?

Log in

No account? Create an account

Meglio tardi che mai // Лучше поздно, чем никогда

Мои впечатления от музыкальных и других интересных событий

Journal Info

Name
Wolframmos

View

Navigation

October 12th, 2018

Ссылка на рецензию на сайте "Вокальный мир": http://vocalworld.ru/note.html?20181012155004

11 октября в Зеркальном зале Москонцерта на Пушечной состоялся изумительный концерт арий и дуэтов из опер Джузеппе Верди "Травиата" и "Бал-маскарад", приуроченный к 205-летнему юбилею со дня рождения великого композитора. Вокальный вечер организовали Продюсерский центр Владимира Вексельмана и творческое объединение "Лига музыки". В роли авторов программы выступили одна из моих любимых певиц Любовь Молина и одна из моих любимых пианисток Валерия Петрова, которая вновь великолепно аккомпанировала певцам и певицам. Я с восхищением слушал даже просто фортепианные вступления и фразы, так как все они были сыграны очень тонко и чутко. Ведущая концерта актриса театра и кино очаровательная Анна Гусарова, как и всегда, очень интересно и выразительно рассказывала о вошедших в программу концерта произведениях. На мой взгляд, благодаря целому созвездию невероятно талантливых исполнителей и столь интересной программе это был самый лучший концерт нынешнего московского музыкального сезона.

Одна из моих самых любимых певиц Оксана Лесничая совершенно изумительно исполнила первую арию Виолетты, дуэт Виолетты и Жоржа Жермона и дуэт Виолетты и Альфреда "Париж покинем". Волшебный голос певицы звучал необыкновенно чисто, мягко и нежно, завораживая объёмом звука, кантиленой и чарующие тёплым, ярким и сочным тембром. Исполнение каждой фразы восхищало потрясающей выразительностью и выдающимся совершенством пения каждой ноты. Все сложные пассажи в арии прозвучали с удивительной лёгкостью и филигранной точностью! Оксана Лесничая продемонстрировала высочайший уровень владения голосом! Несомненно, ария Виолетты - самая коронная ария певицы. Так же, как и дуэт с Жермоном - самый коронный дуэт. Многократное БРАВИССИМА! Также в дуэте Виолетты и Жоржа Жермона замечательно сливались великолепные голоса Оксаны Лесничей и Николая Ефремова, в том числе, на пиано. Арию Оксана Петровна пела светлым и звонким тембром, а в дуэтах голос стал чуть более прозрачным, но тоже очень интересно окрашенным. Запомнилось также очень аккуратное стаккато в дуэте из третьего акта. А на бис певица невероятно ярко и эмоционально исполнила Застольную. Через два дня, 14 октября исполнится ровно пять лет с того дня, когда Оксана Лесничая покорила моё сердце именно выдающимся исполнением арии Виолетты, а также второй арии Марфы.

Александра Конева, тоже одна из моих самых любимых певиц, просто волшебно исполнила две арии Амелии и терцет, необыкновенно чистым и чарующим и в то же время густым и в нужных местах плотным голосом, с безупречным контролем над звуком, выразительными интонациями и очень красивыми пиано и мецца воче. Как и всегда, совершенно безумно понравился тембр, отличающийся абсолютно неповторимой и исключительно глубокой окраской и небесной чистотой. Обе арии прозвучали потрясающе проникновенно! Сначала Александра Конева открыла концерт первой арией Амелии, именно той, с которой и началась ровно девять с половиной лет назад моя любовь к оперной музыке, тогда эта ария тоже исполнялась первым номером на концерте оперных шедевров. Вторая ария вчера произвела ещё более сильное впечатление, но и в первой сочетание отточенности и наполненности звука тоже очень восхитили. Слышать изумительный голос Александры Коневой - это всегда огромное счастье!

Также я был очень рад тому, что в концерте с такой программой принял участие мой самый любимый баритон Николай Ефремов. Особенно долгожданным стало исполнение моей самой любимой арии для баритона - арии Ренато из третьего акта, я мечтал услышать с ней Николая снова уже долгие четыре года. Эта ария совершенно замечательно ложится на прекрасный голос певца, плотный, благородный, густой и обволакивающий и нисколько не зажатый. Так же, как и две певицы-сопрано, Николай не только превосходно спел, но и очень тонко сыграл обоих своих героев, великолепно продумав мелкие нюансы даже с актёрской точки зрения. Также и арии, и дуэт прозвучали с продуманным разнообразием динамических оттенков и глубоким и чарующим тембром как в верхнем, так и в нижнем регистре.

Прекрасная Любовь Молина вышла на сцену в образе Ульрики в главной арии этой героини и в терцете и продемонстрировала округлый и аккуратный звук и по-настоящему контральтовый тембр. Тенор Павел Семагин, выступивший в ролях Альфреда и Рикардо в терцете, дуэте, а также с арией, открывающей второе действие "Травиаты", значительно прибавил по сравнению с выступлениями в Центре оперного пения несколько лет назад. Голос стал более мягким и приятным, певец теперь весьма удачно контролирует звук.

October 26th, 2018

Продолжение фотоотчёта о крымском горном походе на вершины Лапата и Джады-бурун на южной кромке Ялтинской яйлы, гору Яман-таш, расположенную на северном отроге яйлы, и безымянную вершину высотой 1420 метров с подъёмом по тропе Лапата-богаз и спуском по хребту Баланын-каясы 8 июля 2018 года. Первая часть (от Васильевки до выхода на грунтовую дорогу на яйле на перевале Лапата-богаз) здесь. Во второй части я рассказываю о переходе по Ялтинской яйле на восток через вершины Лапата и Джады-бурун и затем на север, поперёк плато и потом вдоль Яман-ташского отрога на гору Яман-таш и о возвращении с этой удалённой от Главной гряды горы обратно на Ялтинскую яйлу.

Поднявшись на основную грунтовую дорогу Ялтинской яйлы, я пошёл на восток на вершину Лапата (фото 33-53 и видео 1) и затем Джады-бурун (фото 78-93 и видео 2). С этих вершин открывается один из лучших видов на Ялту и на основные ориентиры южных склонов Ялтинской яйлы. Также видны многие горы в районе Эндека. Почти сразу после горы Джады-бурун (которую можно узнать по установленному на вершине кресту) грунтовка сначала делает петлю серпантина, а затем разветвляется (фото 103). Прямо впереди находится перевал Стиля-богаз, через который я вечером того же дня спускался, а левое ответвление отходит вглубь яйлы. Я поворачиваю налево, через 450 метров ещё раз налево, на север, и начинаю идти от кромки плато к главной цели моего похода - вершине Яман-таш, расположенной на одном из северных отрогов яйлы. Аналогично пику Турла-кая, расположенному с противоположной стороны главной гряды, Яман-таш ниже, чем основная часть яйлы, но ввиду нахождения на оконечности хребта с него можно обозревать окрестности почти во все стороны, в первую очередь, на север и на восток (фото 132-160). Поэтому Яман-таш является одной из самых интересных смотровых точек на северной кромке Главной гряды, но и добраться туда очень непросто. Чтобы попасть на эту вершину, нужно сначала взойти на Ялтинскую яйлу, затем из района Стиля-богаза пойти на север и спуститься на несколько сотен метров сначала по грунтовой дороге, а потом по очень слабо читаемой лесной тропе и только после этого вновь немного подняться на вершину. После поворота на север на пути на Яман-таш очень важны две развилки, обозначенные на карте в первой части. Когда заканчивается плато и начинается спуск, нужно выбирать левое ответвление. Извилистая грунтовка заходит в лес и спускается умеренно круто. Вторая развилка находится на лесной поляне, когда основная дорога заворачивает вправо. Левое перпендикулярное ответвление читается очень слабо, но идти надо именно туда. Дальнейший путь проходит по высокорослому лесу без травы и подлеска, идти весьма удобно. Нужно спускаться, придерживаясь гребня отрога (он не очень узкий). Ввиду отсутствия хорошо заметной дороги желательно иметь навигатор с предзагруженным треком или хотя бы с обозначенной на карте вершиной Яман-таша. Вторая половина спуска становится более пологой. От поляны с почти невидимой развилкой до южной седловины горы около километра.

Яман-таш представляет собой маленькое плато в форме квадрата со скругленными углами и стороной примерно 70 метров, со всех сторон окружённое отвесными скальными обрывами. Над близлежащей частью отрога плато возвышается на 10-20 метров, над местностью, окружающей его севера и с востока, - более чем на 100. Единственная тропа, тоже относительно крутая, поднимается на плато с юго-запада, идёт под острым углом к западной кромке горы и выходит на плато рядом с северо-западной его оконечностью. По неприступности обрывов гора Яман-таш очень похожа на гору Сандык-кая, которую я покорил 21 апреля, только на 200 метров выше, и всё-таки заключительные метры подъёма на плато Яман-таша несколько проще по сравнению с единственной крутой тропинкой на Сандык-кая. К финальному подъёму на обе вершины нужно идти через лес по бездорожью. Так же, как и на горе Сандык-кая, на вершине Яман-таш в Средние века располагалась крепость Яман-ташский исар, которая до наших дней не сохранилась. Сейчас плато Яман-таша просто покрыто травой и редкими отдельными деревьями. Вершина находится в центре квадрата между некоторыми из них (фото 133), а наилучшие виды открываются с северной и восточной кромки (с юга и с запада растёт высокий лес, именно через него проходит единственная тропа). Посетив Яман-таш, я вернулся на Ялтинскую яйлу тем же путём, а затем свернул на безымянную вершину высотой 1420 метров, о покорении которой расскажу в следующей части фотоотчёта.

1. Вид на грунтовую дорогу, перевал Лапата-богаз и возвышенность на яйле с другой её стороны.


2. Молодые сосенки на яйле меня сопровождали на протяжении большей части похода.


3. Синие цветочки на яйле (называются синяк обыкновенный).


4.


5.


6.


7.


8. Муха-журчалка на скабиозе.


9. Василёк.


10. Массив Бойка и горы Трапис и Кизил-кая (слева), ограждающие верхнюю часть Большого каньона Крыма. Эта гора не имеет никакого отношения к хребту Кизил-кая над Ялтой, который мы скоро неоднократно снова увидим.


11. Яйлинская грунтовка, перевал Лапата-богаз и возвышенность за ним.


12. Небольшие сосны вдоль грунтовки.


13.


14. Под сосенкой ромашки и скабиозы.


15.


16.


17.


18. Скальник на яйле.


19. Начинается финальный подъём на Лапату. Становятся видны Ай-Петри, Кызыл-кая, Сююрю-бурун и Эндек.


20.


21.


22.


23. Верхняя часть подъёма на Лапату.


24.


25. Дорогу пересекает узкая полоска низких сосен.


26. Колокольчики на высоте почти 1400 метров.


27. Очередной скальник и ещё одна группа низких сосен.


28. Множество маленьких цветочков чабреца.


29.


30. Яйла вплоть до Ай-Петри и Могаби.


31. Более крупный план.


32. Одинокая сосна рядом с вершиной Лапаты, высота уже 1400 метров.


Фото 33-53 и видео 1. Виды с вершины Лапаты.

Видео 1. Видеозапись видов с вершины Лапата (1406 м) 8 июля 2018 года.


34. Поляна Кучук-Лапата и кромка Лапатинского отрога, по котороиу проходит тропа Лапата-богаз.


35. Поляна Биюк-Капоблу (или просто Капоблу). Сходив на Яман-таш и вернувшись на яйлу и затем на её южный склон, я достиг этой поляны спустя 5 часов после фото- и видеосъёмки на вершине Лапаты. Тропа на хребет Баланын-каясы, по которому я спускался далее, проходит рядом с хорошо видимой здесь скалой на южной кромке поляны. Слева видна дорога от Капоблу к развилке на Стиля-богаз и Джунын-кош-богаз (однако удобнее идти по более узкой тропе, расположенной чуть восточнее).


36. Джады-бурун, Стиля-богаз, Джунын-кош.


37. Более крупный план. Видна седловина между вершинами Лапата и Джады-бурун, а вдали виднеется вытянутая вершина Кемаля.


38. Вся яйла до Ай-Петри, хребет Кизил-кая, Иограф и Могабинский отрог вместе с соответствующей конусообразной вершиной.


39. Самая вершина горы Рока видна над седловиной Эндек - Кызыл-кая.


40. Дарсан и западная часть Ялты. Вблизи, на склоне Иографа, микрорайон Новый Дерекой, я проходил через него спустя 10 дней во время похода через ущелье Темиар на вершины Эндек и Рока.


41. Вся Ялта как на ладони.


42. Самая верхняя часть склона Лапаты, поросшая можжевельником, и валуны.


43. Джады-бурун, Джунын-кош и его склоны, Авинда и южная часть Гурзуфской яйлы.


44. Вершина Оксек-бурун ("Высокий мыс"), покорённая 12 июля 2017 года (фотоотчёт здесь).


45. Капоблу, Баланын-каясы, средняя часть Стильской тропы, Массандра и Васильевка.


46. Скальник к северо-западу от Лапаты.


47. Массив Бойка.


48. Оксек-бурун и близлежащий отвесный скальник.


49. Самая верхняя часть хребта Кизил-кая, скалы Иограф-кая, Сююрю-бурун, гребень Могабинского отрога, Ай-Петри и гора Купол.


50. Грунтовка и скальник к западу от вершины.


51. Вид яйлы к северо-востоку от вершины.


52. Крупный план многочисленных скальников на яйле, Эндек, частично видна Бедене-кыр.


53. Восточная часть Ялты, включая центр, район автовокзала и Васильевку.


54. Начинаю спуск с Лапаты и держу путь на Джады-бурун, очень хорошо просматривается грунтовая дорога до самой вершины, а при увеличении фотографии виден ещё и крест.


55. После плавного изгиба тропы и короткого спуска Кемаль временно не виден, но вокруг зелёная яйла.


56. Маленькая сосенка.


57. Перевал Стиля-богаз и гора Джунын-кош. Стильская тропа проходит вдоль диагональной цепочки сосен, протянувшейся ниже центра кадра. При увеличении фотографии тропа частично видна.


58. Отвесный скальник, расположенный вблизи кромки, и гора Оксек-бурун.


59. Джады-бурун и яйла к северу от него.


60.


61. Короткое, но глубокое ущелье между вершинами Лапата и Джады-бурун, чуть ближе к Лапате.


62. Очередное соцветие синяка обыкновенного.


63. Одинокая сосна.


64. Кромка яйлы между Лапатой и Джады-буруном.


65. Маленькая сосенка.


66. Цветочек скабиоза.


67.


68. Несколько рядов скальников и дугообразная промежуточная вершина, небо постепенно затягивается свинцовыми тучами.


69. Группа редких сосен на яйле.


70. После короткого спуска начинается подъём на Джады-бурун. Вид назад, на Лапату. Видно, как кромка яйлы изрезана почти правильным зигзагом с одинаковыми углами, зависящими, очевидно, от кристаллической структуры образующих горы минералов.


71. Общий вид на юго-запад от Ай-Петри до промежуточной вершины.


72. Самые верхние части Лапатинского отрога, хребта Кизил-кая, Иографа и Могабиноского отрога, вершины Эндек, Кызыл-кая, Ай-Петри и Купол.


73. Вид от Могаби до Лапаты, пик Турла-кая здесь виден точно под вершиной Могаби, форма гребня верхней части хребта Кизил-кая во многом повторяет форму гребня Иографа. На самом деле Турла-кая на 209 метров выше Могаби, несмотря на то, что кажется ниже.


74. Парапланерист под кромкой яйлы.


75. Маленькая сосенка, растущая среди стелющегося по земле можжевельника.


76. Обозначенная крестом вершина Джады-бурун уже совсем близко.


77. Невысокие сосны и совсем маленькие сосенки.


Фото 78-93 и видео 2. Виды с вершины Джады-бурун (1422 м), самой высокой точки девятого крымского путешествия.

Видео 2. Видеозапись видов с горы Джады-бурун.


