?

Log in

No account? Create an account

Meglio tardi che mai // Лучше поздно, чем никогда

Мои впечатления от музыкальных и других интересных событий

Journal Info

Name
Wolframmos

View

Navigation

Skipped Back 10

July 21st, 2019

18 июля на открытой сцене в беседке Марфо-Мариинской обители состоялся интереснейший концерт солистов Большого театра и Центра оперного пения. Всем певцам и певицам аккомпанировала одна из моих любимых пианисток Алла Борисовна Басаргина. Также солист оркестра Большого театра Сергей Лысенко (гобой) и Наталья Киселева (фортепиано) исполнили инструментальное переложение моего любимого "Вокализа" Рахманинова и "Половецкие пляски" из оперы "Князь Игорь".

Моя самая-самая любимая меццо-сопрано Людмила Кузьмина совершенно изумительно, на высочайшем уровне исполнила каватину Кончаковны, Сегидилью, "Сирень" Рахманинова и дуэт Татьяны и Ольги! Великолепнейший голос певицы, исключительно густой, сочный и чарующий, завораживал мягкостью и связностью звука и исключительно сочным и насыщенным во всех регистрах тембром, слов нет, насколько ярким и красивым! Глубина тембровой окраски обволакивающего голоса Людмилы Кузьминой - это просто какое-то неземное чудо! Также все произведения прозвучали впечатляюще эмоционально и проникновенно, с прекрасной продуманностью интонационных нюансов и огромным динамическим диапазоном, от мощнейшего и удивительно плотного форте в некоторых фразах Сегидильи до нежнейшего пианиссимо в Сирени! И в Кончаковне Людмила очаровала слушателей просто выдающейся наполненностью обертонов! Такую замечательную Кончаковну я не слышал ещё никогда за все мои десять лет любви к оперной музыке и двадцать шесть посещений оперы "Князь Игорь"! Многократное БРАВИССИМА!!!

Я очень рад был услышать после долгого перерыва двух чарующих сопрано - Екатерину Ясинскую и Дарью Гайдук. Екатерина выступила в дуэте "Слыхали ль вы", а затем исполнила два своих, пожалуй, коронных номера - сцену письма Татьяны и арию Джудитты. С тех пор, как я слушал Екатерину на концертах Московской Консерватории и Центра оперного пения, прекрасный голос Екатерины стал ещё более мягким, густым и объёмным, и ещё я был очень восхищён превосходным контролем над звуком и тонкой отделанностью каждой фразы, в частности, в письме. Дарья Гайдук сначала открыла вокальную часть концерта гавотом Манон Массне (разумеется, вместе с более медленной его частью), а потом выходила на сцену с моей любимой каватиной Людмилы Глинки и вальсом Джульетты Гуно. Красивейший голос Дарьи удивительно связно и аккуратно переливался нотами и очаровывал очень ярким и интересным тембром. По сравнению с прежними выступлениями Дарьи, звук стал более мощным, плотным и отточенным.

Солист Камерной сцены Большого театра Азамат Цалити потрясающе эмоционально и артистично исполнил романс Чайковского на слова А.К. Толстого "Серенада Дон-Жуана", дуэт Дон-Жуана и Церлины Моцарта и две неаполитанские песни: "Catari, Catari" и "Tu ca nun chiagne". С самого начала концерта голос певца восхищал густой и сочной окраской. Но больше всего в репертуаре баритона на этот день мне понравилась песня "Catari, Catari", в том числе, благодаря мягкости и отточенности звука. Я даже ещё больше полюбил это произведение, услышав его в исполнении Азамата.

July 16th, 2019

Ссылка на рецензию на сайте "Вокальный мир": http://vocalworld.ru/note.html?20190716011134

13 июля в посёлке Мозжинка рядом с подмосковным городом Звенигородом состоялся совершенно изумительный концерт выдающихся певиц Оксаны Лесничей и Людмилы Кузьминой, скрипача Петра Лундстрема, кларнетистки Ирины Догуевой и пианистов Аллы Басаргиной и Максима Шаталкина. Впервые я услышал Оксану и Людмилу на открытой сцене без микрофонов, о чём очень мечтал около пяти лет. Замечательные голоса певиц прекрасно пролетали большие расстояния (в том числе на мецца воче и пиано) и звучали столь же мощно и ярко, как и в залах, но главное, при этом ещё более мягко и нежно, чем обычно. Открывали концерт произведения для скрипки, фортепиано и кларнета, а затем на сцену вышли, несомненно, две главные героини вечера - сопрано и меццо-сопрано, и, кроме одного из трёх номеров на бис, дальнейшая программа была уже только вокальной. Оксана Лесничая, Людмила Кузьмина и Алла Басаргина начали выступление с одного из своих коронных камерных вокальных дуэтов: "Не искушай меня без нужды" Михаила Глинки на слова Евгения Баратынского. С самой первой фразы в полный восторг приводил исключительно красивый и чарующий и просто волшебный тембр сливающегося звука, ни у кого больше нет такой насыщенной окраски голосов в дуэте! Когда Оксана и Людмила поют одновременно, то сочность звука становится просто непередаваемой, а его оттенок - абсолютно не похожим на те, когда эти замечательные сопрано и меццо-сопрано поют по отдельности. Также я был снова очень восхищён необыкновенной слаженностью пения Оксаны и Людмилы во всех трёх произведениях, исполненных в этот вечер вдвоём. Обе певицы продемонстрировали красивейшее тончайшее пианиссимо в заключительной строчке романса.

После первого дуэта блок русского камерного репертуара продолжился уже сольными номерами. Одна из моих самых любимых певиц Оксана Лесничая замечательно спела "Здесь хорошо" Рахманинова, "Серенаду" Чайковского и "Пленившись розой, соловей" Римского-Корсакова, мягчайшим и нежнейшим голосом удивительно глубокого и тёплого тембра, с невероятно тонко отделанными динамическими и интонационными нюансами. Во всём диапазоне лёгкий голос переливался завораживающе связно. Во второй половине концерта Оксана выходила на сцену уже с колоратурными произведениями, которые всегда у этой великолепной певицы получаются более чем потрясающе. В этот раз настоящими украшениями вечера стали сложнейшая ария Шамаханской царицы, Неаполитанская тарантелла Россини и "Соловей" Алябьева - несомненно, это одни из коронных произведений прекрасной Оксаны. Все труднейшие пассажи и соловьиные трели прозвучали потрясающе сочно с филигранной точностью и блеском! Также очень запомнились и длинные верхние ноты - благодаря их чёткости и аккуратности, светлому и яркому тембру, исключительно естественным и уверенным ходам наверх и абсолютно безупречному контролю над звуком. На бис Оксана Лесничая также просто бесподобно спела ещё "Summertime" Джорджа Гершвина, тоже необыкновенно чистым и объёмным голосом, с превосходным попаданием в стиль (как и в Шамаханской царице, и во всех романсах и остальных произведениях). Всю свою программу, как камерную, так и колоратурную, Оксана исполнила также впечатляюще артистично.

С особым нетерпением я ждал выхода на сцену моей самой-самой любимой меццо-сопрано, солистки Якутского театра оперы и балета Людмилы Кузьминой, по прекрасному пению и неповторимому голосу которой я очень-очень скучал много последних месяцев. Каждый раз, когда я слушаю замечательную и неподражаемую Людмилу, я вновь и вновь убеждаюсь, что это действительно уникальная и выдающаяся во всех отношениях певица, самое красивое и густое и одно из самых плотных меццо-сопрано, которое я когда-либо слышал. Великолепнейший голос певицы всегда, в каждой фразе и в каждой ноте наполняется очень разными, но одинаково невероятно сочными и насыщенными тембровыми красками, и причём одновременно. Такого восхитительного тембра и настолько впечатляющего сочетания обертонов я не встречал больше ни у одной меццо-сопрано. Сначала, в первой, камерной части концерта, кроме дуэта Глинки, Людмила необычайно прочувствованно исполнила романсы Чайковского "Нет, только тот, кто знал" и "Средь шумного бала" и Рахманинова "Сирень", очень тонко передав голосом все оттенки чувств лирических героев. Просто волшебно зависали ноты в небесных пиано и пианиссимо. Чуть позже очень эмоционально, продемонстрировав завораживающе ровное звучание, Людмила Кузьмина изумительно спела Сегидилью, потрясающе мощным и плотным, но в то же время аккуратным голосом.

Две певицы снова очаровали слушателей неземной красотой сливающегося звука сначала в дуэте Татьяны и Ольги "Слыхали ль вы", а потом в знаменитой большой сцене Лакме и Маллики, сыгравшей очень важную роль в становлении моей любви к оперной музыке. Цветочный дуэт, несомненно, один из главных "гвоздей программы" концерта в Мозжинке, очень запомнился благодаря неповторимому, наполненному тёплыми солнечными обертонами тембру двух голосов, звучавших вместе, а также удивительной мягкости и наполненности и сопрано, и меццо-сопрано, исполнявших некоторые строки каждого куплета по отдельности. И в этот раз, поскольку концерт проходил на природе, заключительные фразы дуэта Оксана и Людмила спели под кроной дерева, откуда чарующие голоса певиц тоже прекрасно летели в импровизированный зал. А завершающим номером на бис стала неаполитанская песня "O sole mio", исполненная вместе со скрипкой, кларнетом и фортепиано Оксаной Лесничей, Людмилой Кузьминой и всеми музыкантами-инструменталистами, участвовавшими в концерте. И финал вечера тоже оставил ярчайшее впечатление благодаря необыкновенным чистоте, красоте и отточенности голосов Оксаны и Людмилы!

