с голосом Татьяны, однако оттенок голоса Людмилы тоже был очень глубоким и приятным. На примере этих двух солисток (вместе с многими другими прекрасными исполнительницами) можно составить некоторое представление о бесконечном разнообразии тембров меццо-сопрано. Сопрано Анна Евтисова очень достойно спела длинную программу на одном из вечеров концертмейстерских классов в мае, поэтому я был очень рад участию этой певицы и в вечере памяти Надежды Юрьевны Юреневой. К сожалению, Анна не спела сольных произведений, но дуэт Чайковского "В огороде возле брода" с Людмилой Борисовой стал одним из самых ярких номеров первого отделения, так как очень красиво, завораживающе сливались голоса Анны и Людмилы.

Наталья Креслина в этом году мне нравится гораздо больше, чем в 2012-2013 годах. На концерте в Малом зале Академии Гнесиных певица исполнила романсы Франсиса Пуленка и Рейнальдо Ана плотным и уверенным звуком приятного теплого тембра. Я очень люблю крепкие голоса, и Наталья Креслина в этот вечер очень хорошо контролировала тягучий и чарующй звук. Брава!

Яна Иванилова, исполнившая романсы Николая Метнера "Бессонница" на слова Тютчева и "Лишь розы увядают" на слова Пушкина, подошла к этому концерту в прекрасной вокальной форме. Голос певицы в этот вечер можно назвать инструментальным, даже ангельским, он как-то очень слаженно сливается с музыкой и даже тонко отражает музыку, а также отличается удивительно плавным легато. Несомненно, такой голос очень хорошо подходит для различных "Аве Марий". В частности, сольную программу "Аве Мария" Яна Иванилова спела в соборе Петра и Павла в середине августа. А ещё романсы Метнера были очень тонко отделаны с точки зрения интонационных нюансов.

Баритона Евгения Капустина я уже достаточно давно знаю по вечерам концертмейстерских классов. Вчера мне очень понравился романс Петра Чайковского "Корольки" в исполнении Евгения Николаевича. Каждая строчка была прекрасна продумана с точки зрения динамических оттенков, а густой и мягкий звук приятного тёмного тембра также заслуживает восхищения.

Лолиту Семенину я помню по афишам спектаклей и концертов в Большом театре, однако ни на одно из этих мероприятий мне попасть не удалось, и вчера я слушал эту певицу впервые. Лолита Семенина исполняла, пожалуй, моё самое любимое произведение из французской камерной лирики - романс Габриэля Форе "Пробуждение". Он прозвучал очень прочувствованно, певица очень хорошо передала эмоции, вложенные в музыку, и продемонстрировала достойное владение как форте, так и пиано, и относительно насыщенную окраску звука, однако мне доводилось слышать исполнения этого романса и с более совершенным звуковедением и с более тончайшим пианиссимо.

Ещё одна певица, также запомнившаяся мне репертуаром и впечатлением, с голосом которой я познакомился именно вчерашним вечером - это Екатерина Казаровец, выступившая с ещё одним очень интересным мне романсом Петра Чайковского "Нам звёзды короткие сияли". Голос Екатерины тягучий, аккуратный и достаточно крепкий, и романс прозвучал проникновенно, с эффектными переходами на форте и на пиано.

В завершении концерта Олег Шагоцкий спел очень редкую вещь - "Кадиш" Мориса Равеля. Это произведение получилось у певца лучше в плане контроля над голосом, чем каватина Фигаро и ариозо Мизгиря, однако плосковатый звук и пустой тембр, к сожалению, по-прежнему давали о себе знать. Но я был очень рад видеть и слышать аккомпанировавшую певцу великолепную пианистку Татьяну Сотникову, лично подготовившую очень много музыкальных мероприятий с участием многих моих любимых вокалистов - от вечеров русского романса до концертного исполнения "Любовного напитка" и моцартовских программ с замечательной Анастасией Белуковой, за что Татьяне Владимировне огромнейшее спасибо! Вчера Татьяна Сотникова сначала исполнила партию фортепиано на концерте музыки Антонина Дворжака в Зеркальном фойе Новой оперы, а затем очень быстро прибежала в Академию Гнесиных и выступила ещё и на вечере памяти Надежды Юрьевны Юреневой.