78. Гора Лапата и грунтовая дорога крупным планом.


79. Оксек-бурун (1395 м), имеющий форму вытянутой и гладкой сверху прямой скальной стены с геодезической вышкой в середине.


80. Могаби, Ай-Петри, отроги Кизил-кая и Иограф, видна скала Люка. Эндек и вершины в том же направлении (справа) будут крупнее показаны на следующем фото.


81. Кажется, что "шары" располагаются на горе Эндек, однако это не так. Гора Бедене-кыр находятся почти точно за Эндеком. Чуть левее макушек "шаров" видна гора Рока с тёмно-зелёной точкой на вершине (это сосна). Гору Рока в этом ракурсе трудно отличить от видимого чуть ближе склона горы Эндек, однако она видна, её можно узнать также по хвойной рощице чуть южнее вершины, которая видна ещё на спутниковой карте. Слева Кызыл-кая.


82. Ай-Петри, село Охотничье, станция канатной дороги, видна верхушка Таракташа и отвесные обрывы яйлы рядом с ней, ближе Сююрю-бурун и верхняя часть Кизил-кая.


83. Средняя часть Стильской тропы, утёс Кучук-Капоблу и за ним Васильевка и микрорайон Гува.


84. Васильевка, откуда я пришёл и куда вернулся после посещения Яман-таша, подъёма на яйлу с севера и спуска по хребту Баланын-каясы. Утёс Кучук-Капоблу в нижней части экрана.


85. Джунын-кош и верхняя часть Стильской тропы, вдали Никитская яйла.


86. Кемаль-эгерек (1530 м), окружённый с двух сторон двумя одинаковыми и симметричными треугольными вершинками. В самой правой части кадра видна вторая по высоте гора Крыма Демир-капу (1542 м), покорённая вместе с Кемалем 17 июля 2016 года (фотоотчёт здесь).


87. Кемаль и просторы яйлы к югу и юго-западу от него. Справа вдали - южная часть Гурзуфской яйлы.


88. Поляна Капоблу, хребет Баланын-каясы, восточная часть Ялты (включая Васильевку) и Массандра.


89. Капоблу и Баланын-каясы, через которые я вечером (ещё до заката) спускался, крупным планом. Видна тропа на гребне хребта и скалы, которые нужно обходить.


90. Лесистая долина реки Дерекойки.


91. Общий вид на юго-запад.


92. Вид на запад.


93. Вид на Ялту и нижние части отрогов Кизил-кая и Иограф.


94. Маленькие сосенки и Никитская яйла вдали.


95. Сосновые ветки и шишки.


96.


97. Синий цветочек.


98. Сосенка в траве.


99.


100.


101. Возвышенность на яйле, покрытая можжевельником, и нитка газопровода перед ней.


102. Яйла к северо-востоку от Джады-буруна.


103. Нижняя часть петли серпантина (вид с её верхней части), развилка вглубь яйлы сразу после поворота (я иду именно туда, налево), перевал Стиля-богаз, гора Джунын-кош и за ней, чуть левее - Авинда.


104. Маленькая сосенка среди камней.


105. Скальник, окружённый сплошными зарослями казацкого можжевельника.


106. Фиолетовые цветочки с лепестками очень интересной формы (они называются большой истод).


107. Сосенка и кромка яйлы.


108. Василёк на высоте более 1400 метров.


109. Развилка, я иду налево, вглубь яйлы. Впереди Кемаль, но я через 450 метров ещё раз сверну налево и пойду на Яман-таш (на пути к которому далее имеются ещё две важных развилки). Правое ответвление ведёт на Стиля-богаз (куда я через три с половиной часа подошёл с другой стороны) и вершину Джунын-кош.


110. Скальник на яйле рядом с кромкой, от которой я постепенно удаляюсь.


111. Крупный план каменистой дороги, невысокий вытянутый скальник и тучи.


112. Цветочек герани.


113. Маленькая сосенка.


114. Вид на Джады-бурун с северо-востока, вскоре после поворота под прямым углом в сторону Яман-таша.


115. Дорога и сосенки на фоне тяжёлых туч.


116.


117. Скальник вдоль дороги уже после поворота к вершине 1420 (которую я покорил на обратном пути). Тучи впереди уже совсем чёрные, но я продолжаю двигаться к главной цели похода.


118. Ещё одна каменистая возвышенность.


119. Цепочка небольших скальных мысов слева от дороги.


120. Крупный план вытянутого скальника справа.


121. Дорога на некоторое время плавно поворачивает на северо-запад, и теперь впереди небо почти чистое.


122. Джады-бурун, теперь уже вид почти с севера.


123. Чуть выше центра кадра - Оксек-бурун.


124. Видно, как к северу от яйлы идёт сильный дождь. Когда я чуть позже спускался по грунтовке, то неоднократно слышал гром, однако вскоре после последней развилки дождь и гроза поблизости закончились, и по крайней мере на Яман-таше земля была сухая. В этот день мне очень повезло, что дождь прошёл мимо меня, однако сразу в нескольких походах подряд, начиная с 14 июля, я либо попадал под сильный дождь, либо проходил часть маршрута по мокрым тропам.


125.


126. Загорское водохранилище и далёкие горы с вытянутыми отвесными обрывами за ним.


127. От горы Оксек-бурун Яман-ташский отрог, по которому я иду, отделён горой Яман-таш-дере.


128. Маленькая сосенка. Здесь, через 2300 метров ходьбы по грунтовым дорогам от Джады-буруна, заканчивается яйла и начинается спуск через лес к Яман-ташской седловине. После этого кадра я не вёл фотосъёмку чуть более получаса, проходя через лес.


129. Я почти добрался до Яман-таша. Впереди, за высокими лиственными деревьями, отвесный обрыв его южной кромки. Чтобы попасть на тропу, ведущую на плато, нужно обойти эту скальную стену слева.


130. Незабудки у выхода на маленькое плато Яман-таша.


131.


Фото 132-160. Виды с плато горы Яман-таш.

132. Дерево на кромке плато. Справа от дерева виден Кемаль.


133. Турстоянка на плато. Вершина горы видна между деревьями левее центра кадра, однако для фотосъёмки наилучших видов нужно пройти по траве всего несколько десятков метров на юго-восточную оконечность горы, а затем на её северную кромку.


134. Деревья на краю плато и горы в глубине Крыма за ними. Самые лучшие виды открываются на несколько десятков метров от этой точки, мы чуть позже их увидим.


135. Кемаль и его окрестности. Светит Солнце, от свинцовых туч не осталось и следа. На ближнем плане - юго-восточная оконечность Яман-таша.


136. Крупный план Кемаля, окружённого почти симметричными маленькими вершинками. Яман-таш и Кемаль разделены глубоким оврагом реки Каспаны, притока Качи, впадающего в неё у бывшего села Шелковичного, вблизи Загорского водохранилища.


137. Северные склоны яйлы.


138. Наиболее удалённая от кромки яйлы часть отрога Кемаля и гора Басман, фактически продолжение этого же хребта.


139. Лесистая долина реки Каспана, гора Басман и слева от неё турстоянка "Кермен".


140. Крупный план горы Басман. Прямо за ней - вершина Эклизи-буруна.


141. Два маленьких домика на турстоянке Кермен.


142. Вид на север и северо-запад, на гористую местность, в основном покрытую лесом. Слева вблизи - столбообразная скала рядом с кромкой яйлы.


143. Промежуточная вершина чуть правее Кемаля.


144. Северная часть отрога Кемаля крупным планом.


145. Покрытые лесом горы к северу.


146. Гора Джин-баир (возвышенность вблизи, покрытая хвойным лесом).


147. Основная дорога этой местности, окружённая лиственным лесом.


148. Крупный план столбообразной скалы на кромке плато.


149. Просто лес вокруг Яман-таша, его лиственные и хвойные участки.


150.


151. Сосна, растущая из отвесного скального склона Яман-таша.


152. Общий план с кромкой плато, соснами и долиной реки Каспаны.


153. Короткое, но глубокое ущелье с отвесными бортами, разрезающее северную кромку Яман-ташского плато.


154. Сосна теперь уже на юго-восточной оконечности плато и лиственный лес на Яман-ташском отроге за ней.


155. Горы к северу от Яман-таша.


156. Возвышенности к северо-западу и деревья, частично закрывающие обзор с плато с западной стороны.


157. Северные лесистые склоны Ялтинской яйлы к западу от Яман-ташского отрога.


158. Ещё более западная часть яйлы и массив Бойка.


159. Возвращаюсь к выходу с плато мимо группы лиственных деревьев, растущих вдоль кромки, и одинокой сосны.


160. Западный склон Яман-ташского отрога и небольшая часть северного края яйлы.


162. Поляна, на которой от грунтовой дороги ответвляется слабо читаемая тропа к Яман-ташу. От выхода с Яман-ташского плато я дошёл до этой развилки за 20 минут. Направляясь с Яман-таша на яйлу, здесь нужно поворачивать направо.


163. Фиолетовые цветочки на лесной дороге, относительно круто поднимающейся обратно на Ялтинскую яйлу.


164.


165. Ещё один цветочек очень интересной формы.


166. Колокольчик перед самым выходом на яйлу с севера, на высоте 1330 метров, в 20 минутах ходьбы от поляны и почти на 200 метров выше неё.


167. Я вернулся на Ялтинскую яйлу, впереди скальник, дорога обходит его слева.


Третья часть фотоотчёта (о переходе через Ялтинскую яйлу с севера на юг с покорением вершины 1420 и горы Джунын-кош и о спуске в Васильевку по хребту Баланын-каясы) находится в стадии написания.

October 25th, 2018

8 июля я отправился в первый поход второй (южнобережной) части девятого крымского путешествия. В этот день я впервые поднялся по тропе Лапата-богаз и посетил гору Яман-таш, находящуюся на северном отроге яйлы, а затем обратно поднялся на Ялтинское плато, покорил безымянную вершину высотой 1420 метров и также впервые спустился по хребту Баланын-каясы. Также по пути от перевала Лапата-богаз к повороту на Яман-таш я в третий раз побывал на вершинах Лапата и Джады-бурун (последняя второе лето подряд стала самой высокой точкой моего летнего крымского путешествия - 1422 метра над уровнем моря). Я вышел из дома в 7:30 утра и вернулся около 21:30, почти сразу после полного стемнения. О переходе из района Лапаты на Яман-таш, самую удалённую от берега гору из посещённых мной в походах из Ялты и окрестностей, и об очень интересном спуске по хребту Баланын-каясы я расскажу в следующих частях фотоотчёта, а в первой части остановлюсь на восхождении на яйлу по тропе Лапата-богаз до выхода на основную дорогу на плато.

Карта похода 8 июля 2018 года. GPS-трек похода наложен на карту Google Earth.


Цифрами на карте обозначены ориентиры:
1 - домик в Пролетарском переулке в Васильевке, начальная и конечная точка похода
2 - поворот с асфальтированного продолжения Пролетарской улицы на грунтовую дорогу в район родников Мусали и полян к востоку от них
3 - скамейка на перекрёстке лесных дорог
4 - брод через реку Дерекойку (на самом деле, не только в июле, но и в апреле реку здесь можно просто перешагнуть)
5 - поляна Кучук-Лапата, верхняя точка лесного серпантина с восемью поворотами
6 - выход на яйлу по тропе Лапата-богаз
7 - выход на основную яйлинскую грунтовку
8 - гора Лапата, 1406 метров над уровнем моря
9 - гора Джады-бурун, 1422 м
10 - развилка основной яйлинской грунтовки и дороги по кромке яйлы на перевал Стиля-богаз и гору Джунын-кош
11 - развилка на безымянную вершину 1420
12 - верхняя развилка Яман-ташского отрога
13 - нижняя развилка Яман-ташского отрога (идти на Яман-таш в обоих случаях нужно налево)
14 - гора Яман-таш, 1054 м
15 - безымянная вершина 1420 м
16 - гора Джунын-кош, 1410 м
17 - перевал Стиля-богаз, верхняя точка Стильской тропы, 1380 метров над уровнем моря
18 - ответвление тропы по хребту Баланын-каясы от Стильской тропы в северной части поляны Капоблу
19 - начало спуска с юго-восточной кромки поляны Капоблу по хребту Баланын-каясы
20 - две расположенные друг за другом скалы на хребте Баланын-каясы (первую при спуске нужно обходить слева, а вторую справа)
21 - промежуточная куполообразная вершинка чуть ниже скал
22 - нижняя смотровая площадка
23 - выход из леса на поляны над Васильевкой
24 - угол улиц Дмитрия Ульянова и Пролетарской в Васильевке
25 - родник Сиготур, ранее посещённый 6 раз при подъёме и спуске по Стильской тропе
26 - пик Турла-кая (1013 м), покорённый 12 июля 2017 года.

Начальной и конечной точкой похода стал домик в Васильевке. По Пролетарскому переулку я поднялся на Пролетарскую улицу и начал подъём на северо-запад, сначала между частными домиками, а потом в основном по лесу. Асфальтовая дорога продолжается чуть более километра, плавно поворачивая то чуть севернее, то чуть западнее. За 200 метров до левого ответвления тропы в направлении родника Бабу-корыто вправо отходит грунтовка, по которой можно попасть на тропу Лапата-богаз. Я поворачиваю и поднимаюсь среди лесных полян. Они покрыты густой сетью троп и дорог без покрытия (и иногда используются мотоциклистами), но я двигаюсь в северном направлении. К западу от полян находятся родники Мусали-1,-4. Я их посетил 13 апреля, тогда же я разведал нижнюю часть маршрута Лапата-богаз, спускаясь по нему после подъёма по узкой тропинке из каньона реки Люка. Об этом походе я постараюсь рассказать позже, после написания всех горных фотоотчётов от девятого крымского путешествия. Миновав последнюю поляну этого района, по крутому, но очень короткому (буквально два шага) подъёму я вышел на пологую основную дорогу, ведущую к Лапата-богазу. Как я понимаю, на неё можно попасть и с полян над Васильевкой, через которые я возвращался. Эта дорога идёт на северо-запад почти прямо, с очень плавными изгибами, и важнейшие ориентиры на ней - пересечение с просекой газопровода, скамейка на следующем лесном перекрёстке и брод через реку Дерекойку. Я помнил скамейку по походу 13 апреля, но немного перепутал её местоположение, поэтому, дойдя до просеки газопровода, стал подниматься по ней до видимого на спутниковых картах левого поворота, а затем немного спустился, вернулся к скамейке и продолжил подъём в нужном мне направлении (грунтовка по просеке, поднимающаяся более круто по сравнению с удобной лесной дорогой, ведёт к Стильской тропе). При подъёме по Лапата-богазу из Васильевки желательно идти по широкой лесной дороге, никуда не сворачивая, но то, что я немного удлинил себе поход, никак не повлияло на осуществление всех его планов. Через километр после скамейки тропа на высоте около 600 метров пересекает реку Дерекойку. Летом и поздней весной её можно просто перешагнуть, однако чистая вода в реке оставляет приятное впечатление. Не знаю, можно ли её в этом месте пить, но в этот день мой маршрут пролегал в основном на удалении от родников, и воду на весь день (4 литра, что для летних гор очень немного) я нёс в рюкзаке. Через несколько сотен метров лесная дорога соединяется с западной ветвью Лапата-богаза, идущей из района слияния рек Дерекойка и Люка. Мне кажется, что восточная ветвь, по которой я поднимался, предпочтительнее, так как вдоль западной (возможно, это и есть продолжение улицы Пролетарской уже без покрытия) располагаются охраняемые объекты ялтинского водопровода (южный портал тоннеля из Счастливенского водохранилища и очистные сооружения). Сразу после слияния двух дорог начинается лесной серпантин, насчитывающий 8 резких поворотов с интервалом от 200 до 400 метров между каждым из них. Вскоре после самого верхнего поворота дорога разветвляется на две - на поляны Биюк-Лапата и Кучук-Лапата соответственно. Несмотря на то, что "биюк" в переводе с крымско-татарского языка означает "большой", а "кучук" - "малый", на самом деле поляна Кучук-Лапата больше поляны Биюк-Лапата (во всех других известных мне случаях названий крымских географических объектов приставки "биюк" и "кучук" даны более адекватно, например, Биюк-Янышар и Кучук-Янышар под Коктебелем). На развилке я пошёл налево на поляну Кучук-Лапата, так как именно оттуда начинается обозначенная в Викимапии тропа на перевал Лапата-богаз. Однако, несмотря на то, что сначала после входа в лес наблюдались малозаметные остатки турстоянки и некое подобие каменных туров, вскоре при ходьбе строго вдоль прочерченной на спутниковой карте линии мне встретились густые заросли, прохождение через которые отняло чуть более получаса. Однако, продолжая двигаться вдоль линии по навигатору, примерно в середине пути от поляны до кромки яйлы я неожиданно вышел на широкую и очень хорошо читаемую тропу. Вскоре я встретил туристов, спускающихся с яйлы с ребёнком, и они мне сообщили, что эта тропа ответвляется от лесной дороги между развилкой и поляной Биюк-Лапата. При дальнейшем подъёме по тропе мне встретились различные цветы (которых также было много на поляне) и насекомые, в частности, бабочка-морковница (фото 111). С самой верхней части тропы уже открываются прекрасные виды на кромку и склоны яйлы (фото 121-137 и видео 1). До самого выхода на яйлу тропа поднимается достаточно полого и остаётся очень хорошо читаемой. После выхода на плато различить тропу в траве становится труднее, однако направление пути к основной яйлинской грунтовке указывает цепочка туров из камней (фото 156). По грунтовой дороге на яйле я пошёл на восток, в сторону вершин Лапата и Джады-бурун, после которых на север ответвлялась дорога в направлении главной цели моего похода - горы Яман-таш. О посещении этих гор я расскажу в следующей части фотоотчёта.