July 10th, 2019

Ссылка на рецензию на сайте "Вокальный мир": http://vocalworld.ru/note.html?20190710213119

6 июля я впервые побывал на концерте в оранжерее Аптекарского огорода. В этот вечер была представлена программа "Классика против барокко", в которую вошли как очень известные арии, так и редко исполняемые вокальные и инструментальные сочинения. Одна из моих любимых певиц сопрано Ирина Лецкая и тенор Дмитрий Хромов выступили вместе с солистами ансамбля старинной музыки "Volkonsky consort" Алексеем Шеиным (блокфлейты, шалмей, гобой, английский рожок) и Ольгой Черногоровой (лира да браччо, скрипка) и с одной из моих любимых пианисток, концертмейстером театра "Геликон-опера" Еленой Сосульниковой. Также перед каждым номером концерта Алексей Шеин очень подробно рассказывал об истории создания и сюжете следующего произведения.

Великолепную Ирину Лецкую я очень люблю с весны 2014 года, когда певица произвела ярчайшее впечатление в партии Марфы в дипломном спектакле "Царская невеста" в Большом зале Консерватории. Несмотря на то, что я теперь уже посещал оперу "Царская невеста" более 25 раз, Ирина неизменно входит в тройку самых лучших исполнительниц роли Марфы на моей памяти. Начиная с сезона 2013/2014, я достаточно много раз слушал Ирину на различных концертах студентов, аспирантов и выпускников Московской Консерватории в Малом и Рахманиновском залах, а также в различных музеях в Москве. После сольного концерта в Центральном доме учёных 6 октября 2015 года я окончательно перестал сомневаться в том, что Ирина - одна из моих любимых певиц. В 2014-2018 годах наряду с ариями Марфы и позже некоторыми барочными произведениями Ирина Лецкая исполняла в основном оперный репертуар лирико-драматического сопрано. Теперь певица в первую очередь выступает с произведениями для более лёгкого голоса, и на мой взгляд, это правильно. Несмотря на то, что я действительно очень-очень восхищался и сейчас тоже продолжаю вспоминать с восхищением, как Ирина исполняла арии для плотного голоса, особенно мою самую-самую любимую оперную арию "Pace mio Dio" и ариозо Лизы (включая вторую его часть), с самого начала я обратил внимание, что чарующий голос певицы в наибольшей степени подходит для репертуара лирического и лирико-колоратурного сопрано. В оранжерее Аптекарского огорода Ирина Лецкая совершенно изумительно исполнила арию сопрано из кантаты Перголези "Stabat Mater", ариэтту Анхен из оперы Вебера "Вольный стрелок", арию Армиды из одноимённой оперы Дворжака, арию израильтянки из оратории "Самсон" Генделя, моё любимое Болеро Елены из "Сицилийский вечерни" Верди и на бис Застольную из "Травиаты"! Волшебный голос певицы, необыкновенно глубокий, объёмный и обволакивающий, лился удивительно свободно и естественно, завораживая ровным и связным звуком и абсолютно неповторимым и чарующе насыщенно окрашенным тембром! Также Ирина Лецкая продемонстрировала безупречную филигранную вокальную технику, все сложные пассажи, в том числе, в Болеро Елены, прозвучали впечатляюще точно, аккуратно и с блеском! Действительно, такое техническое совершенство в Болеро Елены мне доводится услышать крайне редко, и это было действительно выдающееся исполнение этой третьей из моих самых любимых оперных арий. И Ирина Лецкая, несомненно, является одной из пяти самых прекрасных исполнительниц Болеро Елены, которых я когда-либо слышал с этим фрагментом из пятого акта "Сицилийской вечерни". И медленные фразы на протяжении всего выступления Ирины тоже получились более чем восхитительно, в них голос мгновенно становился более крепким. Брависсима!!!

Удачно выступил и Дмитрий Хромов. В репертуар тенора на этот вечер вошли песня певца за сценой из оперы Аренского "Рафаэль", романс Неморино из "Любовного напитка" Доницетти, ария "Amarilli mia bella" Каччини и вторая ария Секста из оперы "Юлий Цезарь" Генделя, а также заключительный дуэт на бис. Очень понравились как яркий и тёплый тембр голоса певца, так и тонкая отделанность интонационных нюансов.
Ссылка на рецензию на сайте "Вокальный мир": http://vocalworld.ru/note.html?20190710190308

7 июля на открытой сцене перед Большим дворцом в Царицыно состоялся концерт одной из моих любимых певиц лирико-колоратурного сопрано Дарьи Коваленко, баритона Александра Касьянова и Государственного академического Большого симфонического оркестра имени Чайковского (дирижёр - Денис Лотоев) ко Дню семьи, любви и верности. Очаровательная Дарья Коваленко совершенно замечательно исполнила вальс Джульетты Гуно, арию Лауретты Пуччини, выходную арию Сильвы Кальмана и дуэт Дон-Жуана и Церлины Моцарта, необыкновенно чарующим, лёгким и нежным и одновременно удивительно отточенным и сфокусированным голосом неповторимого тёплого и насыщенного тембра. Очень сильное впечатление произвели на редкость аккуратные, естественные и непринуждённые ходы наверх. Но и во всём диапазоне певица завораживала слушателей глубиной красок голоса. В вальсе Джульетты, на мой взгляд, самом ярком и запоминающемся номере концерта, все быстрые пассажи прозвучали невероятно точно и с блеском. Несомненно, этот номер из первого акта "Ромео и Джульетты" является коронным номером Дарьи Коваленко, и именно в исполнении этой прекрасной певицы я его услышал впервые - на незабываемом сольном концерте в Центральном доме учёных 29 марта 2011 года. Но и медленные фразы как в вальсе Джульетты, так и в арии Лауретты, тоже являющейся одной из визитных карточек Дарьи, тоже были исполнены завораживающе мягко и отточенно. И в арии Сильвы, представленной, в отличие от всех других номеров концерта, в русском варианте, певица также продемонстрировала превосходную дикцию. Александр Касьянов, которого я помню по выступлениям в партии Григория Грязного, как на исторической сцене Большого театра, так и в более камерной обстановке, в Коломенском дворце, в этот раз сначала вышел на сцену с куплетами тореадора, а затем, перед завершающим дуэтом, исполнил ещё "Гранаду" Августина Лары. Баритон пел плотным звуком тёмного тембра, очень эмоционально и выразительно.

July 3rd, 2019

Ссылка на рецензию на сайте "Вокальный мир": http://vocalworld.ru/note.html?20190703225723

30 июня в зале под сводами Измайловского музея-заповедника состоялся интереснейший концерт "Арфа - любимица муз" с участием одной из моих любимых певиц солистки Новой Оперы Ольги Ионовой, арфистки оркестра театра Полины Барановой с участием пианистки Светланы Тарноруцкой и скрипачки Аси Соршневой. Я с нетерпением ждал этого концерта полтора месяца. Полина Баранова великолепно сыграла сольные номера для арфы: экспромт и "Принцессу в замке" Габриэля Форе и вальс Жозефа Йонгена. Вместе с Асей Соршневой и Светланой Тарноруцкой соответственно арфистка сыграла фантазию для скрипки и арфы Камиля Сен-Санса и два танца Клода Дебюсси - Священный и Светский. Но больше всего, конечно же, я мечтал услышать вокальную программу, полностью прозвучавшую в переложении для голоса и арфы. Мне очень понравилась также акустика зала под сводами, в котором я в этот день побывал впервые.

Прекрасная Ольга Ионова совершенно замечательно исполнила романсы Форе "Бабочка и цветок", "Пробуждение", "Лунный свет", Гуно "Серенада", Пуленка "Дороги любви" и Дебюсси "Звёздная ночь" и "Мандолина", волшебным инструментально чистым, лёгким и нежным голосом, завораживающе связным, мягким и аккуратным звуком необыкновенно чарующего, насыщенного и тёплого тембра как в нижнем, так и в верхнем регистре, с великолепными пиано и пианиссимо. Все произведения прозвучали впечатляюще прочувствованно, с невероятно тонкой продуманностью интонационных нюансов. Во французском камерном репертуаре я слушал Ольгу Ионову впервые, и, на мой взгляд, абсолютно все эти удивительно проникновенные романсы очень удачно легли на красивейший голос певицы, парящий и невесомый и при этом отличающийся удивительным совершенством звучания. Уже в первом вокальном номере "Бабочка и цветок" звук чудесно зависал в воздухе почти до бесконечности в медленных фразах. "Дороги любви" я очень люблю на протяжении последних минимум пяти лет, и в нём ярко и округло голос звучал. Очень эмоциональное исполнение получилось, и особенно запомнилась благодаря исключительно сочному тембру последняя длинная верхняя нота. "Звёздная ночь" мне тоже уже достаточно давно очень нравится, и удивительно красиво и чисто на нежном пиано лился голос, как колокольчик, но в то же время наполняясь тёплыми тембровыми красками. Настоящим украшением концерта стал завершающий вокальную программу романс "Мандолина", в котором звук просто волшебно переливался нотами в бесконечном и невероятно плавном легато, так же, как и, в частности, ещё в "Пробуждении", "Серенаде" и "Лунном свете". Брависсима!
Ссылка на рецензию на сайте "Вокальный мир": http://vocalworld.ru/note.html?20190703172350


28 и 29 июня я в четвёртый раз побывал в Ставрополе. В первый вечер в краевой филармонии состоялся интереснейший концерт из цикла "Золотая маска с визитом. Первое отделение было целиком посвящено опере "Фауст" Шарля Гуно, из которой прозвучали, в частности, почти вся партия Маргариты, кроме сцены за прялкой и финала, и оба сольных фрагмента Мефистофеля. Вторая часть концерта состояла из арий и дуэтов из различных русских и зарубежных опер и в меньшей степени оперетт и мюзиклов. Все вокальные сочинения, кроме Карамболины, представленной в русском варианте, исполнялись на языках оригиналов. На протяжении всего вечера солистам аккомпанировал Симфонический оркестр Ставропольской филармонии под управлением Юрия Михайленко, неизменно стоявшего за дирижёрским пультом также на всех трёх предыдущих концертах в Ставрополе, которые я посещал в 2017-2018 годах. В этот раз в программу вечера вошли два оперных инструментальных фрагмента - вступление и эпизод "Вальпургиевой ночи" из "Фауста".