Концерты великолепной Елены Терентьевой в Крыму 27, 29 и 30 сентября

На прошлой неделе состоялись сразу четыре концерта великолепной певицы Елены Терентьевой в моём любимом Крыму. Данная серия выступлений, которую готовило Бюро пропаганды художественной литературы Союза писателей России, с самого начала обещала быть исключительно интересной, поэтому я сразу решил снова посетить прекрасный Крым и, поскольку моё четвёртое крымское путешествие получалось короче каждого из предыдущих, чтобы осталось время для восхождений, я впервые в жизни полетел на самолете. О четырёх горных походах, оставивших сильнейшее впечатление, и о посещении пушкинских и чеховских мест в Гурзуфе я ещё обязательно расскажу, но сначала хочу написать о крымских концертах.

27 сентября в Севастопольском центре культуры и искусств состоялись сразу два концерта с участием одной из моих любимых певиц Елены Терентьевой: "Ко дню рождения Сергея Есенина" и "Чеховская осень". Елена совершенно изумительно, просто слов нет как замечательно спела четыре романса Петра Чайковского ("Колыбельная", "Серенада", "Скажи, о чём в тени ветвей", "Он так меня любил"), и по два романса Георгия Свиридова ("Берёзка" и "О Родина, счастливый и неисходный час") и Григория Пономаренко ("Отговорила роща золотая" и "Не жалею, не зову, не плачу"). Волшебный голос певицы неописуемо чистый и нежный, тёплый и насыщенный, очень яркий, но в то же время ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО лёгкий и летящий, ни у кого больше я не слышал настолько лёгкого звука, при этом наполненного тембровыми красками. Кроме того, Елена Терентьева исполнила все произведения очень артистично, а также с тонкой отделанностью интонационных нюансов!

Просто божественно зависал в воздухе прекрасный голос певицы, всегда отличающийся совершенством звуковедения. Я был безмерно рад услышать эту замечательную певицу в любимом Крыму, и Елена произвела сильнейшее впечатление! И в каждом новом романсе я восхищался новыми гранями удивительного таланта исполнительницы! В первом, есенинском концерте мне больше всего понравился романс "Берёзка" благодаря чистому и звонкому, как колокольчик, звуку и проникновенности пения, а в "О Родина..." голос стал более плотным для лирико-колоратурного сопрано, очень запоминающееся исполнение получилось. Красивейший верхний регистр отличался аккуратностью и, как и на всех концертах, удивительно завораживал, но и нижние ноты все четыре концерта лились абсолютно так же свободно и естественно, с приятной манерой звукоизвлечения и глубокой тембровой окраской. А в романсах Пономаренко невесомый, можно даже сказать, бесплотный звук тянулся до бесконечности с очень точной передачей чувств интонацией.

Следующий концерт "Чеховская осень", состоявшийся Ялтинском театре имени Чехова 29 сентября, планировался как повторение аналогичной севастопольской программы, однако вокальный репертуар в этот вечер был расширен. Елена Терентьева совершенно замечательно исполнила сразу шесть романсов, в том числе мой самый любимый русский романс "Редеет облаков летучая гряда"! И, пожалуй, это было самое захватывающее и самое проникновенное исполнение этого обожаемого романса на моей памяти!!!
И из всех певцов и певиц, которых я слышал, именно Елене он, на мой взгляд, больше всего подходит по голосу. Волшебный голос Елены наполнен удивительно сильными искренними чувствами и нежными и тёплыми тембровыми красками, и оттенок каждого звука в каждом произведении потрясающе тонко отделан! Очень понравились невероятно мягкое легато и чарующе тающее пианиссимо, но всегда прекрасный голос певицы звучал с захватывающим совершенством! Как же изумительно красив божественный голос Елены, и как же выразительно спеты все романсы!