1. Цветочки вдоль улицы Пролетарской в Васильевке.


2.


3.


4.


5. В центре кадра пик Турла-кая, слева верхняя часть Иографа, Сююрю-бурун и скалы Иограф-кая на кромке яйлы.


6. Средняя часть Иографа крупным планом.


7. Заканчивается Васильевка, начинается лес. Однако отдельные дома и их группы ещё встречаются на некотором удалении от микрорайона. Впереди гора Джунын-кош и гребень хребта Баланын-каясы.


8. Джунын-кош крупным планом.


9. По мере приближения к горам смешанный лес сменяется сосновым. Впереди скальный обрыв Иографа с юго-восточной его стороны.


10. Ответвление грунтовой дороги в район родников Мусали и к восточной ветви Лапата-богаза. Слева прекрасно виден пик Турла-кая.


11. Маленькая сосенка.


12. Покрытая слоем небольших камней тропа поднимается вдоль цепочки маленьких сосенок.


13. Пик Турла-кая, самая заметная вершина отрога Кизил-кая. При увеличении фотографии до 2048 пикселей виден геодезический знак.


14. Хребты Кизил-кая и Иограф.


15. Ещё одна молоденькая сосенка.


16.


17.


18. Маленький цветочек на тропе.


19. Тропа, сосна и вид на Дарсан.


20. Большая поляна с грунтовками, по которым иногда ездят мотоциклисты, к востоку от родников Мусали, и хребет Кизил-кая.


21. Сосны, дорога и небольшая часть Ялты.


22. Дарсан и море вдали.


23. Скальный утёс ниже поляны Капоблу.


24. Окружающие поляну сосны и вершины Лапата и Джады-бурун. Через 4 часа я уже был на вершине Лапаты.


25. Общий вид поляны от верхней части хребта Кизил-кая до Джады-буруна.


26. С поляны открывается один из самых лучших видов на хребет Кизил-кая.


27. Пик Турла-кая крупным планом.


28. Цветочки, похожие на мальву, на поляне. Если увеличить фотографию, можно более детально разглядеть насекомое.


29. Растение с очень интересными фиолетовыми листьями.


30. На нём цветут белые цветочки. А на соседнем травянистом растении - голубые цветочки.


31. Сосны на фоне хребтов Кизил-кая и Иограф.


32. Заканчиваются поляны, и начинается высокий сосновый лес.


33.


34.


35.


36. Просека в лесу, по которой проходит нитка недостроенного газопровода.


37.


38. Скамейка на перекрёстке лесных дорог. Я останавливался здесь на привал 13 апреля.


39. Вид на Лапатинский отрог, по которому мне предстояло подниматься дальше.


40. Река Дерекойка на высоте 600 метров, в этом месте её берега пологие, в отличие от её притока Люка, образующего каньон.


41.


42. Начинается лесной серпантин. В отличие от Узенбашской тропы, его образует широкая лесная дорога, а по узкой тропе проходит только самая верхняя часть подъёма.


43.


44.


45. Две сосны с интересной формой веток и перед ними, вдоль дороги - невысокие лиственные кусты.


46. Одна из этих двух сосен крупным планом и вдали множество прямых стволов высоких хвойных деревьев.


47. Дорога и высокие сосны.


48.


49.


50. Два лиственных дерева в сосновом лесу.


51. Маленькие белые цветочки и насекомые (возможно, из отряда жуков).


52.


53. Фиолетовые цветочки.


54. Второй вираж серпантина и сосны.


55.


56. После третьего виража, на высоте более 820 метров лес становится смешанным, но от этого крупные сосны выглядят ещё более впечатляюще.


57. Отрог Баланын-каясы, по которому вечером этого же дня я спускался, и часть Никитской яйлы, вид с четвёртого виража.


58. Вновь иду в западном направлении к пятому виражу.


59. Маленькие синие цветочки.


60. Вид на Ялту с пятого виража, с высоты 870 метров.


61.


62.


63. Вид на Джунын-кош и близлежащие сосны и ветви лиственных деревьев с шестого виража.


64. После шестого виража вновь поворачиваю на запад.


65. Вид на пик Турла-кая и отвесные скальные обрывы хребта Кизил-кая с предпоследнего, седьмого виража.


66. Маленькая сосенка на заключительном, восьмом вираже.


67.


68. Цветочки вблизи восьмого виража.


69.


70. Замечательный фиолетовый цветок.


71. После восьмого виража начинается подъём в северо-западном направлении.


72. Соцветие маленьких цветочков чабреца на поляне Кучук-Лапата.


73. Поляна Кучук-Лапата, высота уже более 1000 метров.


74. Сосны на поляне.


75. Частично видна кромка яйлы чуть западнее Лапаты.


76. Маленькие фиолетовые цветочки на поляне.


77.


78. Чабрец.


79. Становится видна вершина Лапаты, она ещё выше поляны почти на 400 метров.


80.


81. Деревья, окружающие поляну.


82. Зверобой и сидящая на нём большая муха.


83. Цветочки и нераспустившиеся бутоны чабреца крупным планом.


84. Цветок скабиоза и маленькое вытянутое насекомое на нём.


85. Теперь на скабиозу села бабочка.


86. Лиственные деревья с большим количеством стволов и густой кроной.


87. Покидаю поляну и продолжаю подниматься на перевал Лапата-богаз.


88. Ещё одна маленькая полянка на склоне Лапатинского отрога, слева вершина Лапаты, справа Джады-бурун.


89. Голубые цветочки.


90. Очень маленькая сосенка в преимущественно лиственном лесу.


91. Я вышел на тропу на высоте около 1170 метров.


92. Ещё одна маленькая полянка, теперь уже на тропе.


93. Вид на Ялту и на восточные склоны хребта Кизил-кая и сосна между ними.


94. Сосновая ветвь и маленькие шишечки на ней. Справа вдали (но не в фокусе) центр Ялты.


95. Крупный план, слева центр Ялты, справа Дарсан.


96.


97. Сосны и невысокие лиственные деревья вдоль тропы.


98. Две сосны на фоне верхней части хребта Кизил-кая и кромки яйлы к востоку от него.


99. Фиолетовые цветочки у тропы.


100. Средняя часть хребта Кизил-кая. Слева пик Турла-кая, при наблюдении из Ялты выглядящий как остроконечная треугольная вершина с почти симметричными склонами. На оригинальной фотографии видна геодезическая вышка, расположенная не на самой вершине, а чуть левее - на кромке скалы. Правее и ближе - скала Люка.


101.


102. Участок кромки яйлы и смешанный лес.


103. Два маленьких фиолетовых цветочка и жёлтые соцветия не в фокусе.


104.


105. Белые цветочки с красно-фиолетовыми тычинками.


106. Соцветия чабреца, которые только начинают распускаться.


107. Распустившийся чабрец.


108. Насекомые на белом соцветии.


109. Верхняя часть хребта Баланын-каясы и ещё дальше - Никитская яйла и Авинда, самая высокая её точка и самая высокая в Крыму вершина, покрытая лесом.


110. Тропа и деревья ровно в полдень на высоте почти 1300 метров, у самой кромки яйлы.


111. Бабочка-морковница на скабиозе.


112. Вид на окрестности гостиницы "Ялта-интурист" и петлю серпантина Южнобережного шоссе перед въездом в Ялту. Видна часть Московской улицы.


113. Гора Джунын-кош и самая верхняя часть Стильской тропы.


114. Синие цветочки и бутоны.


115. Зверобой.


116. Чабрец.


117. Верхняя часть хребта Баланын-каясы и Стильская тропа, по которой я прошёл 6 раз, в районе бывших "Ворот".


118. Средняя часть хребта Баланын-каясы, частично видна тропа, по которой я впервые спускался вечером этого же дня. Заметны скалы на гребне хребта, которые надо обходить.


119. Много ромашек.


120. Фиолетовые цветочки с очень интересными лепестками.


121. Скалы на кромке яйлы совсем рядом с Лапата-богазом и лиственные деревья, растущие под обрывами.


122. Сосна и обрывы хребта Кизил-кая. Справа вдали Могаби.


123. Восточная часть Ялты (в том числе, Васильевка) и Массандра. Вблизи слева - поляна Кучук-Лапата, через которую я прошёл часом ранее.


124. Джунын-кош, весь хребет Баланын-каясы и Никитская яйла.


125. Очень маленькие цветочки чабреца между камнями.


126. Обрывы Лапаты вблизи, вершины Джады-бурун и Джунын-кош.


127. Скальники на кромке яйлы и тропа.


128. Крупный план поляны Кучук-Лапата. На кромке Лапатинского отрога растут сосны, ближе к яйле - лиственные деревья.


129. Хребет Кизил-кая, Могаби, западная часть Ялты.


130. Васильевка и поляны над ней, с которых начинался поход.


131. Вся Ялта и Массандра как на Ладони, видна Кучук-Лапата.


132. Джунын-кош крупным планом.


133. Водоочистные сооружения и западная часть Васильевки.


134. Вероятно, Стильская тропа чуть выше трёх пересечений с ниткой газопровода.


135. Баланын-каясы и Никитская яйла, слева поляна Капоблу.


136. Поляна Биюк-Лапата.


137. Крупный план скальных обрывов Лапаты и Джады-буруна.


Видео 1. Видеозапись видов с верхней части тропы Лапата-богаз (видео снято в той же точке перед самым выходом на яйлу, что и фото 121-137).


138. Фиолетовые цветочки на высоте более 1300 метров.


139. Маленькие скальники рядом с тропой на кромке яйлы.


140. Тропа и каменный тур-ориентир.


141. Ближайший к перевалу Лапата-богаз участок кромки яйлы.


142. Синие цветочки и один нераспустившийся бутон в центре соцветия.


143. Шишка на ветке сосны.


144. Сосна перед скалой.


145. Группа маленьких сосенок и стелющийся по земле казацкий можжевельник за ними.


146. Хвойное дерево с ягодами (ягоды лучше видны при увеличении фотографии).


147. Очень крупный план цветочков чабреца.


148.


149.


150. Колокольчики на высоте более 1300 метров.


151.


152.
Вид с кромки яйлы на восток.


153.


154. Ещё один каменный тур-ориентир и группа сосен (я уже иду по Ялтинской яйле, приближаясь к грунтовой дороге вдоль горного массива).


155. Светло-фиолетовые цветочки.


156. После выхода на яйлу тропа почти растворяется в траве, однако цепочка каменных туров очень хорошо показывает направление пути к грунтовке.


157. Очередной каменный тур.


158. Скальный мыс на яйле за невысокими соснами.


159. Сосна причудливой формы.


160.


161. Пейзаж яйлы с небольшими древесными растениями и можжевельником.


162. Едва заметная тропинка, редколесье и каменные туры.


163. Светло-фиолетовые цветочки.


164. Скальный утёс чуть западнее перевала Лапата-богаз.


165. Большая муха-журчалка на цветочке скабиозе.


166.


167.


168. Продолжаю идти вглубь яйлы к грунтовой дороге.


169. Дорогу уже видно.


170. Сине-фиолетовый цветочек.


171. Шишки на маленькой сосенке.


172. Цветок скабиоза.


173. Очередной каменный тур и растение, похожее на мальву, рядом с ним.


174. Бабочка-морковница на скабиозе.


175.


176.


177.


178. До грунтовой дороги остаётся несколько шагов, на слиянии дороги и тропы гаходится каменный тур с автомобильной шиной, второй тур указывает направление пути для спускающихся туристов.


Вторая часть фотоотчёта (о переходе по Ялтинской яйле на восток через вершины Лапата и Джады-бурун и затем на север, поперёк плато и потом вдоль Яман-ташского отрога на гору Яман-таш и о возвращении с этой удалённой от Главной гряды горы обратно на Ялтинскую яйлу) находится здесь. Третья часть фотоотчёта находятся в стадии написания.

October 15th, 2018

Продолжаю фотоотчёт о грандиозном крымском горном походе из Сосновки по Тырке-яйле, хребту Таш-Хабах и Караби-яйле с покорением вершин Долгая, Нос Тырке, Тай-коба и Белая и спуском в Малореченское 27 августа 2018 года. Первая часть (от Сосновки до развилки на перевал Кара-оба и Нос Тырке) здесь, вторая часть (от подъёма на гору Долгую до выхода на безлесную часть Верхнего плато Караби-яйлы) здесь.

Крупномасштабная карта второй трети похода (GPS-трек наложен на спутниковую карту Google Earth).


Крупномасштабная карта заключительной трети похода (GPS-трек наложен на спутниковую карту Google Earth).