Одна из моих самых любимых певиц заслуженная артистка республики Башкортостан Ольга Терентьева необыкновенно прекрасно, на высочайшем уровне исполнила четыре фрагмента из "Фауста" Гуно (балладу о фульском короле, арию Маргариты, дуэт Маргариты и Фауста и сцену у церкви), куплеты Нинон Кальмана и дуэт из "Вестсайдской истории" Бернстайна. Великолепнейший голос певицы, потрясающе мощный и чистый, густой и мягкий, завораживал впечатляюще связным и ровным звуком, бесконечной кантиленой и совершенно неповторимым чарующим тёплым тембром. Каждая фраза прозвучала впечатляюще артистично и прочувствованно. И все сцены из партии Маргариты замечательно легли на прекрасный нежный и глубокий голос Ольги. В этот вечер Ольга Терентьева впервые выступила с произведениями из "Фауста", и, пожалуй, именно лирико-драматическое сопрано в наибольшей степени подходит для большинства сцен Маргариты. Также очень запомнились красивейшие диминуэндо, пиано и пианиссимо! А в куплетах Нинон Ольга не только восхитительно пела, с превосходным контролем над звуком и безупречной дикцией, но и очень впечатляюще танцевала!

Один из моих любимых басов, лауреат премии "Золотая маска" за роль Мефистофеля в опере "Фауст" в постановке "Новой Оперы" Евгений Ставинский также был исключительно хорош сначала именно в куплетах, серенаде, дуэте у церкви и терцете из этой оперы, а затем, после антракта, также двух шедеврах русской оперы - третьем романсе Демона и каватине Алеко. Во всех произведениях певец продемонстрировал потрясающе плотный, отточенный и благородный звук, невероятно глубокую и насыщенную окраску голоса и яркие и точные интонации. Мефистофель, несомненно, уже давно является коронной партией Евгения Ставинского, я слушал этого бесподобного баса в этой партии в "Новой Опере" три раза, последний из них в прошедшем марте, и в каждом спектакле Евгений производил просто изумительное впечатление. Но и в двух русских оперных сценах (в обеих их них я слушал Евгения Ставинского впервые) певец также очень понравился благодаря чарующе мягкому, густому и наполненному звуку и очень выразительному исполнению.

В противоположность очень давно мне знакомым сопрано и басу, выступление лирико-драматического тенора Андрея Дунаева я посетил всего лишь во второй раз. Однако кроме большого дуэта с Маргаритой и завершавшего вокальную программу номера из "Вестсайдской истории" Андрей выходил на сцену с ариями, которые я полюбил ещё задолго до того, как впервые услышал на концертах даже самые известные номера из "Фауста" (за исключением входившей в программу музыкального действа "Брависсимо" серенады Мефистофеля) - арией Вертера из одноимённой оперы Массне и плачем Федерико из "Арлезианки" Чилеа. Эти два произведения (особенно второе из них) мне доводится услышать очень редко, однако я их причисляю к наиболее интересным в теноровом репертуаре. И в первом, и во втором отделении Андрей Дунаев пел очень эмоционально, мягким и связным голосом, в драматических местах становившимся впечатляюще крепким, с продуманным разнообразием в динамике.

June 27th, 2019

Ссылка на рецензию на сайте "Вокальный мир": http://vocalworld.ru/note.html?20190627233714

С 21 по 23 июня в Мерзляковском училище при Московской Консерватории состоялись государственные экзамены по концертмейстерскому мастерству. Каждый выпускник фортепианного отделения аккомпанировал солистам (певцам и инструменталистам) в четырёх произведениях. В экзаменационную программу пианиста входила одна оперная ария или дуэт (или даже в одном случае сцена, включающая и дуэт, и арию), два камерных вокальных сочинения (одно из которых может состоять из двух или трёх частей) и один номер для солирующего инструмента (скрипки, альта, виолончели, кларнета, фагота, арфы и даже домры) и фортепиано. Я посещаю госэкзамены в Мерзляковке и слушаю всю их программу от начала и до конца уже третий год подряд, потому что в них участвуют действительно великолепные солисты-вокалисты.

Исключительно хороша была на протяжении всех трёх дней одна из моих самых любимых певиц Александра Конева. В первый день певица необыкновенно прекрасно исполнила арию Саломеи из "Иродиады" Массне, сцену смерти Изольды из "Тристана и Изольды" Вагнера, арию Русалки Дворжака (не самую известную, а другую, ещё более сложную), романсы Рахманинова "Я не пророк", Шапорина "Прохладой ночь дохнула" и "Элегию" Метнера, очаровав невероятной густотой и глубиной тембровой окраски во всём диапазоне и потрясающим многообразием точно продуманных нюансов. Очень редкая и трудная ария Русалки и фрагменты из опер Вагнера и Массне стали настоящими украшениями дня. Во всех этих сочинениях, как и во всех следующих выходах на сцену, Александра Конева безупречно контролировала плотный звук. Во второй день Александра совершенно изумительно, на высочайшем уровне исполнила арию Леди Макбет из третьего акта оперы "Макбет" и романсы Пуленка "В саду у Анны", Шапорина "Зачем крутится ветр в овраге", и "Везде - над лесом и над пашней", Метнера "Сумерки", Куилтера "Песенка пастушка" и Катуара "Не ветер, вея с высоты". Я вновь был очень восхищён исключительно чарующим тембром, действительно абсолютно неповторимым и волшебно завораживающим! Также мне очень запомнились необыкновенно красивые пиано и пианиссимо в различных камерных произведениях. Макбет прозвучал бесподобно, настоящим драматическим звуком! И романсы исполнены просто волшебно, удивительно мягким и чистым голосом с множеством красок звука. В заключительный день в программу Александры Коневой вошли дуэты Аиды и Амнерис и Амелии и Риккардо, вторая арию Амелии и романсы "Эти летние ночи прекрасные", Гречанинова "Гимн" из цикла "Цветы зла", "Зимняя ночь" Метнера, "Бабочка" Прокофьева и "Кабы знала я, кабы ведала" Чайковского. Великолепнейший голос певицы, мощный и плотный и при этом исключительно чистый и мягкий, впечатлял необыкновенно приятным чарующим и насыщенно окрашенным тембром, неизменно удивительно глубоким и по-своему волшебно красивым и в верхнем, и в среднем, и в нижнем регистре. Во всех произведениях Александра Конева совершенно безупречно контролировала звук и продемонстрировала впечатляюще тонкую отделанность динамических и интонационных оттенков! Аккомпанировали Александре Коневой на фортепиано Софья Исрафилова, Анна Асташкина, Мария Карпова и Эмилия Мантай.

Очаровательная Екатерина Бабич также выходила на сцену все три дня и великолепно исполнила вторую арию Джульетты Гуно, арию Констанцы Моцарта, речитатив и песню Марьи Власьевны Аренского и романсы Мясковского из цикла "Венок поблекший" и Грига "Баркарола"! Волшебный голос Екатерины, чарующе лёгкий и нежный, звучал удивительно чисто, как колокольчик, завораживая ярким и насыщенным тембром. Во всех произведениях, в том числе в очень сложной арии Джульетты, певица безупречно контролировала звук и впечатляюще эмоционально и выразительно исполняла каждую фразу.

Анна Евтисова также выступала во всех трёх частях госэкзаменов и была очень хороша и в оперном, и в камерном репертуаре, но больше всего мне понравились ария сопрано из кантаты номер 144 И.С. Баха и сцена и ария Оксаны из оперы Чайковского "Черевички", благодаря плотному, аккуратному и сфокусированному звуку и приятному и завораживающему тембру. В исполнении Людмилы Борисовой мне больше всего запомнился дуэт Аиды и Амнерис в самом начале заключительного дня, исполненный крепким и ровным голосом глубокой и захватывающей окраски. Максим Перебейнос, как и всегда, пел очень эмоционально, густым и наполненным голосом, с очень выразительными интонациями. Удивительно проникновенно прозвучал, пожалуй, самый коронный номер певца - сцена смерти Родриго из оперы "Дон Карлос" Верди. Превосходное владение разнообразными динамическими оттенками баритон продемонстрировал в редко исполняемых сцене Пьеро из оперы Корнгольда "Мёртвый город", а также в арии Рылеева из оперы Шапорина "Декабристы". Также очень ярко прозвучали ариозо Роберта из "Иоланты" Чайковского и дуэт Ренато и Амелии из "Бал-маскарада" Верди. В первый день госэкзаменов также принял участие один из моих любимых басов Дмитрий Зарудный, в репертуар которого вошли два очень интересных романса Георгия Свиридова. Певец продемонстрировал изумительный сочный и объёмный звук и впечатляющую отделанность интонационных нюансов.