А чуть раньше, во время первого выхода на сцену, Елена снова исполнила романсы Чайковского, все, которые прозвучали в Севастополе, кроме "Он так меня любил". Все три этих произведения уже давно стали можно назвать коронными номерами Елены, они прекрасно ложатся на легкий и небесный голос певицы, исполнившей их дважды (а Колыбельную – даже трижды), и на каждом из концертов – с изумительной продуманностью динамических, тембровых и интонационных нюансов в каждой фразе. Каждый романс оставлял непередаваемые эмоции, я просто слушал и наслаждался. Брависсима!

А самым ожидаемым крымским музыкальным мероприятием с самой насыщенной программой стал сольный концерт Елены Терентьевой в Ялтинском театре имени Чехова 30 сентября, посвящённый памяти певицы Надежды Плевицкой. Вот программа интереснейшего вечера русского романса:

Песня из репертуара Плевицкой – «Ехал на ярмарку ухарь-купец»
Гурилёв «Вьётся ласточка сизокрылая»
Гурилёв «Отвернитесь, не глядите»
Булахов «Колокольчики мои»
Варламов, Лермонтов «Белеет парус одинокий»
Алябьев, Дельвиг «Соловей»
Р.Н.П. «Зачем тебя я, милый мой, узнала»
Юрьев «В лунном сиянии снег серебрится»
Песня из репертуара Плевицкой –
Муз. неизв. автора, стихи К.Р.«Замело тебя снегом Россия»
Рахманинов «Вокализ»
Рахманинов, Пушкин «Не пой, красавица, при мне»
Чайковский, Майков «Колыбельная»
Римский-Корсаков "Редеет облаков"
"Пленившись розой, соловей"
РНП "Травушка-муравушка"
Бисы:
Делиб «Болеро»
Ардити «Поцелуй»

Абсолютно все очень разнообразные произведения Елена исполнила просто слов нет как прекрасно, волшебным кристально чистым и завораживающе нежным голосом очень интересно окрашенного, яркого и теплого тембра! Впечатления от всех четырёх крымских концертов Елены Терентьевой оказались настолько сильными, Елена все три дня звучала настолько необыкновенно красиво и чарующе, что теперь, как и три года назад, я снова даже не сомневаюсь, что именно Елена Терентьева – моя самая любимая певица! И, если говорить более конкретно, я окончательно перестал сомневаться в этом во время "Вокализа" Рахманинова.

В первых трех номерах концерта, достаточно редких произведениях, голос лился очень естественно, и очень восхищали чистейшим и светлые по тембру длинные верхние ноты. И яркий и тонко отделанный голос Елены был наполнен не только звонкими обертонами, но и эмоциями. Слушать яркое, но нежное и отточенное сопрано Елены было невероятно приятно!!! И сейчас эти песни в прекрасном исполнении Елены звучат у меня в голове!

Более известный романс Булахова "Колокольчики мои" раньше пела Ольга Терентьева, а в исполнении Елены я его впервые услышал именно в любимом Крыму. Он тоже очень удачно лёг на голос Елены, звучавший легко и сфокусированно. Оба раза, 29 и 30 сентября, Елена его великолепно спела! Новые тембровые краски и чистое и прочувствованное звучание певица продемонстрировала также и в "Парусе" Варламова на слова Лермонтова, с которым я слушал Елену всего лишь второй раз. Знаменитый "Соловей" Алябьева я всегда мечтаю услышать в исполнении Елены, и в этом романсе голос очень уверенно, но без малейшей зажатости переливался в пассажах, изображающих соловьиные трели. И мне очень понравилась манера пения высоких нот. И здесь, как и в Колыбельной, несмотря на столь различную музыку, лёгкий голос потрясающе подходил для пения этого произведения. В следующих трёх номерах концерта Елена тоже завораживала слушателей кантиленой и восхитительно сочной тембровой окраской, пела по-прежнему удивительно нежно и прочувствованно. Голос тянулся наполненно и абсолютно бездефектно.