Поднявшись от турстоянки Восточный Суат на Верхнее плато Караби-яйлы, я двигался в основном на восток, чуть севернее главной вершины Тай-коба. Западная часть плато покрыта лесом, но ближе к вершине он сменяется открытыми пространствами с отдельными рощами. Я шёл вдоль кромки небольшого обрыва, обращённого на юг, и в некоторых местах скальные уступы справа сменялись проходимым склоном. Я надеялся найти грунтовую дорогу или тропу, уходящую вправо на вершину, когда я окажусь уже относительно близко к ней, так как в целом на Караби, как и на Тырке, дорог очень много, в отличие, например, от района Тез-баира. Однако, оказавшись на минимальном расстоянии от горы Тай-коба на ведущей почти прямо на восток дороге, я нашёл лишь очень слабо читаемую тропу, периодически растворявшуюся в относительно низкой траве. Я пошёл по бездорожью сначала вдоль кромки леса, затем пересёк небольшую рощу, и начался заключительный короткий подъём на вершину Тай-коба, высочайшую точку Караби-яйлы и главную цель моего похода. С горы прекрасно просматривается вся Караби-яйла, самый большой по площади горный массив Крыма и самый удалённый от цивилизации. Нижнее плато высотой 1000-1100 метров, по своим размерам во много раз превосходящее Верхнее, похоже на бескрайнее каменное море с застывшими огромными океанскими волнами. Возвышенности и углубления на плато и даже встречающиеся в небольшой его части островки древесной растительности имеют повторяющуюся структуру, поэтому ещё больше напоминают море с высокими волнами, а пожелтевшая сухая трава в некоторой степени похожа на каменную поверхность. Даже экскурсия на Караби-яйлу из Мисхора, рекламу которой я случайно увидел спустя несколько дней в Мисхорском парке, имеет название "Каменное море". Там предлагалось совершить поездку по дорогам без покрытия на джипах, вероятно, без посещения Верхнего плато, а я шёл пешком. С вершины Тай-коба просторы Караби-яйлы занимают почти всё видимое пространство до самого горизонта, лишь очень вдали виднеются горы, расположенные в окрестностях Судака, Весёлого и Морского, а также на северо-востоке Белая скала и окрестности. Также с гору Тай-коба видны окружающие её вторая и третья по высоте вершины Караби-яйлы, на юге гора Белая, на которую я держал путь, и на севере чуть менее высокая Кара-тау, с другой стороны очень хорошо видимая с Носа Тырке. Закончив фото-и видеосъёмку на вершине Тай-коба, я пошёл по узкой и малозаметной тропинке на гору Белую (ещё её называют Такья-тепе, не путать с Белой скалой). В основном весь путь между двумя высочайшими горами Караби-яйлы проходит по безлесным склонам, лишь вблизи седловины нужно совсем немного пройти среди невысоких лиственных деревьев на краю рощицы. Гора Белая отмечена геодезической вышкой с флагом, с её вершины, расположенной, в отличие от Тай-коба, на самой кромке плато, просматривается не только почти вся Караби-яйла, но и Восточное Южнобережье от Малореченского вплоть до Меганома. Караби-яйла, так же, как и горные массивы к западу от Ялты, к югу обрывается отвесной стеной, однако вдоль края яйлы с горы Белой на восток, на Нижнее плато ведёт прямая дорога. Аналогично Ялтинской и Ай-Петринской яйлам, с Нижнего плато Караби-яйлы на юг можно спуститься по нескольким тропам, проложенных обычно в ущельях или там, где склон становится относительно пологим. Самым близким к вершине Белой спуском с Нижнего плато является проход Нефань-богаз - умеренно крутая тропинка с сыпуном, окружённая скалами и редкими невысокими деревьями, но не имеющая скальных ступеней. Пройдя на восток по Нижнему плато вдоль кромки около километра, можно свернуть к Нефань-богазу по узкому ответвлению. Добравшись до края плато (это всего около 300 метров от развилки), нужно внимательно смотреть насчёт начала спуска. Он начинается там, где сложены маленькие каменные пирамидки (фото 123-125) и видна тропа вправо. Может показаться, что спуск есть между острыми камнями чуть раньше, но такое впечатление обманчиво. Тропа спускается под острым углом к кромке, теперь уже в юго-западном направлении, постепенно приближаясь к грунтовой дороге, идущей параллельно краю плато с запада на восток. Приблизившись к дороге менее чем на 100 метров, я решил сойти с тропы по узкому левому ответвлению, чтобы немного срезать путь - ведь после этого я собирался некоторое время двигаться опять на восток, к роднику Нефан-узень, ведь именно оттуда начинался дальнейший спуск в Малореченское. Но перед грунтовкой мне встретился участок густых зарослей, и я через них медленно пробирался с некоторым трудом. Позже я понял, что чуть западнее было бы пройти на дорогу проще, так там почти нет леса и кустов. Наконец, после 10 минут спуска через заросли я вышел на грунтовку в том месте, где с ней соединяется срезающая небольшой изгиб прямая тропа, и пошёл в сторону родника. Сам источник расположен где-то в скалах, в труднодоступном месте, однако к дороге ведёт достаточно длинная труба, и около грунтовки и столика со скамейками для привала бурный поток воды образует маленький бассейн и вытекающий из него ручеёк. У родника я пополнил запасы воды, ведь мне предстояло идти до села ещё очень далеко, и убрал фотоаппарат в рюкзак. Пока я шёл через заросли, уже почти полностью стемнело, и мой дальнейший очень долгий спуск в Малореченское проходил уже при свете полной Луны. Кромка Караби-яйлы расположена в несколько раз дальше от берега, чем, например, той же Ай-Петринской яйлы, поэтому до Малореченского мне предстояло пройти по грунтовой дороге более десяти километров. От родника я спускался более трёх часов и вошёл в село около полуночи. Нужная мне дорога ответвляется на юг чуть-чуть западнее родника и плавно спускается. На ней есть торчащие из земли небольшие камни, но никаких сложностей для меня они не представляют. Грунтовка идёт среди низкорослого леса, сбоку в темноте виднеются огромные силуэты гор Караби-яйлы. Первый важный ориентир на долгом спуске - перекресток грунтовок вскоре после петли серпантина. Здесь я никуда не сворачиваю. Ещё через несколько километров я выхожу в долину маленькой речки, покрытую виноградниками. Перед выходом в долину дорога перекопана и на ней лежат кучи земли, видимо, чтобы по ней невозможно было проехать на машине. Вскоре после выхода в долину я нашёл заброшенный маленький домик с открытой дверью, в нём стоит кровать, а рядом стол и стул, где можно посидеть. Луна восходила всё выше, и я шёл по относительно светлой долине между виноградниками ещё несколько километров. Фонарик приходилось включать только в немногочисленных рощицах. Последний виноградник, самый близкий к селу, охраняется сторожами с фонарями и собаками, однако его можно обойти справа. Чтобы выйти на обходную дорогу, позже переходящую в улицу в Малореченском, нужно на несколько метров подняться вверх. Пройдя между сельскими домиками по самой отдалённой от моря части Малореченского, я через парк вышел на главную улицу посёлка. Через чуть более чем полчаса мне удалось относительно недорого сесть на такси до Алушты. Дорога восточнее города извилистая (это так называемый серпантин южного берега), поэтому даже на машине я добрался до въезда в город примерно за час. Водитель ехал в Симферополь, поэтому высадил меня на судакской развилке. Затем я шёл по Алуште до автовокзала (а это ещё 4 километра) и оттуда после примерно получасового ожидания уехал в Ялту на круглосуточной маршрутке из аэропорта. В итоге после более чем 40-километрового похода я вернулся на съёмную квартиру в Васильевке около 3:30 ночи.

1. Две высочайшие вершины Караби-яйлы: Тай-коба (1262 м) и Белая (1253 м, отмечена геодезической вышкой с флагом), вид с северо-запада.


2. Белый одуванчик, вторичное цветение.


3. Скальник и маленькие сосенки на яйле.


4. Совсем маленькая сосна в траве.


5. Промежуточная вершина к западу от горы Тай-коба.


6. Продолжаю идти мимо скальника.


7. Становится видна небольшая часть Нижнего плато Караби-яйлы.


8. Узкая тропа, скальник и рощица.


9. Безлесная вершина горы Тай-коба и её лесистый склон.


10. Слева островок деревьев с пожелтевшими листьями.


11. Крупный план вершины, главной цели моего похода.


12. Тропинка уходит в низкорослый сосновый лес.


13. Ещё один скальник на безлесном участке яйлы.


14. Соцветие мелких цветков.


15. Единственный цветочек крымского эдельвейса, замеченный летом нынешнего года.


16. Юго-западные обрывы яйлы.


17. Лесная поляна по дороге на вершину.


18. Кромка лиственного леса.


19.


20. Очередной скальник.


21.


22. Вид на юго-западную часть яйлы.


23. Небольшая скала и невысокие деревья.


24. Лиственная роща.


25. Деревья окружены торчащей из земли монолитной скальной породой.


26. Завершающий этап подъёма на вершину Тай-коба.


Фото 27-51 и видео 1. Виды с вершины Тай-коба (1262 м).

Видео 1. Видеозапись видов с вершины Тай-коба (1262 м), самой высокой точки Караби-яйлы


27. Гора Белая, следующая цель моего похода. Не путать с Белой скалой.


28. Село Солнечногорское.


29. Кромка Верхнего плато, отроги Демирджи-яйлы, Алушта, Кастель и Медведь-гора. Виден Бабуган, а также Парагильмен как возвышение на его склоне.


30. Кромка яйлы в районе Нефань-богаза и совсем вдали слева Меганом.


31. Общий вид на восток на Нижнее плато Караби-яйлы и дальние горы.


32. Более крупный план южной части Нижнего плато и дальних вершин (позже я постараюсь узнать, как они называются).


33. Северо-восток Караби-яйлы и Белая скала (до неё 32 километра!).


34. Возвышения и понижения на яйле похожи на огромные волны каменного океана. Белая скала чуть выше центра кадра.


35. Общий вид на восток. Южная Демирджи и за ней Бабуган целиком.


36. Верхнее плато Чатыр-дага. Справа налево: Ак-бурун, Ангар-бурун и самая высокая вершина Эклизи-бурун. Ещё левее вершина Северной Демирджи с ретрансляторами.


37. Слева Демирджи-яйла, в центре кадра - Тырке-яйла, на которой я был всего несколькими часами ранее. Очень хорошо видны обрывы Носа Тырке. Самая заметная коническая вершина - гора Долгая, самая высокая точка этого грандиозного похода и всего десятого крымского путешествия. Но и эта фотография сделана с высоты всего на 21 метр ниже.


38. Чатыр-даг, Тырке-яйла и западная кромка Верхнего плато Караби.


39. Южные склоны Верхнего плато Караби-яйлы и вершины от Медведя до Чатыр-дага до Хапхал-баша.


40. Гора Кара-тау, третья по высоте вершина Караби-яйлы. Слева виден скальный обрыв, вдоль которого я шёл.


41. Метеостанция (она же спасательный пост и приют, если я не ошибаюсь).


42. Мыс Башенный, Меганом, гора Сокол под Судаком (покорена 8 июля 2016 года, фотоотчёт здесь).


43. Дальние вершины восточнее Караби-яйлы.


44. Вид вдаль чуть севернее. Торчащие из лесистого склона скалы похожи на Сахарные головки (посещённые 21 июля 2017 года).


45. Вид на северо-восток, восточнее Белой скалы.


46. Близлежащие скалы и восточная часть Караби-яйлы.


47. Более крупный план.


48.


49. Южная часть Нижнего плато.


50. Западная часть гребня горы Тай-коба, Демирджи, Чатыр-даг и Тырке.


51. Частично покрытая лесом яйла.


52. Скальный гребень к юго-западу от вершины.


53. Общий вид на запад с верхней части спуска с горы Тай-коба.


54. Вид на вершину Тай-коба с юга с близкого расстояния.


55. Нижнее плато с южного склона горы Тай-коба. Солнце уже низко, моя тень длинная.


56. Дальнейший путь на гору Белую очень хорошо просматривается: чуть левее правого края рощицы на седловину и затем вверх по склону.


57. Алушта, Кастель, Медведь, Парагильмен и Южная Демирджи.


58. Спустился почти до седловины.


59. Иду на вершину горы Белой по узкой тропе, её продолжение видно дальше рощицы.


60. Лиственные деревья и валуны.


61. Вид на юго-запад с седловины.


62. Южные обрывы Верхнего плато Караби-яйлы и более далёкие вершины от Южной Демирджи до Тырке.


63. Слева вдалеке Медведь-гора.


64. Вид с юга на гору Тай-коба. Виден просвет между двумя рощицами, через который я проходил по пути с Тай-коба на гору Белую.


65. Завершающая часть подъёма на вершину и маленькие скалы, торчащие из земли.


Фото 66-85 и видео 2. Виды с горы Белой (1253 м).

Видео 2. Видеозапись видов с горы Белой.


66. Северная Демирджи и за ней Чатыр-даг (слева вдали), Тырке, южная кромка Караби-яйлы.


67. Вблизи гора Ликон, чуть дальше кромка Демирджи-яйлы (не путать с Южной Демирджи, которая тоже видна еще чуть дальше) и все перечисленные выше вершины вплоть до Медведя.


68. Более крупный план. Виден Роман-кош (в правой части Бабугана), до него 33 километра.


69. Алушта, Кастель, Парагильмен и Медведь.


70. Гора Ликон.


71. Южный берег и прибрежная местность от Малореченского до Медведя. Видна долина, по которой я чуть позже спускался при свете полной Луны.


72. Малореченское и Солнечногорское. Виден храм-маяк.


73. Слева Рыбачье.


74. Крупный план прибрежной местности. Слева вдали видны оконечности Кастеля и Медведя.


75. Более крупный план Рыбачьего, Малореченского и Солнечногорского.


76. Геодезическая вышка и флаг на вершине.


77. Южная часть яйлы, её кромка и прибрежная местность западнее Рыбачьего. Видна грунтовка на яйле, по которой я шёл на восток к Нефань-богазу. Также виден Меганом. Тёмная полоса - это моя тень.


78. Рыбачье и западные окрестности.


79. Весь берег от Меганома до Малореченского.


80. Скалы на южной кромке Нижнего плато Караби-яйлы и Восточное Южнобережье вплоть до Меганома за ними.


81. Мыс Башенный, Сокол и Меганом, вблизи - небольшая часть кромки Караби.


82. Крупный план дальних гор восточнее Караби-яйлы. Возможно, виден Эчки-даг и даже частично Карадаг. Вблизи восток Караби-яйлы.


83. Вид чуть севернее.


84. Вид на геодезический знак с юга. Видна гора Тай-коба.


85. Отрог яйлы и прибрежный холм восточнее Рыбачьего.


86. Общий вид центральной части яйлы и самая верхняя часть спуска с горы Белой.


87. Нижнее плато. Слева метеостанция, справа вдали - Белая скала.


88. Вид назад со спуска с вершины.


89. Южная часть яйлы в лучах низкого Солнца. Слева грунтовка, по которой я шёл.


90.


91. Просторы яйлы, её северная часть, в большей степени заросшая деревьями по сравнению с южной.


92. Южная, почти безлесная часть яйлы.


93.


94.


95.


96.


97.


98.


99. Скалы на южном отроге.


100. На скалах почти из отвесных склонов растут сосны.


101.


102.


103.


104. Я почти спустился на Нижнее плато.


105.


106. Маленькая рощица на Нижнем плато.


107. Грунтовка на Нижнем плато в тени горы Белой.


108. Гора Белая, вид с востока. На увеличенной фотографии виден флаг на вершине.


109.


110. Иду по Нижнему плато к Нефань-богазу.


111.


112. Возвышенность на яйле в лучах заката и торчащие из земли камни на ней.


113.


114.


115.


116. Валуны на яйле.


117.


118. Маленькое деревце на яйле.


119. Группа лиственных деревьев среди просторов яйлы.


120. Южная кромка Нижнего плато.


121. Группа маленьких скал рядом с кромкой.


122. Небольшой отрог яйлы к востоку от перевала Нефань-богаз.


123. Каменная пирамидка, обозначающая верхнюю точку тропы Нефань-богаз.


124.


125. Вторая пирамидка у тропы.


126. Ближайшие окрестности перевала.


127. Самая верхняя часть тропы Нефань-богаз. Видна грунтовка, на которую я спустился. Левее центра кадра гора Ликон, правее - гора Белая.


128. Белая, Ликон и вдали Северная и Южная Демирджи.


129.


130. Южная кромка Караби-яйлы вблизи.


131. Общий вид в направлении спуска.


132. Алушта, Кастель и Медведь.


133. Скала Кызыл-кая к востоку от тропы Нефань-богаз.


134. Небольшая скала причудливой формы чуть севернее тропы.


135. Скальная кромка яйлы и гора Белая.


136. Очередная скала и деревья у тропы.


137. Обрывы Нижнего плато.


138. Гора Белая.


139. Вблизи окрестности села Генеральского, вдали Южная Демирджи (справа), Бабуган, Парагильмен, Кастель и Медведь.


140. Гора Ликон, за ней (чуть левее) Северная Демирджи, справа, скорее всего, Хапхал-баш.


141. Сосны и лиственные деревья в направлении спуска.


142. Остроконечная скала к северу от тропы.


143. Кромка яйлы, гора Белая и Ликон.


144.


145. Дерево и две остроконечных скалы в форме пирамиды: побольше и поменьше.


146.


147. Скала на кромке яйлы.


148.


149.


150.


151.