June 17th, 2019

Ссылка на рецензию на сайте "Вокальный мир": http://vocalworld.ru/note.html?20190617015002

13 июня я впервые побывал в Уфе. Вечером этого дня на открытой сцене амфитеатра конгресс-холла "Торатау" в парке Ватан состоялся интереснейший концерт "Симфоническая ночь", продолжавшийся четыре часа без антракта, с 19 до 23 часов по местному времени. За десять лет моей любви к оперной музыке на моей памяти ещё не было такого длинного концерта, тем более, без перерыва. Вокально-симфонический вечер был разделён на несколько частей, в первой из них вальсы и другие инструментальные сочинения исполнил Молодёжный симфонический оркестр республики Башкортостан (художественный руководитель и главный дирижёр - Линар Давлетбаев). А во второй половине концерта с оперными ариями и дуэтами и другими яркими классическими вокальными сочинениями выступили мои самые любимые певицы сёстры Елена и Ольга Терентьевы (лирико-колоратурное и лирико-драматическое сопрано), бас Аскар Абдразаков и баритон из Японии Сэйити Фурукава в сопровождении Национального симфонического оркестра республики Башкортостан под управлением дирижёра Дмитрия Крюкова. Также между вокальными номерами оркестр сыграл несколько редких симфонических сочинений. Именно в этот вечер и Ольга, и Елена Терентьевы получили почётные звания заслуженных артисток республики Башкортостан. И я искренне поздравляю самых любимых певиц с этим огромным успехом!!!

Елена Терентьева совершенно изумительно, на высочайшем уровне исполнила первую арию Розины из "Севильского цирюльника", Болеро Делиба и дуэты Сюзанны и Графини, Лакме и Маллики и Церлины и Дон-Жуана. Волшебный голос Елены, исключительно лёгкий, нежный и невесомый, звучал невероятно мягко и инструментально чисто, с необыкновенно яркой, сочной и чарующей тембровой окраской, и все произведения Елена Терентьева исполнила с безупречной филигранной техникой и впечатляюще выразительными интонациями! В частности, в этот вечер звучала версия каватины Розины даже с более сложными пассажами, чем обычно, и все колоратуры прозвучали с блеском и удивительной лёгкостью. И "Испанскую песню" Елена спела потрясающе эмоционально, ровным и аккуратны звуком с множеством неповторимых обертонов.

Ольга Терентьева также была необыкновенно хороша в чардаше Розалинды, арии Тоски и дуэтах Лакме и Маллики и Церлины и Дон-Жуана! Великолепнейший голос певицы, потрясающе глубокий, густой и плотный, лился впечатляюще свободно и естественно и завораживал мягкостью, ровностью и отточенностью звука и невероятными яркостью, насыщенностью и многообразием тембровых красок. В каждой фразе певица превосходно контролировала голос, всегда наполненный искренними чувствами. Это были действительно выдающиеся Розалинда и Тоска! Я очень давно мечтал услышать снова эти произведения в исполнении Ольги Терентьевой, и певица в этом репертуаре превзошла все мои ожидания!

Очень удачно выступил и баритон Сэйити Фурукава, выходивший на сцену с арией Фигаро Моцарта, каватиной Фигаро Россини и неаполитанской песней "Catari, catari" Кардилло. Очень запомнился густой и тёмный тембр голоса певца, и быстрые фразы в каватине Фигаро тоже прозвучали очень ярко и захватывающе. Аскар Абдразаков исполнил "Очи чёрные" и "Гранаду" Лары мягким и насыщенным звуком, с очень прочувствованными интонациями.

Также настоящими украшениями концерта стали дуэты, в частности, сцена Лакме и Маллики, уже очень давно ставшая своеобразной визитной карточкой сестёр Терентьевых. Необыкновенно красив и чист сливающийся звук замечательных голосов Елены и Ольги в этом дуэте, и в сольных фразах певицы тоже звучат чарующе нежно и темброво наполненно. Дуэт Сюзанны и Графини прозвучал в переложении для сопрано и кларнета, партию которого исполнил Артур Назиуллин. А дуэт Дон-Жуана и Церлины был разложен на четыре голоса, и особенно запомнились фразы, которые Елена и Ольга Терентьевы пели вдвоём, тоже благодаря просто волшебному слиянию голосов, придающему звуку исключительные объём и глубину.

May 7th, 2019

23 июля 2018 года, в последний полный день девятого крымского путешествия, я впервые отправился в горный поход по Тырке-яйле и восточным районам Демирджи-яйлы. Я поднялся из Сосновки на гору Замана и затем продолжил движение на восток, через центральную часть Тырке-яйлы и покорил три из четырёх высочайших вершин массива (в порядке посещения это безымянная гора высотой 1278 м, Хапхал-баш (1291 м) и гора Тырке (1283 м)), и завернул через перевал Кара-оба на восточную часть плато Северной Демирджи, покорил горы Босна (1285 м), Диплис-хая (1256 м) и Базарбай (около 1130 м) и спустился в село Лучистое по Коровьей тропе. В первой части я рассказываю о переходе от Сосновки до перевала Кара-оба по Тырке-яйле.

Карта моего похода 22 июля 2018 года. Фиолетовая линия - это нарисованное вручную продолжение GPS-трека после того, как отключился телефон, записывавший координаты.


Все фотографии из первой часть фотоотчёта в максимальном разрешении можно посмотреть и скачать здесь.

Об особенностях подъёма на Тырке-яйлу от Сосновки во время обоих моих походов из этого района я рассказываю в первой части фотоотчёта о походе 27 августа. В первый раз я обошёл закрытую территорию подстанции крымского троллейбуса с севера, а затем на развилке двух широких лесных дорог вскоре после мостика пошёл направо, по меткам на деревьях, благодаря чему после левого поворота на следующем ответвлении вышел на широкую дорогу совсем рядом с турстоянкой "Короед". От места для привала я стал подниматься по дороге, наиболее быстро уходящей вверх, и за 20 минут вышел на яйлу в непосредственной близости от вершины горы Замана, первой цели моего похода. Незадолго до выхода из леса я прошёл мимо более узкого левого ответвления, по которому спустя месяц достиг северной кромки Тырке-яйлы другим путём, через родник Мусарач. Несмотря на то, что до развилки на перевал Кара-оба 22 июля и 27 августа я проходил по одному и тому же горному массиву, на яйле лишь на трёх очень коротких участках грунтовых дорог треки двух походов совпадали, а в остальном, на протяжении более чем трёх четвертей пути по Тырке-яйле, эти два раза я ходил разными тропами, делая фото- и видеосъёмку из разных районов яйлы. После поворота на юг, на перевал Кара-оба и Демирджи-яйлу, маршруты двух походов окончательно удалились друг от друга, но гора Босна и её окрестности станут темой уже следующей части фотоотчёта. На гору Замана, первую на моём пути 22 июля после выхода из леса, ведёт короткое ответвление от основной яйлинской дороги (в отличие от развилки на Мусарач, начинающееся уже на травянистом склоне), но и оно проходит совсем чуть-чуть в стороне от вершины, до которой нужно дойти последние 50 метров по низкой траве. С Заманы открывается красивейший вид на Верхнее и Нижнее плато Чатыр-дага, их восточные склоны, в том числе, на Красную тропу, где я спускался в Сосновку 19 апреля, а также на долину Салгира в районе Перевального и Северную Демирджи (фото 9-38). С Заманы я начал спуск по траве на юго-восток и всего через 100 метров вышел на плавный поворот основной яйлинской дороги. Сначала она проходит вблизи южной кромки яйлы (и я дважды для фотосъёмки делал короткие выходы к краю обрыва, а потом возвращался на дорогу). Чуть менее чем через километр после первой вершины дорога плавно поворачивает на северо-восток, а ещё через 500 метров - под прямым углом выходит на грунтовку, поднимающуюся на яйлу с севера (именно там я шёл на плато от родника Мусарач в конце августа). В первый же раз, повернув снова на юго-восток, через 400 метров я добрался до очередной развилки. Основная, более наезженная и широкая дорога плавно уходит влево, удаляясь от края плато, а правое, несколько менее заметное ответвление продолжает полого подниматься к безымянной вершине высотой 1278 метров, второй цели моего похода. Через километр после развилки я достигаю вершины. Как только я добрался до высшей точки, начался короткий дождик, к счастью, единственный за этот поход, притом, что на севере несколько раз был слышен гром, и на следующий день, когда я ехал из Ялты к Крымскому мосту, перед Симферополем и после него несколько раз начинались сильные ливни. Дождь на вершине быстро закончился, и я начал фото- и видеосъёмку. Через полкилометра после безымянной вершины ответвляющаяся от неё дорога снова сливается с основной яйлинской грунтовкой, однако, выйдя на неё, я почти сразу вновь повернул на юг, теперь уже без тропы - чтобы покорить высочайшую точку Тырке-яйлы, гору Хапхал-баш. Отдалившись от грунтовки на 300 метров, я приблизился к южному краю яйлы. Там я фотографировал окружающие виды с небольшого скальника (виден на фото 124-125), а затем направился на восток и по травянистому склону через 300 метров добрался до вершины. Несмотря на то, что ущелье Хапхал находится к востоку от перевала Кара-оба, гора Хапхал-баш располагается с противоположной стороны от седловины, и с неё, наряду с остальными вершинами Тырке-яйлы, просматриваются ущелье Курлюк-баш (в низовьях которого я начинал подниматься из Сосновки) и возвышающаяся за ним гора Северная Демирджи. От Хапхал-баша, высшей точки моего похода, я пошёл по траве на север вдоль края леса. Иногда казалось, что там есть тропа, но она была крайне слабо читаемой. Основную яйлинскую грунтовку я перешёл почти под прямым углом, никуда не сворачивая, чтобы подняться на вершину горы Тырке, находящуюся ещё через 400 метров в том же направлении. Так же, как в случае горы Ай-Петри, гора Тырке, от которой произошло название всей яйлы, не является самой высокой точкой всего массива. Однако вершина Тырке ниже Хапхал-баша всего на 8 метров, в то время как Ай-Петри ниже наивысшей на одноимённой яйле горы Рока на 113 метров. С горы Тырке хорошо видна и увенчанная двумя пиками (Хапхал-баш и вершина 1278) южная кромка плато, вдоль которой я двигался значительную часть похода, и просторы Долгоруковской яйлы к северу, и гора Долгая в восточной части массива, куда я поднялся спустя месяц во время моего следующего горного похода. Спускаться с горы Тырке я начал по пути подъёма, чтобы обойти вытянутый скальный обрыв, видимый на фото 171. Достигнув оконечности скальника, я сразу повернул на восток, а потом, ещё через 400 метров, на юг, к перевалу Кара-оба. Он всего на 160 метров ниже вершин яйлы, поэтому чуть более чем километровый спуск к нему очень пологий, лишь перед самой седловиной на короткое время становящийся чуть более крутым. Дорога идёт среди невысоких лиственных и хвойных деревьев.