Во второй половине концерта Елена представила слушателям избранные шедевры русской вокальной классики, самые известные камерные произведения известнейших отечественных композиторов (жаль только, что в крымских концертах никак не был представлен мой любимый Михаил Глинка). В Вокализе Рахманинова Елена просто поразила меня неописуемой плавностью легато и потрясающими глубиной и разнообразием тембровых красок и привела меня в полный восторг. Голос звучал очень прочувствованно, и это было, пожалуй, самое яркое исполнение Вокализа на моей памяти. Несомненно, это был один из лучших номеров концерта, но в этот вечер даже невозможно выделить самые удачные номера – настолько ровно и ярко Елена спела всю программу.

Тему творчества Сергея Рахманинова продолжил романс "Не пой, красавица", в котором Елена Терентьева тоже мне понравилась ещё больше, чем раньше, благодаря отточенности звуковедения и ещё более естественному пению интонационных и динамических нюансов, а тембр стал ещё более сочным! О Колыбельной, трижды прозвучавший в Крыму, я уже сказал – Елена поёт этот романс на высочайшем уровне, с необыкновенно красивым задушевным пиано.

Больше всего я ждал, естественно, исполнения моего самого любимого русского романса "Редеет облаков летучая гряда". Именно с надежды услышать в Крыму с этим романсом одну из моих любимых певиц и началась более двух лет назад моя мечта посетить Крым. Тем более, что в этом прекрасном романсе речь идет как раз о природе Крыма – и именно после исполнения романса Еленой 4 декабря 2012 года я об этом узнал. А 29 и 30 сентября Елена Терентьева продемонстрировала два великолепных, оба раза безупречных, однако несколько разных, на мой взгляд, исполнения. Если в первый раз меня больше всего восхитила трепетность голоса, его удивительная наполненность чувствами, то на сольном концерте мне больше всего понравилось удивительно тонкое слияние голоса с "волнистой" музыкой, его потрясающая сочетаемость с музыкой! Оба раза запомнилось невероятно насыщенное пианиссимо в конце! Но и каждая нота была очень точно продумана и аккуратно спета.

Ещё один романс Николая Римского-Корсакова – "Пленившись розой, соловей" – Елена спела ровным и красивейшим звуком тоже очень подходящего к музыке тембра, с прекрасным чувством стиля. А в народной песне "Травушка-муравушка" певица уже звучала в некоторой степени по-колоратурному, да ещё с такими неповторимыми яркими обертонами, поэтому очень захватывающим получился этот завершающий номер основной программы. Сложные рулады были спеты с блеском!

В двух номерах на бис любимая Елена Терентьева обратилась к творчеству уже зарубежных композиторов и сначала исполнила знаменитое Болеро Делиба, которое я просто обожаю, естественно, на языке оригинала – я больше люблю, когда иностранные произведения поют без перевода. Певица очень быстро перестроилась в отношении манеры звучания, и уже в первой строчке оно очень точно отвечало колориту "Испанской песни". А пассажи мен понравились даже ещё больше, чем летом, в них было ещё больше легкости переливов и округлости звука. Вальс "Поцелуй" Ардити я тоже очень люблю в исполнении Елены, и в нём тоже всё было великолепно – и превосходная техника, и мягкий и связный голос, и изумительно окрашенный тембр!!! Брава!!!

Очень восхищена пением и голосом Елены Терентьевой была также и ведущая первых трех концертов директор Бюро пропаганды художественной литературы Союза писателей России Алла Васильевна Панкова.

Мне очень понравилась также замечательная пианистка, доцент Московской Консерватории Полина Федотова, чутко аккомпанировавшая Елене Терентьевой, на протяжении всех четырех концертов. Также Полина Викторовна сыграла несколько сольных произведений в рамках чеховской и есенинской литературно-музыкальных композиций. Прекрасное впечатление произвели также скрипичные номера в исполнении Давида Ардуханяна и Софии Федотовой, дочери Полины Федотовой, 27 и 29 сентября. Огромное спасибо любимой Елене Терентьевой за такое замечательное и во всех отношениях совершенное пение на протяжении всех этих трёх интереснейших дней, спасибо Полине Федотовой, а также всем организаторам концертов, благодаря которым эти четыре вечера были запланированы и состоялись!!! Эта неделя в Крыму была совершенно незабываемой!!!