152. Скала Нефань-баши с соснами, растущими на отвесом склоне.


153. Скалы за лиственными деревьями.


154.


155. Скалы на кромке яйлы, вид с нижней части тропы Нефань-богаз уже в сумерках.


156.


157.


158.


159.


160.


161. Виден очень узкий гребень скального отрога, похожий на стену.


162.


163. Родник Нефан-узень.


164. Стол со скамейками рядом с родником.


От родника я спускался в Малореченское при свете полной Луны более трёх часов, о чём подробнее рассказываю в начале третьей части фотоотчёта, но ввиду темноты не снимал фотографии.

Спасибо за внимание!

October 11th, 2018

Первая часть фотоотчёта (от Сосновки до развилки на Нос Тырке и перевал Кара-оба) находится здесь. Во второй части я рассказываю о продолжении похода по восточной части Тырке-яйлы с заходом на гору Долгую и две вершины Носа Тырке (Северную и Южную), и о переходе на Верхнее плато Караби-яйлы по лесистому хребту Таш-Хабах и далее через турстоянку Восточный Суат. Третья часть (от выхода на Верхнее плато Караби-яйлы до спуска в Малореченское) находится здесь.

Почти сразу после прохождения горы Тырке и следом за ней полосы леса от главной грунтовой дороги Тырке-яйлы вправо ответвляется дорога на перевал Кара-оба, соединяющий Тырке-яйлу с Демирджи-яйлой. 23 июля я в этом месте повернул на юг для покорения гор Босна, Диплис-хая и Базарбай и дальнейшего выхода к Средней Джурле и Коровьей тропе, а теперь я пошёл по Тырке-яйле прямо и впервые посетил восточную часть этого горного массива. Вскоре к грунтовке справа примыкает второе ответвление, идущее с перевала (фото 8), затем дорога начинает плавно подниматься на гору Долгую. Эта вершина высотой 1283 метра очень хорошо видна с южной кромки Тырке-яйлы и с горы Замана, а также с Босны, и при наблюдении с востока и юго-востока похожа на почти правильный остроконечный конус. Однако чуть позже мы увидим, что эта гора значительно вытянута с запада на восток. Тем не менее, даже в заключительной части подъёма с запада вершина всё ещё напоминает конус. Последние сотни метров восхождения действительно производят очень сильное впечатление: я так долго шёл по яйле и гора так долго казалась такой далёкой, но теперь она наконец-то совсем близко. Я наблюдал эту гору ранее, 23 июля, когда шёл по Тырке-яйле через Заману и далее по южной кромке, а затем поднимался на вершину Тырке и проходил через северо-восток Демирджи-яйлы. 27 августа я, напротив, шёл по той части яйлы, откуда гору Долгую не видно, однако очень хорошо помнил и сейчас помню, как эта вершина несколько часов очень часто виднелась впереди и позже сбоку. С вершины горы Долгой открываются интереснейшие виды почти во все стороны горизонта: на Симферополь и окрестности, центральную часть Тырке-яйлы, Чатыр-даг, Демирджи и, главное, на Верхнее и Нижнее плато Караби-яйлы. В частности, вершины Тай-коба и Белая, на которые я поднялся позже в этот же день, чуть менее высокая гора Кара-тау и юго-западные склоны Верхнего плато лучше всего наблюдать именно отсюда либо с соседней кромки. Также с горы Долгой наиболее чётко видны бескрайние просторы плато к северу и северо-востоку, в частности, можно целиком наблюдать массив Орта-сырт-яйла и полосы леса, отделяющие его от северо-запада Караби-яйлы и юго-востока Долгоруковской яйлы. Больше ниоткуда Орта-сырт-яйлу я пока не наблюдал. И Караби-яйлу (её преимущественно безлесное Нижнее плато) я тоже впервые увидел именно с горы Долгой. Единственное, чего почти не видно с горы Долгой - это морского берега и прибрежной полосы, которые закрыты юго-восточной частью Тырке-яйлы, тоже очень красивой и интересной. И склоны гор, обращённые к берегу, можно наблюдать с Южной вершины Носа Тырке, куда я сходил после привала и фото- и видеосъёмки на вершине горы Долгой. Нос Тырке представляет собой восточную кромку вытянутой с запада на восток Тырке-яйлы. Ширина Носа - около 500 метров, однако расстояние между двумя его самыми высокими точками - всего 160 метров. Северная вершина на кромке яйлы образует почти прямой угол, Южная - это просто мыс над вытянутым на эти самые 500 метров вдоль меридиана обрывом, ограничивающим с востока Тырке-яйлу. После фото-и видеосъёмки на Южной вершине Носа Тырке я вновь прошёл через Северную вершину и вернулся к верхней точке восточного спуска с Тырке-яйлы. Широкая и заметная издалека грунтовая дорога плавно опускается по склону плато, начинаясь в 250 метрах западнее Северной вершины Носа и в 450 метрах восточнее горы Долгой. Тырке-яйлу с Верхним плато Караби-яйлы соединяет покрытый лесом прямой хребет Таш-Хабах, и по нему идёт продолжение дороги, связывающей эти горные массивы. Сначала грунтовка около 200 метров спускается на север по склону яйлы вблизи её северо-восточной оконечности. Затем следует поворот на восток, приблизительно в этом направлении по немного извилистой тропе я шёл чуть менее 700 метров. Потом тропа поворачивает на север и через 230 метров снова на восток. После плавного её изгиба находится перевал Таш-Хабах Западный высотой около 1060 метров, после которого спуск временно заканчивается, сменяясь очень незначительным подъёмом длиной в несколько сотен метров. От перевала, который можно узнать по небольшой поляне (фото 128) начинается полуторакилометровый участок пути на северо-восток, по хребту Таш-Хабах к турстоянке Восточный Суат. Этот ориентир, представляющий собой поляну со столиком со скамеечками, родником и памятником партизанам, является самой низкой точкой дороги с Тырке-яйлы на Верхнее плато Караби - 960 метров (а если спуститься к роднику с грунтовки, пересекающей вытянутую поляну в противоположном её конце, в 100 метрах от источника), то и 950 метров. 27 августа родник был чуть-чуть активен, из него текла очень тоненькая струйка чистой воды, литровую бутылку можно было набрать за несколько минут. Тем не менее, я попробовал воду из этого родника, и вода мне понравилась, у неё не было какого-либо привкуса. Посетив родник, я вернулся на грунтовую дорогу. Начался плавный лесной подъём на Верхнее плато Караби-яйлы. Я шёл по дороге, делающей петлю серпантина и далее проходящей примерно по середине между вершинами Кара-тау и Тай-коба. Поняв, что грунтовка пройдёт на несколько сотен метров севернее главной цели моего похода и высочайшей точки Караби-яйлы горы Тай-коба, я свернул на юг и дошёл до вершины по бездорожью и очень слабо читаемым тропам, но это уже тема следующей части фотоотчёта.

1. Вид на гору Долгую из района развилки на Кара-оба. Вершину временно не видно.


2. Грунтовая дорога на яйле и возвышенность справа.


3. Гора отдалённо похожа на вторую вершину Крыма Демир-капу, покорённую 17 июля 2016 года, именно при восхождении с запада.


4. Василёк.


5. Промежуточная гора на южной кромке Тырке-яйлы (с другой стороны у неё отвесный обрыв).


6. Гора Тырке, вид с востока.


7. Гора Хапхал-баш, самая высокая точка Тырке-яйлы (1291 м), покорённая 23 июля.


8. Более общий план. Видно ответвление грунтовой дороги к перевалу Кара-оба.


9. Хапхал-баш и скальник к юго-востоку от вершины Тырке вместе.


10. Небольшая скальная стена на яйле.


11. Начинается подъём на гору Долгую. Видны небольшие скалы на южной кромке Тырке-яйлы, Хапхал-баш и северо-западные склоны Демирджи-яйлы.


12. Вдали становится виден Чатыр-даг, в этом ракурсе он трёхглавый, а не двуглавый, как обычно. В центре Ангар-бурун, справа Ак-бурун, слева самая высокая вершина массива - Эклизи-бурун (фотоотчёт о походе 19 апреля на Чатыр-даг находится здесь).


13. Гора Тырке. Виден столбик на вершине.


14. Северо-запад Демирджи-яйлы и её узкие каменные отроги.


15. Становится видна вершина горы Долгой (очень хорошо видимая и оставляющая сильнейшее впечатление со всех остальных вершин Тырке-яйлы, но почти не видимая с основной яйлинской дороги). До вершины ещё 1200 метров.


16. Возвышение на яйле.


17. Скальник на северной кромке.


18. Невысокий каменный обрыв с северной стороны.


19. Небольшой отрог и за ним вершины северо-запада Демирджи-яйлы.


20. Лиственная роща и торчащие из Земли скалы.


21. Вновь вышло Солнце.


22. Северная кромка Тырке-яйлы от Скальника до Долгой.


23. До вершины 900 метров.


24. Дугообразный скальник теперь виден с ребра.


25. Более общий план. Грунтовая дорога и холмистая яйла.


26.


27.


28. Лиственная роща.


29. Редкие кустики и почти параллельные вытянутые скальники.


30. Наполовину опавший белый одуванчик. В августе у одуванчиков и некоторых других крымских растений вторичное цветение.


31. За полкилометра до вершины начинается короткий участок древесной растительности.


32.


33.


34.


35.


36. Вид в сторону центральной части Тырке-яйлы. В понижении вдалеке видны Эклизи-бурун и Ангар-бурун, чуть левее от них - Хапхал-баш.


37. Очень интересный ракурс: с двух сторон от Хапхал-баша видны Чатыр-даг и вершина Северной Демирджи, два массива, окружающие Ангарский перевал. Теперь снова видны все три вершины Чатыр-дага. До вершины горы Долгой всего 200 метров.


38. Вид на многочисленные скальники и лесистый участок подъёма, который я только что прошёл.


39. Маленький скальник к юго-западу от вершины совсем рядом с ней.


Фото 40-60 и видео 1-2. Виды с вершины горы Долгой (1283 м).

Видео 1.


Видео 2.


40. Слева - Верхнее плато Караби-яйлы, справа - Нос Тырке, северная вершина. Справа (горизонтально) видна дорога, продолжение которой уходит на спуск между Носом и скалой ближе к наблюдателю. По продолжению этой дороги я пошёл на Караби-яйлу после посещения обеих вершин Носа (к ним ведёт грунтовка, видимая вертикально).


41. Юго-восточная часть Тырке-яйлы.


42. Верхнее плато Караби-яйлы и часть Нижнего плато (слева).


43. Крупный план двух высочайших вершин Караби-яйлы - Тай-коба (1262 м) и Белая (1253 м, справа). При увеличении фотографии видна геодезическая вышка на вершине горы Белой. Я достиг вершины Тай-коба через два с половиной часа после начала спуска с Тырке-яйлы, на Белую взошёл ещё спустя 40 минут (включая время фото- и видеосъёмки на Тай-коба).


44. Между двумя яйлами начинает желтеть лиственный лес.


45. Желтеющая роща на склоне Тырке-яйлы.


46. Нижнее плато Караби-яйлы и дорога на него с юго-запада (параллельная хребту Таш-Хабах, по которому я шёл напрямую на верхнее плато.


47. Крупный план дороги на яйлу с юго-запада.


48. Восточный мыс горы Долгой и бескрайние просторы Караби-яйлы. Слева вдали видна Белая скала (не путать с горой Белой).


49. Восток Долгоруковской яйлы, Орта-Сырт-яйла (хорошо видимая только с этой вершины) и запад Караби-яйлы.


50. Симферополь и окрестности, ближе видна южная часть Долгоруковской яйлы.


51. Долгоруковская яйла (кроме южного отрога) и окружающий её лес.


52. Демирджи-яйла, вершина Северная Демирджи справа. Вдали видна западная часть Бабугана.


53. Вид на запад и юго-запад, на центральную часть Тырке-яйлы и более далёкие вершины. Трёхглавый Чатыр-даг виден между двумя самыми заметными мысами на южной кромке яйлы - горой Хапхал-баш и вершиной 1278. А Хапхал-баш по-прежнему наблюдается между Чатыр-дагом и Северной Демирджи.


54. Северный склон Тырке-яйлы и отроги Нижнего плато Чатыр-дага.


55. Более общий вид на запад и чуть севернее, в сторону Симферополя.


56. Геодезическая вышка на вершине на фоне Караби-яйлы. Виден мой рюкзак.


57. Верхнее плато Караби-яйлы и лес, разделяющий горные массивы. Справа вдали очень слабо различимы мыс Башенный и даже Меганом, позже мы их увидим более чётко.


58. Крупный план Чатыр-дага в окружении Хапхал-баша и Верхнего плато Чатыр-дага.


59. Орта-Сырт-яйла и ближайшие окрестности.


60. Лесистые холмы к северу от вершины.


61. Короткий скальный проход в невысокой юго-восточной стене горы Долгой.


62. Вид на вершину с юго-востока вблизи.


63. Северный склон яйлы, Нос Тырке и дорога к нему.


64. Осенняя листва вблизи и Долгоруковская яйла.


65. Крупный план Орта-Сырт-яйлы и желтеющего леса.


66. Западная часть Караби-яйлы и лес между яйлами, вид с дороги на Нос Тырке.


67. Виден хребет Таш-Хабах, по которому я шёл на Верхнее плато.


68. Просто лиственный лес, вид сверху.


69. Справа долина реки, вытекающей из источника Сулух-оба вблизи перевала Таш-Хабах западный.


70. Гора Долгая, виден проход в скальной стене.


71. Просторы Тырке-яйлы и вдали Демирджи-яйла.


72. Желтеющая роща и верхнее плато Караби.


73. Гора Долгая вместе со скальным мысом к востоку от неё.


74. Продолжаю спускаться с горы Долгой, становится виден ещё один скальный мыс на кромке.


75. Запад Караби.


76. Желтеющая роща и две высочайшие вершины Караби-яйлы.


77. Гора Долгая и кромка яйлы с осенним лесом.


78. Теперь юго-западный подъём на нижнее плато Караби (эта тропа ещё называется "Испанец" или Чабан-чокрак). Особенно мне нравятся маленькие деревья на ближней треугольной поляне, для их просмотра желательно фотографию увеличить.


79. Частично пожелтевший и даже покрасневший лесистый склон и Долгоруковская яйла.


80.


81. Небольшой скальник, похожий на черепаху.


82.


83. Черепаха и триангуляр уже далеко.


84. Перевал пройден, начинается подъём на Нос Тырке (вид назад; чуть позже я сюда вернулся, чтобы спуститься на Караби).


85. Западная часть Караби-яйлы.


86. Северная вершина Носа Тырке, вид вблизи.


87. Скальный мыс, северо-восточная оконечность Тырке-яйлы.


88. Вид на Караби и тропу "Испанец" с северной вершины Носа Тырке.


89. Верхнее плато Караби и Таш-хабах. Видны мыс Башенный и Меганом.


90. Восточная кромка Тырке-яйлы, впереди видна Южная вершина Носа.


91. Поляна Гамбич у подножия Носа Тырке.


92. Село Генеральское.


93. Малореченское, куда я спустился ровно в полночь. Слева видна долина с виноградниками, по которой поздно вечером этого же дня я шёл при свете полной Луны.


94. Солнечногорское.


95. Прибрежные холмы между Малореченским и мысом Башенным.


96. Таш-Хабах, Верхнее плато Караби. Мыс Башенный и Меганом видны всё лучше и лучше.


97. Гора Белая, мыс Башенный и частично Меганом.


98. Восточное Южнобережье за южной кромкой Караби.


99. Две высочайших вершины Караби-яйлы.


100. Маленькие деревья и за ними Генеральское, Солнечногорское и Малореченское.


101. Общий вид Восточного Южнобережья.


102. Вид на гору Долгую с Южной вершины Носа Тырке.


103.


104. Вид на продолжение восточной кромки яйлы с южной вершины.


105. Две высочайшие вершины и южная кромка Караби и Восточное Южнобережье.