1. Скульптура слона в Сосновке с западной стороны трассы. Поскольку непосредственно в Сосновке сосен нет, а они есть только в небольшом количестве на некотором расстоянии, мне хочется назвать это место не "Сосновка", а "Слоновка".


2. Слон окружён полевыми цветами.


3. Речка Курлюк-су, приок Ангары. Нижняя часть подъёма на Тырке-яйлу с запада проходит вдоль речки.


4. Деревянный мостик через речку.


5. Листья плюща, в огромном количестве растущего в ущелье Курлюк-баш.


6. Ворота на тропе вскоре нижней развилки.


7. Ущелье пересыхающего летом сезонного ручья, правого притока речки Курлюк-су.


8. Турстоянка "Короед" и развилка на три дороги. Подъём на Заману (и к роднику Мумарач тоже) по уходящей наиболее ощутимо вверх грунтовке, где идёт турист с палками.


9. Я вышел из леса на Тырке-яйлу, впервые поднялся на этот горный массив. Вдали Верхнее и Нижнее плато Чатыр-дага, где я шёл тремя месяцами ранее, 19 апреля 2018 года. Просматривается почти вся вторая половина того моего похода от пика Ак-бурун на Ангар-бурун и далее по восточной кромке Нижнего плато и по Красной тропе, а затем к трассе через лес, видимый справа. Красная тропа проходит по склону Нижнего плато в том месте, где слабо заметен красноватый оттенок. Эклизи-буруна пока не видно, его мы увидим позже. Чуть ближе слева - лесистая гора Юке-тепе, 931 метр над уровнем моря. Ещё ближе видна основная яйлинская грунтовка и её ответвление к вершине горы Замана.


10. Гора Сарп в северной части Нижнего плато Чатыр-дага. Справа вдали долина Салгира. Вблизи лестистая гора Бал-кая.


11. Перевальное и соседние сёла. Видно Аянское водохранилище. Совсем вдали Симферополь.


12. Северная Демирджи. Справа скала Козырёк.


13. Каменный тур на вершине Заманы и долина Салгира вдали. Слева Сарп и Курт-баир.


14. Центральная часть Тырке-яйлы, куда я держу путь.


15. Верхнее и Нижнее плато Чатыр-дага.


16. Слева Ангар-бурун, справа Ак-бурун. Эклизи-буруна пока не видно.


17. Более общий план Верхнего плато с горой Юке-тепе.


18. Гора Пахкал-кая (Лысый Иван), покорена вместе с Северной Демирджи 2 октября 2016 года.


19. Бабуган-яйла, самый высокий горный массив Крыма. Справа Эгер-тепе, чуть левее Роман-кош. Другие полуторатысячники Бабугана, скорее всего, тоже видны.


20. Слева Северная Демирджи, справа Чатыр-даг. В центре кадра Пахкал-кая и вдали Бабуган.


21. Крупный план вершины Северной Демирджи.


22. Вид вглубь Тырке-яйлы. Справа окрестности перевала Кара-оба.


23. Колокольчики на вершине Заманы, на высоте 1060 метров над уровнем моря.


24. Колокольчик и сидящий на нём сбоку зелёный паук.


25. Гора Беш-куба (выше центра кадра) и справа от неё ущелье Беш-коба, ещё правее - слегка красноватый участок склона, по которому проходит Красная тропа. Саму тропу можно разглядеть на оригинальной фотографии. Слева ущелье Сарпа-су. Вблизи - часть хребта Юке-тепе.


26. Красная тропа идёт по диагонали слева от плотных групп деревьев на склоне и входит в лес (ненадолго разделившись на несколько троп) у самого левого края кадра.


27. Долина Салгира, Перевальное и Аянское водохранилище. Видны Симферополь и сёла, расположенные ближе к городу.


28. Крупный план сёл Перевального и Заречного и Аянского водохранилища.


29. Нижнее плато Чатыр-дага, включая гору Сарп.


30. Гора Беш-куба, окружающие её два ущелья и район Красной тропы. Справа видна нижняя часть ущелья Курлюк-баш, откуда я начинал поход.


31. Северная часть Нижнего плато Чатыр-дага, слева ущелье Беш-коба, чуть ближе к центру кадра Красная тропа.


32. Долгоруковская яйла, слева долина река Кызылкобинки.


33. Общий вид на долину Салгира.


34. Гора Сарп и окрестности, слева Курт-баир.


35. Панорама видов с горы Замана.


36. Часть долины к северу от Перевального.


37. Отроги Долгорукоовской яйлы и долина Кызылкобинки.


38. Восточные склоны Нижнего плато Чатыр-дага и справа вблизи нижняя часть ущелья Курлюк-су.


Видео 1. Видеозапись видов с вершины горы Замана (1067 м).


39. Начинаю спуск на основную яйлинскую грунтовку.


40. Жёлтые цветочки.


41. Вершина горы Замана с расстояния 150 метров.


42. Вершина Северной Демирджи и северные склоны Демирджи-яйлы.


43. Северная Демирджи вместе со скалой Козырёк.


44. Центральная часть Тырке-яйлы.


45. Вытянутые рощицы лиственных и хвойных деревьев на яйле.


46. Крупный план вершины Северной Демирджи с южной кромки Тырке-яйлы.


47. Пока иду по дороге вдоль южного края яйлы.


48.


49. Юке-тепе и Верхнее и Нижнее плато Чатыр-дага. На ближнем плане скаьники на южной кромке Тырке-яйлы.


50. Вид Чатыр-дага вместе с поросшим лиственными деревьями южным склоном Тырке-яйлы.


51. Вершина Заманы крупным планом с расстояния около полукилометра.


52. Южная кромка Тырке-яйлы. Справа видна основная яйлинская дорога.


53. Гора Пахкал-кая, видна тропа к вершине. Справа часть Бабугана.


54. Северная Демирджи и южный склон ущелья Курлюк-баш, разделяющего Демирджи-яйлу и Тырке-яйлу.


55. Вид на восток с южной кромки Тырке-яйлы.


56. Северная Демирджи и Пахкал-кая, совсем справа вдали - Бабуган.


57. Склоны яйлы и горы Юке-тепе и вдали Нижнее плато Чатыр-дага.


58. Гора Юке-тепе крупным планом.


59. Грунтовая дорога извивается, ведя в центральную часть Тырке-яйлы.


60. Часть Долгоруковской яйлы за деревьями.


61. Покрытый низкой травой плоский участок Тырке-яйлы вблизи её южной кромки и вдали Северная Демирджи и скала Козырёк.


62. Вблизи просторы Тырке-яйлы, вдали Нижнее плато Чатыр-дага.


63. Долгоруковская яйла.


64. Нижнее лато Чатыр-дага и основная яйлинская дорога.


65. Дорога пересекает небольшую рощицу на яйле.


66. Пейзаж Тырке-яйлы.


67. Ещё одна небольшая смешанная рощица вдоль грунтовки.


68. Цветок василёк и насекомое на нём.


69. Группа лиственных деревьев на пригорке.


70. Цветочек красной герани.


71. Впереди безымянная вершина 1278 - следующая цель моего похода.


72. Лиственная роща на яйле.


73. Небольшой вдающийся в лес почти плоский часток Тырке-яйлы у северной её кромки, отделенный от остаьной яйлы вытянутым скальником. По аналогии с Малым плато горы Ай-Петри, я могу назвать этот "полуостров" Малым плато Тырке-яйлы. 27 августа на этом Малом плато паслись кони.


74. Верхнее плато Чатыр-дага ненадолго накрыл туман. Ангар-бурун виден, а другие вершины не видны.