Концерт солистов Центра оперного пения ко Дню города Москвы в Олимпийской деревне и "Иоланта" в ЦОПе

В этом году мой любимый Центр оперного пения снова преподнес москвичам и гостям столицы прекрасный подарок на День города в виде концерта с чисто оперной программой в сопровождении оркестра на одной из открытых сцен Москвы. В минувшее воскресенье солисты и оркестр Центра под управлением Ярослава Ткаленко выступили на Сцене на воде в парке Олимпийской деревни на юго-западе города. Точнее, несмотря на своё название, сцена вместе с гигантским экраном, на котором крупным планом показывали солиста и дирижёра, располагалась на берегу одного из Олимпийских прудов, а скамейки для слушателей находились на противоположном берегу. Начало мероприятия задержали приблизительно на 50 минут, так как предыдущие выступающие - студенты училища эстрадного и джазового вокала - пели значительно дольше запланированного времени. Концерт продолжался всего около часа, однако мне очень понравились абсолютно все его участники без исключения, все певцы и певицы были, на мой взгляд, почти одинаково ОЧЕНЬ хороши. Единственное, к чему, точнее, к кому у меня есть замечания - это к ведущему концерта, который, как я, не имеет отношения к ЦОПу, так как он вёл программу, скорее всего, весь день. На мой взгляд, крайне желательно, чтобы ведущий любого классического вокального мероприятия был хотя бы немного "в теме", хотя бы отдаленно был знаком с мировым оперным наследием. Иначе получаются ляпы типа "ария Риголетты" или произношение имён оперных персонажей или фамилий певцов с неправильным ударением.

Совершенно изумительное впечатление произвела прекрасная Виктория Каркачева, запомнившаяся мне ещё по потрясающему во всех отношениях исполнению моей любимой третьей арии Далилы на конкурсе Галины Вишневской в июне, а вчерашнее выступление с Сегидильей было как минимум не менее удачным. У Виктории просто слов нет какой великолепный голос: густой, сочный, отличающийся неповторимой окраской, потрясающе связный и аккуратный!!! И певица исполнила Сегидилью исключительно артистично, с очень тонко продуманной интонацией и точным выпеванием фраз, сложных с точки зрения темпа, каковых немало в этом фрагменте. Я в полном восторге от исполнения Сегидильи Викторией!!! А в "Иоланте" на сцене Центра оперного пения даже в столь маленькой партии Лауры выступление Виктории очень запомнилось! В пятницу Виктория тоже восхитила меня очень глубоким и обволакивающим, потрясающе тонко отделанным голосом совершенно неповторимого тембра!

Екатерина Ясинская вышла на сцену с одним из своих коронных номеров - арией Джудитты. Свежий и яркий голос певицы становится всё более ровным и тонко сфилированным, в том числе, конкретно в этом произведении. И нынешнее исполнение однозначно можно назвать очень зрелым, в том числе, в отношении прекрасной отделанности каждого звука. И ещё у Екатерины мне очень нравятся завораживающая кантилена и замечательный тёплый тембр.

Марат Мухаметзянов, творчеством которого я очень заинтересовался в прошлом сезоне, исполнил уже упомянутую арию Риголетто, продемонстрировав крепкий и сфокусированный звук тёмного и интересно окрашенного оттенка и очень выразительные интонации. Чувствовалась прекрасная впетость арии, голос тянулся естественно и уверенно. Браво! Также Марат совершенно замечательно спел мавританского врача Эбн-Хакиа в "Иоланте" в пятницу, тогда я тоже был восхищён потрясающе мягким и тёмным голосом, удивительно чарующим, и великолепным продуманое разнообразие динамических оттенков. Певец продемонстрировал очень зрелое исполнение партии Эбн-Хакиа!