106. Справа трёхглавый Чатыр-даг, в центре Северная Демирджи, слева вдали Бабуган.


107. Поляна Гамбич и Восточное Южнобережье до самого Меганома.


108.


109. Вид на Северную вершину Носа Тырке с Южной вершины.


110. Высочайшие вершины Караби, южная кромка яйлы, мыс Башенный и Меганом.


Видео 3. Видеозапись видов с Южной вершины Носа Тырке.


111. Начинаю спуск с Южной вершины, взгляд назад.


112. Долгоруковская и Орта-Сырт-яйла.


113. Западная часть Караби и долина реки Суат (до её истока я дошёл менее чем за час). Справа вдали Белая скала.


114. Северная вершина Носа. Спуск на Таш-Хабах слева в понижении, я к нему приближаюсь.


115.


116.


117. Справа долина ещё одной реки, между Долгоруковсуой и Орта-Сырт-яйлой.


118. Западная часть Караби и юго-восток Орта-Сырт-яйлы.


119. Гора Долгая. Видна уходящая вправо дорога, по которой я спускался с Тырке-яйлы.


120. Запад Караби за желтеющими деревьями.


121. Самое начало спуска. Чуть левее центра кадра летит стрекоза.


122. Дорога, уходящая вниз в лес, и просторы Караби и Орта-Сырт.


123. Фиолетовый цветочек с насекомым.


124. Низкорослый осенний лес.


125.


126. Ягоды на ветке.


127. Между деревьями видна вершина Тай-коба, на которую я поднялся спустя 2 часа.


128. Поляна на перевале Таш-Хабах западный.


129. Высокие деревья в лесу.


130. Стол со скамейками на турстоянке Восточный Суат.


131. Родник Суат-2.


132. Поляна Восточный Суат.


133. Памятник партизанам на поляне.


134. Дорога уходит дальше в лес.


135. Два дерева с широкой кроной.


136.


137. Высокие деревья рядом с Суатом.


138. Лесная дорога после двух виражей.


139. Маленькая полянка.


140. Большая поляна на склоне в самом начале Верхнего плато Караби (в своей юго-западной части преимущественно покрытого лесом).


141. Небольшая часть берега, юго-восточная кромка плато Северной Демирджи и куст с плодами шиповника вблизи.


142. Фиолетовый цветочек с крылатым насекомым.


143.


144. Продолжение вытянутой поляны и ещё один куст шиповника.


145.


146. Яблоня с яблоками (чтобы увидеть яблоки, фотографию нужно увеличить).


147. Очень много яблок на ветках.


148. Яблоки очень крупные, и это на высоте около 1200 метров.


149. Ветка, облепленная огромным количеством яблок.


150. Ещё один фиолетовый цветочек.


151. Поляна с перекрестком грунтовок. Я иду прямо.


152. Высокие деревья.


153. Я почти дошёл до выхода из леса на Караби.


154. Маленькие белые цветочки.


155. Ещё один очень интересный цветочек.


Третья часть (от выхода на Верхнее плато Караби-яйлы до спуска в Малореченское) находится здесь.

October 8th, 2018

27 августа 2018 года я совершил самый длинный горный поход в моей жизни: из Сосновки через Тырке-яйлу и турстоянку Восточный Суат на Верхнее плато Караби-яйлы с дальнейшим спуском по тропе Нефань-богаз и грунтовым дорогам в Малореченское, прошёл более 40 километров, начал поход в 7:50 утра и закончил только около полуночи! Впервые покорил вершины Долгая (1283 м), Тай-коба (1262 м) и Белая (1253 м). Это был мой второй поход в район Тырке и окрестностей. Сначала, 23 июля, в последний день девятого крымского путешествия я поднялся из Сосновки на гору Замана и все высочайшие вершины массива, кроме горы Долгой, и завернул через перевал Кара-оба на восточную часть плато Северной Демирджи, покорил горы Босна, Диплис-хая и Базарбай и спустился в Лучистое по Коровьей тропе. Я обязательно напишу фотоотчёт об этом походе в течение ближайших недель или месяцев, но сначала хочу рассказать о моём наиболее грандиозном походе по горам. Второй поход я планировал, в том числе, под впечатлениями от первого: мне хотелось наконец-то впервые посетить хотя бы небольшую часть Караби-яйлы, горного массива Крыма, наиболее удалённого от цивилизации и имеющего наибольшую площадь, а также по пути на высочайшие вершины массива Караби подняться на остававшуюся непокорённой самую восточную вершину Тырке-яйлы - гору Долгую, вместе с фото- и видеосъёмой на соседних с ней естественых смотровых площадках над обрывами Носа Тырке. И 28 августа я полностью осуществил всё задуманное. По Тырке-яйле я шёл более коротким путём, без захода на уже покорённые 23 июля вершины, но зато успел до стемнения спуститься с Караби-яйлы хотя бы до родника Нефан-узень, дальше шёл в Малореченское при полной Луне. Из центральной части Тырке-яйлы открываются очень интересные виды на Симферополь с окрестностями и горы к северу, и 28 августа мне удалось их снять с этого участка грунтовой дороги впервые, так как месяцем ранее я шёл южнее.

GPS-трек наложен на карту Google Earth. Ориентиры обозначены на более крупномасштабных картах отдельных частей похода. Видны трасса Смиферополь-Ялта, Тырке-яйла, Демирджи-яйла, юго-запад Караби-яйлы, сёла Генеральское и Малореченское и очень маленькая часть Чёрного моря.



Крупномасштабная карта первой трети похода (от Сосновки до перевала Таш-Хабах западный).


Все фотографии из этого похода (не только выбранные для опубликования в фотоотчёте) можно посмотреть в альбоме "Тырке и Караби" на фотосайте Flickr. Инструкция по просмотру увеличенных фотографий и их оригиналов находится здесь.

В первой части фотоотчёта я рассказываю о подъёме из Сосновки на Тырке-яйлу и о переходе по яйле до развилки на Нос Тырке и перевал Кара-оба.

Отправной точкой для большинства туристических маршрутов по Тырке-яйле с запада является очень маленький посёлок Сосновка (он же Привольное) на трассе Ялта - Симферополь, в 6 километрах к северу от Ангарского перевала, на высоте около 530 метров над уровнем моря, или, более точно, остановка "Партизанская шапка", до которой можно доехать на троллейбусе (медленно), автобусе (быстро) или маршрутке (ещё быстрее, но с непредсказуемым временем ожидания рано утром). В текущую вдоль трассы с запада от неё речку Ангару чуть севернее Сосновки справа впадает сезонный ручей Курлюк-су, образующий заросшую лесом долину. Вдоль ручья идёт удобная лесная дорога, однако самая нижняя её часть (около 150 метров) проходит через охраняемую собакой закрытую территорию подстанции крымского троллейбуса, которую надо обходить по узким и не всегда хорошо читаемым тропам. В первый раз я обошёл подстанцию с севера, по узкой тропе вдоль остатков забора с колючей проволокой, а во второй - зашёл в лес по тропе с южной стороны ручья, через несколько десятков метров после остановки (это была не первая, а вторая тропа, ответвляющаяся вправо). В лесу я сначала ещё раз повернул правее и удалился от трассы примерно на 80 метров, а затем свернул налево не более слабо читаемую тропку, почти параллельную трассе (я шёл по узкой просеке, видимой на спутниковой карте). После примерно 200 метров ровного участка пути начинается спуск к ручью, умеренно крутой, но очень хорошо проходимый. Тропы на спуске уже нет, и надо придерживаться направления вниз и вправо. Очень быстро я вышел на широкую и удобную тропу, а затем и на грунтовую дорогу вдоль ручья. Вокруг растут высокие лиственные деревья, а по земле стелются листья плюща (фото 1). Довольно скоро я дохожу до маленького мостика через сезонный ручей (фото 2-3). Мостик нужен только весной или после сильных дождей, а в остальное время можно перейти сухое русло пешком. Однако мне, конечно же, приятнее идти по мостику. Через несколько сотен метров после пересечения ручья находится важная развилка широких лесных дорог. По обоим ответвлениям можно дойти до следующего основного ориентира при подъёме на Тырке-яйлу - турстоянки "Короед". Однако наиболее быстрый путь к месту для привала идёт по правому, более прямому ответвлению, отмеченному на дереве маркировкой туристического маршрута "По партизанским тропам". Во время моего первого восхождения на Тырке-яйлу 23 июля я пошёл здесь прямо и, свернув налево на следующей развилке, очень быстро вышел на широкую грунтовку всего в 100 метрах от турстоянки. Во второй раз я решил разведать вариант маршрута по левому ответвлению, потому что, как мне казалось, его направление как раз указывает в сторону "Короеда". Однако путь по нему оказался более долгим и неудобным. Тропа очень быстро становится не такой широкой и слабо читаемой, и основную часть лесистого подъёма от долины до турстоянки приходится преодолевать почти по бездорожью. Я вышел на широкую грунтовку намного западнее "Короеда", и чтобы теперь отсюда добраться до основной дороги на восток, сначала нужно пойти налево. Через 800 метров находятся слияние грунтовок и плавный поворот в сторону турстоянки. Именно благодаря тому, что в этот раз я выбрал не самый короткий путь, мне удалось сфотографировать очень маленький цветочек на грунтовке (фото 9), а благодаря тому, что я увидел цветочек и остановился, я обернулся я заметил очень интересный вид на Ангар-бурун (фото 10). От слияния дорог до "Короеда" около 800 метров. Турстоянка представляет собой небольшую беседку со столом и скамеечками на пересечении лесных дорог на высоте около 825 метров. Чтобы продолжить подъём на Тырке-яйлу, нужно выбирать дорогу, наиболее заметно поднимающуюся сразу после беседки (тем не менее, подъём на ней тоже достаточно пологий). Эта дорога через километр пути выходит на Тырке-яйлу вблизи горы Замана, на которую я поднялся 23 июля, а во второй раз я свернул на чуть более узкую, но очень хорошо читаемую тропу незадолго до выхода основной грунтовки из леса, чтобы посетить родник Мусарач и ознакомиться с другим, более западным выходом на Тырке-яйлу. Лесная тропа траверсирует склон оврага и выходит к роднику Мусарач на высоте 998 метров над уровнем моря в 1100 метрах ходьбы от верхней развилки (1750 метров от "Короеда"). Этот родник действует круглогодично, струя воды наполняет литровую бутылку не более чем за 20 секунд. Из родника вытекает маленький ручеёк, один из самых высокогорных в Крыму. От источника до края яйлы можно дойти по продолжению тропы всего за 5 минут. В конце августа листва на деревьях на высоте более 100 метров уже начинала желтеть, и от этого пейзажи на полянах на Тырке-яйле становились ещё более живописными. С грунтовой дороги в центральной части яйлы открываются виды на Симферополь и окрестности, а также на бескрайние просторы горных склонов на севере. На одном из горных лугов паслись кони. Вдоль Тырке-яйлы, протянувшейся узкой полосой полян с запада на восток на 6 километров, проложена грунтовая дорога. От неё отходит много ответвлений, но я шёл по кратчайшему пути на восток. Таким образом, вершины 1278 и Хапхал-баш остались справа, а гора Тырке - слева. Вскоре я миновал правое ответвление на перевал Кара-оба, куда я повернул 23 июля после покорения Заманы и трёх перечисленных вершин, и продолжил путь на гору Долгую и к Носу Тырке.

1. Листья плюща, стелющиеся по земле в лесу на высоте около 550 метров над уровнем моря.


2. Мостик через сезонный ручей Курлюк-су. По левому берегу ручья (видимому справа, поскольку я поднимаюсь вдоль русла) тоже проложена более узкая тропа, а я иду по широкой лесной дороге.


3. Мостик крупным планом. Под ним сухое каменистое русло ручья.


4. Русло ручья в тени лиственных крон и маленькое деревце в лучах утреннего солнца.


5. Высокий лиственный лес на склоне долины.


6. Узкий участок тропы.


7. Небольшая группа низкорослых деревьев.


8. Лесная развилка. Желательно идти прямо, игнорируя левые ответвления (как я шёл 23 июля). Плавно повернув налево 27 августа, я тоже дошёл до "Короеда", но более длинной дорогой (зато позже более коротким путём шёл по яйле).


9. Очень маленький цветочек на грунтовой дороге в лесу вблизи турстоянки "Короед". Он был буквально три миллиметра в диаметре, а здесь сильно увеличен.


10. Вид на настоящую (вблизи обрыва) и ложную вершину Ангар-буруна с грунтовой дороги.


11. После слияния грунтовок путь к турстоянке проходит через цепочку полян.


12. На склонах Тырке-яйлы начинается осень.


13. Турстоянка "Короед", иногда её в шутку называют рестораном.


14. Беседка на турстоянке.


15. Ворота тропы к роднику Мусарач (в 15 минутах ходьбы от "Короеда")


16. Небольшая скала в лесу и высокие лиственные деревья.


17. Вид на скалу с её торца.


18. Вторые ворота тропы к роднику Мусарач.


19. Третьи ворота, самые низкие.


20. Тропа почти без перепада высот пересекает небольшой овражек, заваленный остатками упавших деревьев.


21. Родник Мусарач с чистой водой.


22.


23. Маленький ручеёк, вытекающий из родника.


24.


25. Высокий лиственный лес вблизи родника.


26.


27. Василёк.


28. Тырке-яйла покрыта пожелтевшей высокой травой и отдельными деревьями и рощицами. По яйле можно передвигаться по многочисленным грунтовым дорогам. Также во время предыдущего похода я ходил в южной части яйлы по бездорожью, и трава была более низкая.


29. Маленькая рощица, окружённая высокой травой.


30.


31. Лиственный лес, окружающий яйлу, начинает желтеть.


32. Вдалеке видна кромка Нижнего плато Чатыр-дага.


33. Хвойная роща и поляны.


34. Крупный план горы Куба-кая, покорённой 19 апреля 2018 года (фотоотчёт здесь). Видны антенны на вершине. После того, как я поднялся на яйле ещё выше, стал виден почти весь склон.


35. Ангар-бурун, возвышающийся над верхушками сосен.


36. Лиственные деревья начинают желтеть.


37. Вершина Северной Демирджи крупным планом.


38. Она же, вместе со скалой Козырёк.


39. Безымянная гора высотой 1278 метров, покорённая 23 июля.


40. Другой ракурс, с лесом вблизи.


41. Крупный план вершины.


42. Преимущественно хвойный участок леса.


43. Редкие небольшие деревья, окружающие грунтовую дорогу.


44.


45.


46. Одинокая сосна.


47. Именно здесь, на Тырке-яйле и Демирджи-яйле, находится единственная в Крыму известная мне область произрастания берёз.


48.


49.


50.


51.


52.


53.


54. Василёк.


55. Цветок, похожий на клевер.


56.


57.


58. Просторы яйлы в начале осени.


59.


60. Вершина 1278.


61. Кромка леса, окружающего яйлу.


62.


63.


64.


65.


66.


67. Дерево с красными листьями на фоне зелёной рощи.


68.


Видео 1, 2, 3. Видеозапись видов из центральной части Тырке-яйлы, часть первая, вторая, третья.

Видео 1.


Видео 2.


Видео 3 (снято на 400-500 метров восточнее и на 60 м выше, чем видео 1 и 2).


69. Кони пасутся на лугу, окружённом с трёх сторон лесом и с четвёртой стороны - невысоким скальным обрывом.


70. Преимущественно сосновый лес с желтеющими лиственными вкраплениями.


71. Вид на северо-запад, на дорогу, по которой я поднимался и окружающие её участки леса.


72.


73.


74.


75.


76.


77. Развилка на вершину 1278 (видна чуть левее центра кадра). Я поворачивал здесь направо 23 июля, а теперь иду левее - на восток вдоль яйлы по наиболее короткой дороге, потому что теперь мне предстояло идти очень далеко - до самой Караби-яйлы, а затем ещё до Малореченского.


78. Дорога, высокая трава, кусты, сосны и вдалеке лиственные деревья.