75. Юго-восточные пригороды Симферополя и Аянское водохранилище.


76. Малое плато Тырке-яйлы и Долгоруковская яйла.


77. Скальник на яйле за 400 метров до безымянной вершины 1278 метров.


78. Скалистый обрыв к северу от тропы.


79. Взгляд назад с завершающей части подъёма на Тырке-яйлу. Слева гора Сарп, справа Малое плато и Долгоруковская яйла. Вдали видна долина Салгира.


80. Верховья ущелья Курлюк-баш и северо-восточная часть Демирджи-яйлы.


81. Северная Демирджи, скала Козырёк и средняя часть ущелья Курлюк-баш.


82. Крупный план северо-восточной части Демирджи-яйлы.


83. Более общий вид с южными склонами Тырке-яйлы и верховьями ущелья.


84. Гора Хапхал-баш, следующая цель соего похода. Справа перевал Кара-оба, а слева и совсем вдали видны две высочайшие вершины Караби-яйлы горы Тай-коба и Белая, которые я покорил спустя месяц, перед этим снова пройдя по Тырке-яйле, но только другим путём.


85. Южная кромка Тырке-яйлы к востоку от вершины 1278 и общий вид на восток.


86. Гора Сарп, долина Салгира и южная часть отрога Заманы. Вершина горы Замана, на которой я стоял всего лишь часом ранее, видна чуть-чуть ниже центра кадра.


87. Общий вид на запад, в том числе, на Нижнее плато Чатыр-дага и на дорогу, по которой я поднялся на вершину.


88. Долина Салгира, видно Аянское водохранилище, совсем вдали Симферополь.


89. Две лесных поляны и вдали центральная часть Долгоруковской яйлы.


90. Более общий вид на север, на Долгоруковскую яйлу, Малое плато Тырке-яйлы слева.


91.


92. Панорама видов с вершины 1278.


93. Северные склоны Тырке-яйлы, долина Салгира и гора Сарп слева.


94. Северо западная часть Демирджи-яйлы уже видна почти сверху - так высоко я забрался. Слева вдали Большая Чучель и Малая Чучель (до них 22 километра) и ещё дальше - Бабуган.


95. Ангар-бурун и Ак-бурун хорошо видны, а Эклизи-бурун всё ещё частично закрыт туманом. Ближе - самая северо-западная оконечность Демирджи-яйлы.


96. Гора Северная Демирджи и её окрестности.


97. Общий вид на Демирджи-яйлу, справа скала Козырёк.


98. Окрестности перевала Кара-оба.


99. Просторы Долгоруковской яйлы.


100. Гора Замана, Сарп и Аянское водохранилище.


101. Вид на Орта-сырт-яйлу, расположенную между Долгоруковской и Караби-яйлой.


102. Восточная часть Тырке-яйлы.


Видео 2. Видеозапись видов с вершины 1278 на Тырке-яйле.


103. Спускаюсь с вершины 1278, кидаю взгляд назад. Прямо за вершиной покрытый туманом Чатыр-даг, а слева северо-западная часть Демирджи-яйлы.


104. Скальный гребень вдоль южной кромки Тырке-яйлы. Справа вершина Северная Демирджи, слева северо-западная часть Демирджи-яйлы.


105. Вышел на основную яйлинскую грунтовку. Слева гора Тырке, но я сначала поворачиваю направо и покоряю Хапхал-баш.


106. Вершина 1278. Слева вдали гора Беш-куба.


107. Просторы Тырке-яйлы чуть западнее горы Тырке.


108. Более общий вид, гора Тырке справа. После покорения Хапхал-баша я обошёл видимый здесь лес с востока.


109. Крупный план горы Тырке, виден столбик рядом с вершиной. Через полчаса я уже стоял около столбика (притом, что перед этим успел ещё сделать крюк на Хапхал-баш).


110. Гора Хапхал-баш прямо по курсу. Местами видна очень узкая тропа в направлении вершины.


111. Гора Долгая и её окрестности за 36 дней до того, как я ступил на её вершину. В смешанном лесу хорошо заметны гроздья ягод рябины.


112. За низкорослым лесом - юго-восточные отвесные вершины Тырке-яйлы и две высочайшие вершины Караби-яйлы. Их я также покорил через 36 дней.


113. Самые-самые верховья ущелья Курлюк-баш и северо-восток Демирджи-яйлы. Слева виден небольшой участок дороги, по которой я шёл на Босну (не путать видимой правее и ближе тропой вдоль северной кромки Демирджи-яйлы).


114. Справа вершина Северная Демирджи. Вблизи скалы на кромке Тырке-яйлы и лес в ущелье Курлюк-баш.


115. Гора Тырке справа.


116. Гора Хапхал-баш за 10 минут до того, как я достиг её вершины.


117. Общий вид на северо-восточные районы Демирджи-яйлы и верховья ущелья Курлюк-баш.


118. Северная Демирджи и справа Чатыр-даг. Полуторатысячник Эклизи-бурун (чуть левее Ангар-буруна) наконец-то очистился от тумана.


119. Крупный план Северной Демиржи и скалы на кромке Тырке-яйлы.


120. Эклизи-бурун выше центра кадра. Это пока единственный полуторатысячник, на который я поднимался дважды. Ближе вижна северо-западная часть Демирджи-яйлы.


121. Вершины Беш-куба и Юке-тепе. Левее даже частично видно Нижнее плато Чатыр-дага,расположенное на 150-200 метров ниже, чем точка съёмки.


122. Вершина 1278 и окрестности.


123. Жёлтые цветочки на пути от видовой точки к вершине Хапхал-баша.


124. Два скальникана на южной кромке Тырке-яйлы.


125. Я достиг наивысшей точки похода и Тырке-яйлы вершины Хапхал-баш (1291 м).  Сначала снимаю вид на запад: три близлежащих вытянутых скальника, безымянная вершина 1278, гора Юке-тепе и ещё дальше Беш-куба.


126. Северная Демирджи, Чатыр-даг и тяжёлые тучи над головой.


127. Более крупный план вершин, окружающих Ангарский перевал.


128. Северо-восток Демирджи-яйлы.


129. Более общий вид в сторону перевала Кара-оба.


130. Гора Тырке. Теперь очень хорошо просматривается весь путь на вершину, который я преодолел всего за 15 минут.


131. Восточная часть Тырке-яйлы и Нижнее плато Караби.


132. Крупный план отвесных скальных обрывов на юго-восточной кромке Тырке-яйлы и высочайших вершин Караби-яйлы.


133. Близлежащие вытянутые скальники, Юке-тепе, Беш-куба и небольшая часть Нижнего плато Чатыр-дага.


134. Вершина Северная Демирджи, единственная крымская гора восточнее Ангарского перевала, более высокая, чем точка, с которой велась съёмка


135. Трёхглавый Чатыр-даг и северо-запад Демирджи-яйлы. Эклизи-бурун виден всё лучше и и лучше.


136. Общий вид на север.


137. Почти вся северная кромка Демирджи-яйлы. Справа Чатыр-даг.


138. Перевал Кара-оба, до кторого я добрался чуть менее чем за час, в течение которого сделал крюк на гору Тырке и останавливался на её вершине.


139. Гора Белая, виден даже флаг на вершине. Правее и ещё дальше - кромка нижнего плато Караби-яйлы именно в районе горного прохода Нефань-богаз, по которому я спустился 27 августа. Чуть ближе Караби-яйлы - гора Ликон.


140. Начинаю спуск с горы Хапхал-баш. Вижу восточную часть Тырке-яйлы, её обрывы и Верхнее плато Караби.


141. Низкорослый лес на Тырке-яйле, отвесная юго-восточная стена Тырке-яйлы, Ликон, Тай-коба, гора Белая и южная кромка Караби.


142. Вершина Хапхал-баш с расстояния 300 метров.


143. Гора Тырке становится всё ближе. Чтобы подняться на вершину, нужно обойти вытянутый скальник слева.


144. Заключительные метры подъёма на гору Тырке. Рядом с вершиной установлен невысокий столбик.


145. Восточная часть Тырке-яйлы. Видимые вдали две высочайшие вершины Караби-яйлы освещены гораздо слабее и кажутся тёмными, так как над ними в этот момент находятся более густые облака.


146. Вид на северо-восток, на северо-западную часть Караби-яйлы. Очевидно, ещё более интересный вид открывается с заметной вблизи маленькой остроконечной вершинки на северной кромке горы, однако туда я не ходил. Зато спустя месяц был не только на горе Долгой, откуда Караби-яйла видна ещё лучше, но и на высшей точке этого горного массива.


147. Столбик и за ним северо-запад Демирджи-яйлы.


148. Гора Хапхал-баш, которую я только что покорил.


149. Просторы Тырке-яйлы и за ними Северная Демирджи.


150. Вершина 1278, перед которой хорошо заметны несколько ярусов вытянутых скальников. За ней Чатыр-даг. Теперь чётко видно, что Эклизи-бурун - самая высокая его вершина. Слева северо-запад Демирджи-яйлы.


151. Общий вид на юго-запад. Справа Нижнее плато Чатыр-дага.


152. Гора Сарп и освещённая Солнцем долина Салгира.


153. Долгоруковская яйла.


154. Северная Демирджи и скала Козырёк.


155. Частично покрытые лесом горные склоны и за ними совсем вдали степной Крым.


156. Гора Долгая чуть выше центра кадра, Верхнее плато Караби справа.