Екатерину Савинкову я впервые услышал как раз на прошлом концерте ко Дню города, однако ещё до этого певица исполняла в спектаклях ЦОПа партию Марфы, а последней весной - ещё и Джильды, но, к большому сожалению, я не смог побывать на этих выступлениях. В репертуар Екатерины на вчерашний концерт вошел вальс Джульетты Гуно. Очень чётко и связно, без малейшего напряжения прозвучали все пассажи с мелкими нотами, и в медленных фразах голос тянулся очень красиво и отточенно. Сначала Екатерина пела в основном светлым звуком, но ближе к концу фрагмента в голосе прорезались неповторимые тембровые краски, как я заметил по прежним концертам, являющиеся фирменными для Екатерины. И я ещё раз хочу поблагодарить певицу за арию Амины и фрагменты партии Джильды, блестяще исполненные на сцене ЦОПа на закрытии прошлого сезона. Это было бесподобно!!! Тогда голос был светлым и звонким, как ручеёк. А в "Иоланте" Екатерина прекрасно спела Бригитту.

Ещё одна замечательная молодая солистка Центра оперного пения - Екатерина Петрова - исполнила арию Маргариты из "Фауста" и понравилась мне с этим своим коронным произведением ещё больше, чем раньше. У Екатерины потрясающе мягкий и отточенный голос очень приятного чистого тембра, свободно льющийся, но сфокусированный. И в каждой фразе очень тонко продуманы нюансы и интонация. А в минувшую пятницу Екатерина Петрова совершенно замечательно спела заглавную партию в "Иоланте" на сцене ЦОПа, ещё более удачно, чем прошлой осенью!!! У Екатерины всё было на высоте - неописуемая чистота звука, чарующий тембр, выразительность, разнообразие красок голоса и нюансов, попадание в образ! И Екатерина пела удивительно нежно и прочувствованно!!! А 6 сентября в Малом зале Консерватории певица исполнила три сонета Петрарки на музыку Ференца Листа. Это произведения тоже прозвучали очень прочувствованно, небесным прозрачным тембром, тоже волшебно чарующим и существенно отличающимся от тембровых оттенков в Иоланте и Маргарите.

Для прекрасной Анастасии Сорокиной моё любимое Болеро Делиба тоже уже стало своеобразной визитной карточкой. Чарующий голос очень приятной и интересной окраски захватывающе переливался и был по-колоратурному округлым, но абсолютно не пережатым. Очень естественно звучала каждая фраза, с таким непринуждённым техническим совершенством!

Евгений Щербаков, которого я помню по выступлениям с многими известными ариями, включая сцену смерти Родриго, вчера спед арию Роберта, а в пятницу в "Иоланте" исполнил эту партию целиком. Оба раза баритон пел связно и эмоционально, благородным и чарующе насыщенным звуком с прекрасной дикцией. Как ария, так и вся остальная партия очень хорошо отделаны.

Анна Матис очень артистично исполнила Цыганскую песню Кармен, с очень подходящим для этого образа жгучим тембром. Уверенно контролируя звук, Алексей Толстокоров в пятницу спел партию Бертрана, а в воскресенье в арии Кутузова в голосе певца появилось много новых чарующих оттенков, и сочный и чистый голос захватывающе обволакивал.

После каждого следующего выступления Андрея Дудина я всё больше убеждаюсь, что могу назвать этого певца любимым тенором ЦОПа. Легкий и летящий, но наполненный голос Андрея отличается очень приятной манерой звукоизвлечения и тянется в воздухе округло и мягко, с плавным легато. И со временем звуковедение становится всё более отточенным. На концерте ко Дню города Андрей произвёл прекрасное впечатление с неаполитанской песней "Parlami d'amore Mariu", но и в оперном репертуаре на сцене Центра Андрей мне тоже уже несколько раз очень понравился.

Поскольку я уже упомянул обо всех исполнителях основных ролей в пятничной "Иоланте", то я не могу не сказать о ещё одном теноре, Петре Сизове, не участвовавшем в праздничном мероприятии, но зато исполнившем партию Водемона. Пётр также прибавил по сравнению с предыдущим спектаклем, на котором я был, и звучал аккуратно и очень выразительно, а тембр стал более глубоким.

Оркестр Центра оперного пения мне тоже очень понравился, в том числе, в открывавшем концерт Полонезе из "Евгения Онегина". Огромное спасибо любимому Центру оперного пения за замечательный концерт к празднику Москву и очень яркую и интересную "Иоланту"!