79.


80. Я поднимаюсь так высоко, что становится виден Симферополь!


81. Дорога, невысокие лиственные деревья и самая северная часть Нижнего Плато Чатыр-дага.


82. Дерево с красно-фиолетовыми листьями на фоне жёлто-зелёной лиственной рощицы.


83. Василёк - самый распространённый цветок на Тырке-яйле в конце августа.


84. Симферополь за лесом.


85. Гора Куба-кая (слева) и Нижнее плато Чатыр-дага, ближе - запад Тырке-яйлы.


86. Маленькая лиственная рощица.


87. Луг, на котором пасутся кони. Дальше - лес, а ещё дальше - Долгоруковская яйла.


88. Более общий вид на север.


89. Дорога, лиственные деревья и Куба-кая вдали.


90. Вдали Симферополь и пригороды.


91. Вид чуть восточнее, с очень красивым лиственным лесом.


92. Очень крупный план.


93. Верхнее плато Чатыр-дага. Ангар-бурун слева, Ак-бурун справа. Эклизи-буруна пока не видно, мы его увидим позже.


94. Гора Куба-кая (справа) и кромка Нижнего плато Чатыр-дага над сосновым лесом.


95. Весь массив Чатыр-даг, Верхнее и Нижнее плато.


96. Куба-кая и северные и северо-восточные склоны Нижнего плато.


97. Виден подход к Красной тропе.


98. Верхушки сосен и за ними луг, на котором пасутся кони, в окружении лиственного леса.


99. Видно даже Аянское водохранилище, а также северо-восток Симферополя.


100. Вершина 1278 вблизи.


101. Скалы на вершине крупным планом.


102. Нижнее плато Чатыр-дага с высоты около 1200 метров.


103. Общий вид на северо-запад.


104. Гора Замана и за ней северные склоны Нижнего плато Чатыр-дага.


105. Крупный план гор Сарп и Курт-баир (чуть ближе). Склон плато окрашен в красноватый цвет, по нему в левой части экрана проходит Красная тропа.


106. Самый лучший вид на Симферополь с грунтовки в центральной части Тырке-яйлы, с максимальной высоты перед поворотом направо вдоль опушки леса.


107. Отрог, по которому проходит Ишачья тропа, и бескрайние дали со скалами.


108. Дорога постепенно поворачивает, и деревья начинают закрывать виды на запад и на северо-запад.


109.


110. Дорога очень ненадолго заходит в лес.


111. Разноцветные осенние деревья.


112. Вид на западную часть Долгоруковской яйлы за пожелтевшими деревьями.


113.


114. За осенним лесом вновь виден Симферополь с окрестностями.


115.


116. Вид назад, на дорогу вдоль кромки лиственной рощи.


117.


118. Крупные яблоки на яблоне на высоте почти 1250 м.


119.


120.


121.


122.


123. Поляна, лиственная роща и большой куст с вытянутыми красными плодами, похожими на шиповник.


124.


125. Долгоруковская яйла за лиственными деревьями.


126. Вид на южную кромку Тырке-яйлы.


127. Дерево рябины с ягодами.


128. Ягоды рябины на ветке.


129. Очень интересное фиолетовое растение.


130. Дорога, сосны, лиственный лес, окружающий яйлу и Нижнее плато Чатыр-дага.


131. Вид на север.


132. Гора Тырке, покорённая 23 июля.


133. Вершина 1278, вид с северо-востока.


134. Крупный план вершины.


135. Низкорослая лиственная роща.


136. Долина на яйле.


137. Гора Сарп и отрог Ишачьей тропы.


138. Гора Тырке и узкая полоска леса.


139.


140.


141. Скальник на яйле вдоль дороги.


142. Более общий план.


143.


144. Развилка на Хапхал-баш, самую высокую точку Тырке-яйлы (1291 м), покорённую 23 июля (ответвление слева, читается слабо, а я иду прямо, и продолжение пути в момент съёмки за моей спиной.


145.


146. Гора Тырке вблизи.


147. Вершина Хапхал-баш.


148. Ещё один скальник и рябина с ягодами.


149. Скальный юго-восточный обрыв горы Тырке.


150. Более крупный план.


151. Сосна причудливой формы и восточная часть яйлы.


152.


153.


154.


155. Молодая сосенка.


156.


157. Продолжаю идти на восток, на гору Долгую и Нос Тырке.


158. Прекрасный фиолетовый цветок с насекомым, частично закрытым лепестком.
DSC09831

159. Маленькие сосенки и более крупные, но тоже не очень высокие лиственные деревья.
DSC09833

160. Гора Долгая, на которую я держу путь, вершины отсюда временно не видно.
DSC09836

161. Перед развилкой на Нос Тырке и перевал Кара-оба дорога пересекает несколько широких поперечных полос леса, это последняя их них.
DSC09837

Вторая часть фотоотчёта (от развилки на Нос Тырке и Кара-оба до выхода на Верхнее плато Караби-яйлы) здесь. Третья часть (от выхода на Верхнее плато Караби-яйлы до спуска в Малореченское) находится здесь.

September 24th, 2018

Продолжение фотоотчёта о походе крымском горном походе на вершины Лысая, Кастропольская, Треугольник, Тез-баир, Морчека, Сахарка и Беш-текне с подъёмом по скальному проходу Борю-Богаз и спуском по Еврейской тропе 31 августа 2018 года. Первая часть (от остановки "Олива" до поворота на вершину горы Треугольник) находится здесь, вторая часть (от вершины Треугольника до поворота с тропы на Сахарку после Морчеки) здесь.

Вернувшись на основную яйлинскую тропу после фото- и видеосъёмки на вершине горы Морчека, я почти сразу (через 100 метров) свернул без тропы на север, чтобы по безлесным проходам между рощицами достичь вершины Сахарка. Высота этой почти остроконечной горы, хорошо заметной с любой стороны горизонта и с любой из соседних вершин равна 1024 метрам, это число можно запомнить как количество байтов в килобайте или, поскольку байты и килобайты уже давно никто не считает, как количество мегабайтов в гигабайте. Гора Сахарка, имеющая второе название Папаз-Нишан, имеет форму конуса или пирамиды с очень сильно скруглёнными боковыми рёбрами, чем она отдалённо напоминает Чуваш-кой, однако вершина Сахарки чуть более округлая. От основной яйлинской тропы до главной вершины около 700 метров по прямой и чуть меньше 900 метров с учётом обхода зарослей. Примерно в половине пути от Морчеки до Сахарки находится отмеченная туром камней промежуточная вершина высотой около 1015 метров, менее заметная издалека, так как она менее существенно возвышается над яйлой. Однако виды с промежуточной вершины открываются тоже очень интересные (фото 6-11 и видео 1). Чтобы затем попасть на главную вершину Сахарки, нужно сначала чуть-чуть спуститься в северо-западном направлении, затем повернуть правее, на северо-восток, и ненадолго войти в лес. Между деревьями я обнаружил узенькую и малозаметную тропинку, которая вывела меня прямо на юго-западный склон Сахарки, имеющий форму очень сильно скругленного гребня. Дальше я вновь поднимался по бездорожью, но по низкой траве идти вполне удобно. Вершина Сахарки отмечена шестом (фото 11). Сделав фотоснимки и видеозапись, я стал спускаться в восточном направлении и чуть позже повернул на юг. Теперь я шёл точно вдоль обозначенной в Викимапии тропы. На самом деле никакой тропы заметно не было, однако именно такая траектория пути наилучшим образом обходила заросли. Через 20 минут после начала спуска я вышел на основную яйлинскую дорогу, уже в восьмой раз за этот поход, и пошёл дальше на восток. Именно в этом месте 14 июля этого года я пережидал сильнейший ливень, а затем направился к кромке яйлы, чтобы сориентироваться на местности. Здесь с края плато открывался красивейший вид на скальный обрыв чуть ближе к Морчеке, частично поросший соснами, однако я его в июле не смог сфотографировать, так как фотоаппарат сразу после дождя временно не работал (однако он стал нормально фотографировать уже менее чем через час, когда я находился у беседки Миэссиса). Поэтому я собирался снова вернуться в эту же точку кромки для фотосъёмки. Но ввиду наличия ущелья, разрешающего край плато до самой тропы, мне пришлось бы делать для этого значительный крюк, поэтому я отказался от этой идеи и отложил её осуществление до следующих походов. Сразу после прохождения мимо верхней точки уходящего вправо ущелья тропа идёт в короткий подъём на безымянную промежуточную вершину, видимую, например, с северо-восточнго Тез-баира. Я назвал её "Ложные Спирады" ввиду сходства с настоящей горой Спирады, расположенной всего на 500 метров восточнее. Чуть позже, перед самыми Спирадами, край плато разрезает ещё одно ущелье, называемое Пелит-топчан. Оно с трёх сторон окружено отвесными обрывами, и спуститься по нему с яйлы невозможно (так же, как и нет прохода по предыдущему, безымянному ущелью). Перед вершинами Спирад основная яйлинская тропа разделяется на две: одна проходит левее, у самых вершин, а вторая спускается чуть ниже, к кромке яйлы. Поскольку Спирады я уже трижды покорял, в этот раз решил пойти вдоль кромки. Не доходя до верхней точки тропы Миэссис менее 100 метров, я остановился на привал на большом камне у самого края плато. С этой точки отлично просматривалось самое начало спуска по Миэссису выше входа тропы в лес (фото 78-79). Следующее ответвление на тропу Аскер-кач-атан, пройденную перед дождём 14 июля, заметить очень непросто - оно теряется в траве, однако при желании можно найти на кромке верхнюю точку, в частности, с помощью навигатора, а ниже яйлы тропа уже очень хорошо читается. Спустя 130 метров от Миэссиса тропа ещё раз разветвляется, и вдоль кромки яйлы к перевалам Эски-богаз и Ат-баш-богаз ведёт теперь правое ответвление, а левое уходит вглубь плато. Я повернул направо и пошёл по плавно поднимающейся тропе через лес. Несколько раз тропа выходила на самый край яйлы, откуда открывались виды на Южный берег и на заключительную цель похода гору Беш-текне с запада. Чтобы подняться на вершину, нужно сначала пройти по тропе чуть дальше в сторону Эски-богаза до выхода из леса, а затем обойти рощу и вернуться назад буквально на несколько десятков метров. Вершина Беш-текне, единственная, которую в этот день я покорил не в первый раз, а во второй, представляет собой небольшой скальный пик, возвышающийся над кромкой яйлы примерно на полтора метра, подняться на него можно по двум широким каменным ступеням. Пик увенчан очень маленькой ровной площадкой размерами буквально 30 на 30 сантиметров и в сторону берега обрывается примерно стометровой отвесной стеной, однако я не испугался взойти на него обеими ногами и постоять на нём несколько секунд. Затем я спустился на яйлу по пути подъёма, по каменным ступеням. На одной из них растёт цветочек скабиоза (фото 99). Вернувшись на тропу в девятый раз, я всего за три минуты дошёл до верхней точки Эски-богаза, пройденного на подъём 26 сентября 2016 года и затем на спуск 2 января 2017 года. Справа между Эски-богазом и Ат-баш-богазом к яйле примыкает покрытый лесом отрог Хырлар. На плато теперь начинают часто встречаться невысокие одинокие сосны (фото 116-119, 124-125), впереди дорога упирается в Голову Коня (фото 130). Всего через 400 метров после Эски-богаза на кромке яйлы находится второй перекрёсток троп - перевал Ат-баш-бога названный в честь горы Ат-баш (Голова Коня). Налево уходит грунтовая дорога на турстоянку в котловине Беш-текне, прямо поднимается более узкая тропа на вершину Ат-баша, а вправо отходит знаменитая Еврейская тропа, по которой в этот день я и спустился. До Воронцовской развилки этот известнейший туристический маршрут проходит по лесу, а затем начинается огромная плешина пожара 2007 года с видом на кромку яйлы и скалы-отторженцы. Как мне показалось, после моего прошлого похода в этих местах в самой верхней её части Еврейскую тропу расширили. Сразу после перевала дорога входит в лес и всего через несколько десятков метров начинает описывать небольшую полуокружность. Примерно после двух её третьей узкая и очень короткая тропинка ответвляется вправо на смотровую площадку (фото 137-141). Далее следует чуть менее чем километровый почти прямой участок спуска с несколькими очень плавными поворотами. Почти в самом начале этого отрезка пути тропа почти вплотную подходит к отвесному обрыву Ат-баша (фото 142-146), а вскоре после начала второй его трети слева расположен верхний родник (фото 147). Чистая вода льётся очень тоненькой струйкой из одной из двух труб, литр набирается за несколько минут. Через чуть менее чем 600 метров прямой участок дороги заканчивается, и тропа претерпевает две двойных петли серпантина с очень близкими друг к другу поворотами. На автотрассах изгибы такой формы иногда именуются "эски" ввиду сходства с латинской буквой "S". Созвучие с названием идущей почти рядом тропы Эски-богаз, что в переводе означает "Старая дорога", совершенно случайное. Чуть ниже Еврейская тропа делает ещё один поворот, теперь уже почти под прямым углом, выходя на лесную дорогу из Оползневого. По ней, как я предполагаю, можно поперёк хребта Хырлар выйти именно к Эски-богазу (скорее всего, к его верхней развилке), однако до конца я не могу быть в этом уверен, так как ещё не ходил этим путём. Через 220 метров после слияния лесных дорог находится нижний родник, несоизмеримо более полноводный, чем верхний (фото 149). Вода в нём чистая и вкусная. Ещё через 420 метров влево ответвляется промежуточная грунтовка к Воронцовской тропе, а Еврейская дорога поворачивает направо и выходит из леса, почти сразу делая ещё одну, теперь уже не очень резкую петлю серпантина. Затем на протяжении километра дорога с юга обходит скалу Чака-тыш, точнее, массив из большого количества близко расположенных скал, над которым возвышаются две главные вершины треугольной формы. Сначала они кажутся достаточно удалёнными друг от друга, но позже, по мере спуска по Еврейской тропе, они выглядят всё более друг к другу приближающимися, при этом боковые вершинки становятся незаметными. За несколько сотен метров до левого поворота на тропу Алупка-богаз открывается вид на Верхний Чака-тыш и покорённую 16 июля этого года скалу Шаан-кая вместе с Алупкинской скальной стеной яйлы, а уже перед самым разветвлением Еврейской тропы на Старую и Новую - на Ай-Петри. Эту самую известную гору Крыма мне в этот вечер снять не удалось, потому что вскоре после прохождения развилки на Алупка-богаз (на которой при спуске по Еврейской дороге нужно двигаться прямо) уже почти полностью стемнело. Виды нижней части тропы можно посмотреть в моих фотоотчётах о походах 14 июля 2016 года и 2 января 2017 года. Намереваясь пройти по новому варианту маршрута, после выхода на пожарище несколько правых ответвлений нужно проигнорировать и повернуть чуть менее через 500 метров от второго ответвления Алупка-богаза в противоположную ему правую сторону (Алупка-богаз - это две тропы, которые на некотором удалении от Еврейской дороги сливаются в одну). То же самое можно сказать и о спуске в Касимовку: для тех, кто пропустил нужный поворот, через 150 метров имеется ещё вторая дорога вправо, незадолго до озера Прорванного сливающаяся с первой. А тот, кто пропустил дважды, может спуститься на трассу мимо озера Шаан-кая по старому маршруту (самую нижнюю его часть я во второй и в третий раз проходил 16 июля 2018 года, с дальнейшим подъёмом на вершину скалы Шаан-кая по северному ответвлению и спуску по нему же, а в первый раз - тоже 16 июля, но только 2015 года). Я же поворачиваю к озеру Прорванному на первой подходящей для этого развилке, так как именно таким образом можно спуститься на остановку в Алупке наиболее коротким путём. Через 100 метров после поворота начинается лес, ещё через 250 метров - асфальт. Около самой верхней части дороги с покрытием располагается озеро Прорванное, снятое со вспышкой уже в полной темноте (фото 163), напротив установлена деревянная скульптура (фото 164). От озера до первых домов Касимовки нужно идти теперь уже по асфальту около 700 метров, затем ещё примерно в два раза меньше - уже по микрорайону Алупки до выхода на Старое Севастопольское шоссе. Затем до перекрестка старой и новой трассы остаётся пройти на восток чуть более километра, а остановка "Алупка, питомник" находится в 400 метрах к юго-западу от пересечения дорог.