157. Общий вид Долгоруковской яйлы.


158. Долина Салгира, справа и совсем вдали Симферополь.


159. Самый северо-восток Демирджи-яйлы.


160. Восточная часть Тырке-яйлы.


161. Гора Долгая с геодезической вышкой на вершине крупным планом.


162. Просторы Долгоруковской яйлы.


163. Замана (чуть левее центра кадра) и северная часть Нижнего плато Чатыр-дага. Район Красной тропы по-прежнему виден.


164. Село Переваьное и окрестности, видны Аянское водохранилище и часть Симферополя.


165. Панорама видов с горы Тырке.


166. Центральная часть Долгоруковской яйлы.


Видео 3. Видеозапись видов с горы Тырке (1283 м).


167. Начинаю спускаться с горы Тырке. Впереди Хапхал-баш и скальник, с которого я тоже вёл съёмку перед восхождением на его вершину.


168. Чатыр-даг виден в понижении вежду вершиной 1270 и северо-западной частью Демирджи-яйлы.


169. Небольшой участок Тырке-яйлы вблизи одноимённой горы.


170. На спуске с Тырке-яйлы я снова обошёл вытянутый скальник и сразу повернул направо, на восток,к развилке на перевал Кара-оба.


171. Общий вид на скальник горы Тырке с юго-востока.


172. Восточная часть Тырке-яйлы. Похожа на гору Демир-капу.


173. Вышел на дорогу. Вокруг невысокие деревья, в том числе, сосенки.


174. Развилка на перевал Кара-оба. Ответвление видно в правом нижнем углу кадра. В этот раз я пошёл направо и дошёл до Лучистого. А спустя месяц пошёл прямо и дошёл до самого Малореченского.


175. Прощальный взгляд на восточную часть Тырке-яйлы.


176. Деревья на поляне, в том числе, рябины с гроздьями ягод.


177. Скальник у южной кромки Тырке-яйлы.


178. Безымянная вершина на востоке плато и грунтовка, по которой можно дойти до самой Караби-яйлы, остаются слева.


179. Низкорослая сосновая роща всего за 100 метров до перевала Кара-оба (сам перевал не покрыт лесом, и мы это увидим во второй части).


180. Сосновая хвоя и шишки.


Вторая часть фотоотчёта планируется к написанию после фотоотчётов о походах тринадцатого крымского путешествия в конце мая - начале июня 2019 года.

May 2nd, 2019

Продолжаю фотоотчёт о крымском горном походе на вершины Вестрон и Ай-Петри с переходом вброд реки Хаста-баш, подьёмом по тропе Малай-богаз и спуском по Мисхорской тропе 20 июля 2018 года. Первая часть фотоотчёта (до фото- и видеосъёмки на вершине горы Вестрон и на кромке Малого плато) находится здесь. Во второй части я рассказываю о моём шестом посещении вершины Ай-Петри и спуске по Мисхорской тропе со срезкой через родник Бобыли. Все фотографии из второй части фотоотчёта в оригинальном разрешении можно посмотреть и скачать здесь.

Вернувшись с Малого плато по перешейку на тропу вдоль кромки яйлы, я впервые поднялся на знаменитую гору Ай-Петри с запада, а не с востока, как ходит подавляющее большинство туристов. Я покорил вершину Ай-Петри уже в шестой раз, и, по случайному совпадению, в третий раз именно 20 июля. Ранее я был на этой вершине в этот же день этого же месяца в 2015 и 2017 годах, сначала поднявшись по Таракташской тропе, а потом даже по Узенбашской, которая гораздо дальше. А в 2016 году я был на Ай-Петри на следующий день после этой даты - 21 июля. Со стороны Вестрона на Ай-Петри ведёт тропа, параллельная обрыву горы, и на развилке, когда левое, более заметное ответвление уходит в лес, нужно поворачивать направо, помня, что самая красивая вершина Крыма находится на краю яйлы. На вершине Ай-Петри я так же, как и все предыдущие разы, кроме первого, добрался до геодезического знака, сфотографировал зубцы, побережье, далёкие и высокие вершины на северо-востоке и виды вглубь яйлы (фото 27-49), а затем спустился сначала по широкой каменистой тропе через лес к станции канатной дороги, а затем на Южнобережную трассу по Мисхорской тропе, по которой я прошёл уже в четвёртый раз. Подробно я описываю впечатления от верхнего участка тропы в фотоотчёте о спуске 2017 года. Важнейший ориентир - Воронья скала (она же Малый Ай-Петри, фото 84). От неё на восток через высокий сосновый лес идут две тропы: одна, более широкая, чуть выше, вторая, сравнительно узкая, ниже, над самым обрывом. Я шёл по верхней тропе. Менее чем через 200 метров от неё вправо ответвляется тропа-срезка, хорошо известная мне с самого начала горных походов. Она пересекает нижнюю тропу и почти по прямой (с несколькими плавными поворотами) через родник Бобыли ведёт к роднику Сасык-текне и беседке. Поскольку в отличие от первых двух моих спусков по Мисхорской тропе в этот раз к моменту моего отправления от Вороньей скалы до заката Солнца оставалось ещё больше часа, я решил впервые пройти по тропе-срезке вниз (раньше я проходил по ней только вверх, во время моего самого первого горного похода 1 августа 2014 года). Сначала тропа просто спускается через лес. Затем сливается с немного каменистым сухим руслом сезонного ручья. Никаких порогов там нет, идти удобно. Метров через 150 после входа в русло находится родник "Бобыли" (его точное название - Баба-Али-текне, позже его упростили). Когда я первый раз проходил мимо него, вода из трубы капала по капелькам, однако теперь, после недели дождей, здесь текла вполне мощная струя (фото 105). Я остановился на привал и пополнил запасы воды. Наиболее крутой участок тропы-срезки - перед самым родником Сасых-текне с беседкой. И если в первый раз, когда я впервые отправился в горы, мне это место показалось очень труднопроходимым, то теперь благодаря опыту многих горных походов я даже почти не заметил крутизну спуска и добрался до Сасых-текне почти не сбавляя скорости. Оказавшись в четвёртый раз около хорошо знакомой мне беседки, я наконец-то заметил, что там действительно есть родник, причём родник облагороженный, с маленьким бассейном, закрытым декоративной двускатной крышей с информационной табличкой (фото 106). Видимо, во время двух прошлых походов я не заметил его в темноте, а в первый раз не обратил внимание на это небольшое треугольное сооружение и не подходил близко. От Сасых-текне на трассу к Мисхорской развилке ведёт уже широкая лесная дорога длиной чуть более двух километров. До трассы я добрался как раз в начале сумерек и уехал в Ялту на подошедшем автобусе из Севастополя.

1. Вид на гору Ай-Петри и кромку яйлы с запада.


2. Отвесный обрыв Малого плато, на котором тоже растут сосны.


3. Ай-Петри и цепочка торчащих из земли на кромке яйлы скал. Справа вдали - Гаспра.


4. Вершина и обрывы яйлы вместе с побережьем от Гаспры до Мисхора.


5. Огрог Малого плато вместе с кромкой яйлы до начала подъёма непосредственно на Ай-Петри. Слева вдали - Алупка.


6. Вся Алупка вместе с нижней частью отрога Малого плато. Слева Воронцовский дворец и парк.


7. Сосны и скальный отрог Ай-Петри и побережье от Гаспры до Мисхора.


8. За соснами - участок яйлы, поросший преимущественно лиственными деревьями. Слева вдали - Бедене-кыр. Справа гора Рока.


9. Группа сосен на скорне Ай-Петри и скальный отрог крупным планом. Эти виды можно наблюдать только при восхождении на Ай-Петри с запада.


10. Подхожу к Ай-Петри, из обрыва яйлы торчат многочисленные скалы.


11. Сосны, растущие на отвесной скальной стене горы Ай-Петри.


12.


13. Яйла от телецентра до станции канатной дооги, вдали гора Рока и Эндек, справа и ещё дальше - Сююрю-бурун, Джады-бурун и Кемаль-эгерек.


14. Южные склоны безымянной вершины, где я проходил 16 июля 2015 года.


15. Ящерица на камнях.


16. Вершина Ай-Петри, вид с запада с близкого расстояния.


17. Обрывы Малого плато, вид с заключительного поворота перед подъёмом непосредственно на Ай-Петри. Слева вдалеке западная часть Алупки.


18. Центральная часть Алупки и Воронцовский дворец и парк.


19. Заворачиваю направо, к вершине Ай-Петри.


20. Гора Вестрон (теперь снова становится видна вершина) и отрог Малого плато.


21. Сосны перед самой вершиной Ай-Петри и отвесный западный обрыв горы.


22. Цепочка безымянных вершин на яйле, в понижении вдали - Бедене-кыр.


23. Скальники и деревья на яйле крупным планом.


24. Гора Вестрон и её отвесный обрыв с рвстущими на нём соснами, вдали после подъёма почти до вершины Ай-Петри можно наблюдать гору Купол, слева вдали гора Кошка и посёлки Симеиз и Кацивели.


25. Скальные отроги горы Ай-Петри, слева видна средняя станция канатной дороги и Южнобережная трасса.


26. Ящерица совсем рядом с вершиной Ай-Петри.


27. Зубцы Ай-Петри, вид с вершины, слева вершина Могаби и дальше мыс Мартьян и часть Медведь-горы.


28. Три наиболее удалённых от вершины зубца.


29. Зубец с крестом и подвесные мосты, связывающие его с кромкой яйлы. За мостами видны отвесные скальные обрывы плато. Вдали почти вся Ялта и вершины Главной гряды от горы Рока до Демир-капу.


30. Сосны, растущие из скальных обрывов зубцов Ай-Петри.


31. Три удалённых от вершины зубца и Гаспра и Кореиз вдали.


32. Зубец с крестом, мосты и кромка яйлы.


33. Сосны на скальном отроге и лес у подножия горы.


34. Крупный план обрывов с соснами.


35. Справа вдали - гаспринская развилка на трассе.


36. Могабинский отрог, хребты Иограф и Баланын-каясы, отрог Оксек и Никитская яйла. На горизонте вершины Оксек-бурун, Джады-бурун, Кемаль-эгерек, Демир-капу и Авинда.


37. Вершина горы Могаби (справа вблизи), мыс Мартьян и Медведь-гора крупным планом.


38. Вид на Ялту.


39. Ялта (в том числе, Васильевка и Аутка), Никитская яйла, Могаби, мыс Мартьян, Никитская яйла.


40.


41.Вышеперечисленные покрытые лесом отроги яйлы, Кемаль, Демир-капу и Авинда. Справа Васильевка и Аутка (не путать с Алупкой, которая видна с Ай-Петри почти в противоположном направлении).


42. Более крупный план с Кемалем и Демир-капу на горизонте. Хорошо видны скалы Уч-сырым-тепеси, которые я посетил двенадцатью днями ранее (почти точно в центре кадра) и большая осыпь Мартин-коша (в форме направленной вниз стрелки, чуть выше и левее). На склоне Иографа хорошо заметен участок Узенбашской тропы (более длинного её варианта), по которому я спускался 28 сентября 2016 года и затем ходил вверх и вниз 7 января 2017 года. Также видны поляна Капоблу и Стильская тропа от самого верха приблизительно до бывших ворот.


43. Гаспра и Мисхор. Справа средняя станция канатной дороги, виден вагончик.


44. Более крупный вид Гаспры, Кореиза и Верхнего Мисхора. Слева просматривается район нижней части Мисхорской тропы, по которой я спускался. Вдали Ласточкино гнездо.


45. Верхняя станция канатной дороги, к кторой подъезжает вагончик, скалистая кромка яйлы, Могаби, Ялта, мыс Мартьян, Никитская яйла и Медведь-гора.


46. Яйла между канатной дороой и скалой Шишко, Ай-Петринский телецентр, гора Рока, Эндек и Кызыл-кая.


47. Безымянные вершины в глубине яйлы.


48. Вид в направлении основной тропы на вершину. Хорошо просматриваются просторы яйлы.


49. Крупный вид на северо-восток.  На дороге вдоль нижнего края кадра видны лошади, на которых по яйле катаются туристы. Лошадей очень немало, я насчитал 18, лучше их видно на оригинальной фотографии.


50. Начинаю спускаться с вершины.


51. Ай-Петринский телецентр и скала Шишко. Вдали гора Рока, Эндек и Кызыл-кая.


52. За деревьями - вышеперечисленные лесистые отрги яйлы и далёкие и высокие вершины.


53. Вышел из небольшого лесочка, отделяющего вершину Ай-Петри от станции канатной дороги (которая расположена за правым краем кадра)


54. Цветочки на яйле.


55. Лошадь на предвершинном плато.


56. Вид на зубцы Ай-Петри от начала тропы непосредственно к вершине.


57. Вершина и зубцы со смотровой площадки рядом со станцией канатной дороги.


58. Гаспра, Кореиз и Мисхор целиком.


59. Западная часть Мисхора. Справа видны извилистое Кореизское шоссе и площадка на его пересечении со средней дорогой и нижняя и средняя станции канатной дороги.


60. Вершина и зубцы Ай-Петри и отвесная скальная стена в непосредственной близости от станции.


61. Начинаю спускаться по Мисхорской тропе. Видны Могаби, Ялта, Никитская яйла и Медведь-гора.


62. Крупный план от скал Уч-сырым-тепеси слева до мыса Мартьян и вершины Могаби справа.


63. Скальный мыс на кромке обрыва. За ним слева видно Ласточкино гнездо, а справа - средняя и нижняя станции канатной дороги.


64. Автор этих строк на фоне зубцов Ай-Петри.


65. Вагончик канатной дороги и растущие на почти отвесном склоне сосны за ним.


66. Скальная стена яйлы, вершина и зубцы Ай-Петри.


67. Небольшая сосна на кромке скального обрыва.


68. Знаменитая сосна-"самолёт".


69. Кромка яйлы от верхней точки Мисхорской тропы до скалы Шишко.


70. Сосна-"самолёт", вид с северо-запада.


71. Поляна Капоблу и вершины Кемаль и Демир-капу ещё видны. Очень красивы в лучах низкого Солнца скалы Уч-сырым-тепеси.


72. Западная часть Мисхора за два часа до заката.


73. Гаспра, Кореиз и Мисхор и огромная тень горы Ай-Петри.


74. Мыс Мартьян и вершина Могаби почти слились. Восточная часть Ялты залита солнечным светом.


75. Участки высокорослого и низкорослого соснового леса.


76. Ласточкино гнездо и окрестности.


77. Кромка обрыва к югу от Мисхоркой тропы и Могаби и Ялта, красиво освещённые низким солнцем.


78. Обрывы яйлв между Ай-Петри и Шишко, один из самых узнаваемых видов с Мисхорской тропы.


79. Скальные стены и смешаный лес под их подножием.


80. Покрытая соснами седловина Могабинского отрога, Никитская яйла, Медведь-гора и восточная часть Ялты.


81. Коническая вершина горы Могаби и кромка обрыва к югу от Мисхорской тропы.


82. Крупный план вершины Могаби и её западного склона.


83. Продолжаю спускаться. Берег в районе Массандры скрылся за горой Могаби. Но спина и голова медведя ещё видны.


84. Впереди Воронья скала.


85. Сосна, растущая прямо из камня на Вороньей скале.


86. Гора Могаби и её склоны, вид с Вороньей скалы.


87. Покрытая соснами вершина Могаби в лучах заходящего Солнца.


88. Скалы чуть восточнее Вороньей.


89. Много-много сосен и Никитская яйла вдали.


90. Вид на Гаспру с Вороньей скалы. Ласточкино гнездо частично видно как небольшая башенка на самом берегу.


91. Сосновый лес под обрывом Вороньей скалы, который произвёл на меня сильнейшее спечатление ещё 1 августа 2014 года.


92. Скалы на кромке яйлы.


93. Кромка и склоны яйлы ближе к скале Шишко.


94. Общий вид скал на кромке и сосен у их подножия.


95. Восточный склон и юго-восточные обрывы горы Ай-Петри -  пожалуй, самый узнаваемый вид с Вороньей скалы, абсолютно не похожий на виды на Ай-Петри в других ракурсах.


96. Виден также отвесный обрыв в непосредственной близости от Вороньей скалы.


97. Сосны чуть выше тропы.


98. Тропа проходит над самым верхним скальным поясом (не считая кромки яйлы, частично видимой в правом верхнем углу кадра).


99. Сосны, растущие на отвесном склоне чуть западнее Вороньей скалы.


100. Конческая вершина Могаби крупным планом. Несмотря на то, что до вершины почти 3 километра, хорошо видна каждая сосна на склоне.


101. Сосны и поляны на юго-западном склоне горы Могаби в лучах заходящего Солнца.


102. Поросший высокими соснами восточный склон Ай-Петри.


103. Вершина Вороньей скалы и растущая рядом сосна.


104. Взгляд назад с первых метров спуска с Вороньей скалы.


105. Родник Бобыли. Он же Баба-Али-текне.


106. Родник Сасых-текне, огороженный каменными стенами и закрытый двускатной крышей, как будто это очень маленький домик. Вода течёт из трубы слева, видна тоненькая струйка чуть левее центра кадра. На табличке также написано "Бобыли", но на картах под этим именем обозначается верхний родник. А это Сасых-текне, что в переводе означает "корыто у болота", хотя никаких болот там поблизости нет.


107. Крутой подъём кв сторону верхнего родника и Вороньей скалы (спускаясь в этот раз, я даже не заметил его крутизны). Рядом с нижним родником, кроме беседки (которая в этот момент была за моей спиной), располагается ещё пьедестал почёта (в левом нижнем углу кадра).


108. Беседка у родника Сасых-текне.


109.


110. Мисхорские гроты (углубления в отвесной скальной стене горы Ай-Петри), в которые без скалолазного снаряжения попасть невозможно.


111. Гора Ай-Петри. Сейчас заметил, что участок скальной стены между сосной и вершиной в этом ракурсе очень похож на Верхний Чака-тыш - видны такие же две каменные башенки. Настоящий Верхний Чака-тыш отсюда тоже недалеко - до него по прямой около пяти с половиной километров, по тропам, конечно, раза в полтора больше.


112. Гора Ай-Петри за 15 минут до выхода на трассу. "Ложный Верхний Чака-тыш" по-прежнему прекрасно виден. Сравнив с фотографиями из первого похода на Ай-Петри, я обратил внимание, что при наблюдении в первую половину дня из-за направления освещения сходство с Верхним Чака-тышем почти не заметно.


113. Гора Ай-Петри и знак "Ялта 9, Севастополь 72" на трассе - конечная точка похода.


Спасибо за внимание.
Powered by LiveJournal.com