1. Лиственная рощица по пути на промежуточную вершину (я шёл от тропы по широкой и почти прямой безлесной полосе).


2. Южный склон промежуточной вершины с редкими деревьями.


3. За 100 метров до промежуточной вершины становятся видны Ат-башский крест, Пиляки, Купол и Бедене-кыр.


4. Завершающая часть подъёма на промежуточную вершину.


5.


Фото 6-11 и видео 1. Виды с промежуточной вершины в 370 метрах к югу от Сахарки.

Видео 1.


6. Гора Сахарка (1024 м) за деревьями. Через 10 минут я уже был на её вершине. За Сахаркой видны Тарпан-баир и Чуваш-кой.


7. Хребет Тарпан-баир, Куняшлы-баир и Спирады справа. Вдали Бедене-кыр и вершина 1271.


8. Ат-башский крест, Спирады, Ложные Спирады (правее и ближе настоящих), Хырлар и за ним видны гора Купол и частично Шаан-кая. Справа частично видны обрывы безымянного ущелья и море.


9. Крупный план Головы Коня, вершины Беш-текне, гор Пиляки и Купола и Ложные Спирады вблизи. Через час после этого снимка я был на Ложных Спирадах, через два (включая время привала) - на горе Беш-текне. Видно, как тропа проходит по безлесной полосе. Другой участок тропы, уже на склоне настоящих Спирад, виден дальше.


10. Куняшлы-баир, Спирады и Бедене-кыр.


11. Крупный план горы Сахарка на фоне средней части хребта Тарпан-баир. Я поднимался на вершину по юго-западному склону, видимому слева, а спускался по восточному (справа).


12. Большая поляна по пути на вершину Сахарки.


13.


14. Вид на вершину Сахарки с юго-запада с близкого расстояния.


Фото 15-36 и видео 2. Виды с вершины горы Сахарка.

Видео 2.


15. Общий вид на юго-запад. Слева видна гора Морчека, которую я впервые покорил получасом ранее. По цепочке полян, видимых правее, вероятно, можно добраться до Сахарки от верхней точки Керезлы почти по прямой (однако без захода на очень интересную промежуточную вершину). На ближнем плане виден каменистый склон, по которому я сюда поднялся.


16. Крупный план горы Морчека. Видны дерево и шест на вершине.


17. Морчека, лиственный лес и поляна.


18. Вид на юг, на промежуточную вершину.


19. Гора Тез-баир, которую я покорил двумя часами ранее.


20. Байдарская долина, часть Чернореченского водохранилища, по бокам Тез-баир и Чуваш-кой.


21. Более общий план с Байдарской долиной и окружающими её в этом ракурсе вершинами.


22. Вид на юго-восток, на яйлу и море.


23. Хребет Тарпан-баир.


24. Ложные Спирады и часть Хырлара, который в этом рарурсе как никогда похож на Иограф.


25. Спирады, гора Беш-Текне, Голова Коня и Хырлар.


26. Крупный план Спирад и Головы Коня.


27. Куняшлы-баир, Бедене-кыр и вершина 1271.


28. Середина хребта Тарпан-баир.


29. Общий вид средней части хребта.


30. Общий вид на восток. Вблизи - восточный склон, по которому я спускался.


31. Крупный план Байдарской долины.


32. Панорама видов с горы Спирады от Тез-баира до ближайшей к Сахарке части кромки яйлы.


33. Пейзаж с Головой Коня, Спирадами и Ложными Спирадами.


34. Лиственный лес и поляны к северо-востоку от вершины.


35. Более общий план леса и большая поляна с грунтовой дорогой к северо-востоку от Сахарки и к северо-западу от Спирад.


36. Куняшлы-баир, Бедене-кыр и покрытая лесом долина. Видна грутовка поперёк хребта Тарпан-баир в его самом начале.


37. Начинаю спускаться с Сахарки. Впереди Куняшлы-баир, вершина 1271, Голова Коня, Спирады и ложная их вершина. Бедене-кыр больше не видно.


38. Гора Куняшлы-баир крупным планом. Виден каменный тур на вершине.


39. Вершина 1271, Куняшлы-баир и начало Тарпан-баира (справа налево).


40. Поляна на почти незаметной тропе, ведущей с Сахарки на восток.


41. Маленький ярко-фиолетовый цветочек.


42. Крупные ягоды на ветке. Очень интересно было бы узнать, как они называются. Мне кажется, на яблоки (которых тоже много в Крымских горах, но не в этом районе) не похожи.


43. Голова Коня теперь видна между настоящей и ложной вершинами Спирад.


44. Куняшлы-баир, начало Тарпан-баира и рябина на переднем плане.


45. Долина между вершинами Спирады и Куняшлы-баир.


46. Вид на запад, на просторы яйлы и видимый между рощицами один из отрогов.


47. Спирады и Голова Коня.


48. Настоящая и ложная вершины Спирад и Голова Коня за деревом.


49. Пирамидка из камней, указывающая дорогу от Сахарки на кромку яйлы и наоборот. Чуть ближе к тропе я наблюдал ещё один каменный тур, уже неправильной формы (фото здесь).


50. Поляна за 100 метров до выхода на тропу.


51.


52. Я вышел на тропу (видна на переднем плане). Вдали кромка яйлы в районе Морчеки и Керезлы и море.


53. Вид на гору Сахарку, с которой я только что спустился. На тропе тоже сложены каменные туры.


54. Гора Сахарка под другим углом, через две с половиной минуты ходьбы.


55. Большой каменный тур на вершине Ложных Спирад. Вдали справа Биюк-Исар, слева средняя часть Хырлара.


56. Вид с Ложных Спирад на весь хребет Тарпан-баир, кроме горы Чуваш-кой.


57. Куняшлы-баир, настоящая вершина Спирад, вершина 1271, гора Беш-текне и Голова Коня. Видна тропа и два её ответвления после развилки, я затем шёл по правому из них, ближе к кромке яйлы.


58. Вершина Спирад с близкого расстояния (около 250 метров).


59. Западный отвесный обрыв ущелья Пелит-топчан.


60. Покрытая лесом средняя часть хребта Хырлар.


61. Маленькое озеро, часть посёлка Кацивели и море.


62. Скала Биюк-Исар и ущелье Пелит-топчан (теперь вид с небольшого расстояния от кромки обрыва).


63. Крупный план Биюк-Исара.


64. Вид на тропу, Ложные Спирады и ущелье Пелит-топчан.


65. Лесистый склон Хырлара и треугольная вершина правильной формы на его гребне, похожая на Авинду.


66. Ущелье Пелит-топчан, край яйлы и более удалённый участок кромки яйлы в районе Морчеки.


67. Биюк-Исар и окружающие его скалы меньшего размера.


68. Маленькое озеро и окружающий его сосновый лес.


69. Вид на вершину Спирад с юга, с тропы вдоль кромки яйлы.


70. Просторы яйлы к северо-востоку от Спирад.


71. Ат-башский крест, вид с кромки яйлы. Всё-таки Хырлар очень похож на Иограф. Есть даже некое подобие тропы на плешине, напоминающее Узенбашскую.


72. Голова Коня, гора Беш-текне и кромка яйлы до Спирад.


73. Крупный план остроконечной столбообразной скалы рядом с кромкой яйлы.


74. Участок кромки яйлы и лиственный лес с небольшой группой хвойных деревьев на горном склоне.


75. Я спускаюсь к перевалу Миэссис. Становится виден скальный отрог, похожий на какого-то рогатого динозавра. По-прежнему прекрасно видна столбообразная скала.


76. Хребет Хырлар в лучах уже почти заходящего Солнца (за 2 часа до заката).


77. Плоды шиповника на кусте вдоль тропы. Я ещё не был в горах во время плодоношения шиповника.


78. Вид на самую верхнюю часть тропы Миэссис с кромки яйлы во время привала. Чуть ниже эта тропа делает вираж налево, уходит в лес, под кроной лиственных деревьев пересекает несколько каменных ступеней, образованных валунами, и выводит на широкую лесную дорогу с беседкой и скамейками. Справа вдали видна самая верхняя часть Хырлара.


79. Начало спуска по Миэссису, вид сверху.


80. Середина Хырлара и море вдали.


81. Кромка яйлы, вид на восток. Голова Коня очень ненадолго стала не видна, остроконечный пик впереди - это вершина Беш-текне, покорённая спустя полчаса


82. Верхняя точка тропы Миэссис, Биюк-Исар и окружающие его скалы.


83. Скальный навес совсем рядом с верхней точкой Миэссиса.


84. Дерево с большими жёлтыми ягодами.


85. Колокольчики в траве.


86. Синие ягоды на ветке.


87. С поляны, через которую проходит тропа после лесистого участка пути к северу от верхней точки тропы Аскер-кач-атан, вновь открывается вид на хребет Куняшлы-баир. Восточнее этой поляны до горы Беш-текне тропа идёт преимущественно по лесу.


88. Впереди лиственный лес. Видны летящие стрекозы.


89. Гора Беш-текне, кромка яйлы и плодоносящее дерево на ней.


90. Нижняя часть Хырлара, Биюк-Исар, лесистый склон яйлы и Понизовка вдали.


91. Изрезанная ущельями кромка яйлы, справа Спирады и тропа, по которой я только что прошёл.


92. Биюк-Исар и смешанный лес на склоне.


93. Хорошо видны участки лиственного и хвойного леса.


94. Эксклюзив! Единственный яйлинский крокус, которого мне посчастливилось увидеть в течение десятого крымского путешествия! Пик цветения яйлинских крокусов приходится на конец сентября (и я их в очень большом количестве наблюдал во время четвёртого крымского путешествия), но один распустился уже 31 августа!\


95. Гора Беш-текне вблизи (с расстояния всего 100 метров), снятая из одной из точек выхода лесной тропы на кромку яйлы. Виден отвесный скальный обрыв, местами даже с отрицательным уклоном.


96. Гора Пиляки и сосны на её вершине и лиственные деревья на склоне.


97. Нижняя часть хребта Хырлар и гора Кошка за седловиной хребта.


98. Маленькие белые цветочки на подходе к вершине Беш-текне.


Фото 99-109. Виды с вершины горы Беш-текне.

99. Цветок скабиоза, растущий на самой вершине прямо из камня.


100. Нижняя часть Хырлара и посёлок Кацивели.


101. Сосны на вершине горы Пиляки.


102. Очень маленькие ягодки на травянистом растении на самой вершине Беш-текне. Похожи на малину, но малина растёт на кустах и каждая ягода приблизительно в 10 раз больше.


103. Почти вся кромка западной части Ай-Петринской яйлы как на ладони.


104. Яйла, близлежащая скала на кромке и Биюк-Исар.


105. Вид вглубь плато.


106. Бедене-кыр, вершина 1271, Голова Коня и вблизи самая верхняя часть тропы Эски-богаз.


107. Голова Коня, смешанный лес вокруг перевала и летящая птица.


108. Нижняя часть Хырлара и Понизовка.


109. Котловина Беш-текне.


110. Вершина горы Беш-текне. Заключительные метры подъёма проходят по хорошо видимой скальной полке, а затем по каменным ступеням естественного происхождения. Однако на вершину нужно ступать с крайней осторожностью ввиду её остроконечности. Видна ещё одна летящая птица.


111. Более общий план вершины.


112. Голова Коня и самая верхняя часть Эски-богаза.


113. Вид на гору Беш-текне с северо-востока, в момент возвращения на тропу.


114. Цветочек у тропы.


115. Вершина Ат-баша (Головы Коня), снятая между Эски-богазом и горой Беш-текне.


116. Голова Коня, сосна и Бедене-кыр.


117. Ещё одна яйлинская сосна. Получается, что Эски-богаз является западной границей произрастания сосен на яйле. Западнее они встречаются только на склонах и на скальных обрывах, а леса на плато лиственные.


118.


119.


120. Северо-западные склоны котловины Беш-текне.


121. Верхняя точка Эски-богаза (видна уходящая вниз тропа) и лесистый склон в самой верхней части Хырлара.


122. Маленькая сосенка и лиственный лес за ней.


123. Вершина Беш-текне, вид с востока.


124.


125. Грунтовая дорога от Эски-богаза к Ат-баш-богазу.


126. Котловина Беш-текне.


127. Более крупный вид.


128. Средняя часть Ай-Петринской яйлы и возвышающаяся над ней гора Бедене-кыр.


129. Более общий план.


130. Голова Коня вблизи. Уже виден перевал Ат-баш-богаз (он отмечен двумя столбиками, рядом маленькая скала). Также хорошо заметна тропа на вершину.


131. Вид на район турстоянки Беш-текне с перевала.


132.


133. Перевал Ат-баш-богаз, впереди скальный обрыв Головы Коня, Еврейская тропа уходит вправо и вниз.


134. Здесь видна также маленькая скала у самого перевала, похожая на панцирного динозавра.


135. Первые метры Еврейской тропы.


136. Вид с юга на скальник у перевала.


137. Вид на скальный обрыв Головы Коня с естественной смотровой площадки рядом с Еврейской дорогой в 130 метрах от перевала.


138. Смешанный лес в лучах заходящего солнца.


139. Гора Кошка и скала Дива, посёлки Симеиз, Кацивели, Голубой залив и средняя и нижняя части хребта Хырлар.


140. Западная часть Алупки.


141. Кацивели, Голубой залив, Кошка, Дива и Ялтинская трасса.


142. Отвесный обрыв Ат-баша.


143.


144.


145. Участок скальной стены чуть восточнее смотровой площадки.


146.


147. Верхний родник на Еврейской тропе.


148. Очень интересный плод растения.


149. Нижний родник на Еврейской тропе.


150. Ягоды ежевики на тропе чуть ниже родника.


151. Воронцовская развилка. Направо продолжение Еврейской тропы, налево промежуточная грунтовка к Воронцовской тропе.


152. Скала (точнее, скальный массив) Чака-тыш, обгоревшие стволы сосен и выросшие после пожара молодые деревца.


153. Гора Лысая к востоку от Ат-баша (покорена 14 июля 2018 года, не путать с покорённой в начале этого похода горой Лысой рядом с Мердвен-каясы).


154. Чака-тыш и сухие стволы сосен, часть из которых спилена.


155. Сухостой и молодые лиственные деревья.


156. Крупный план отдельных скал массива Чака-тыш.


157.


158. Типичный вид средней части Еврейской дороги, окружённой мололой низкой растительности.


159. Общий вид Чака-тыша с юга.


160. Из района небольшой петли серпантина за 300 и 400 метров до двух ответвлений Алупка-богаза уже заметны две главные вершины Чака-тыша. Также уже видны похожий на крепостную стену с двумя башнями Верхний Чака-тыш и вершина Кучук-Нишан-хая на кромке яйлы.


161. Алупкинская скальная стена яйлы и скала Шаан-кая в сумерках.


162. Чака-тыш и Верхний Чака-тыш в сумерках. По мере спуска становится всё более заметно, что над всеми многочисленными скалами Чака-тыша возвышаются две похожих друг на друга вершины.


163. Озеро Прорванное в темноте.


164. Деревянная скульптура у озера.


Спасибо за внимание!

September 19th, 2018

Продолжение фотоотчёта, первая часть (от остановки "Олива" до поворота на гору Треугольник) здесь. Во второй части я рассказываю о покорении гор Треугольник, Тез-баир и Морчека. Третью часть фотоотчёта (от поворота на гору Сахарка до спуска по Еврейской тропе в Алупку) можно прочитать здесь.

На 1250 метров восточнее "Ушей" от Большой Севастопольской тропы на юг, на кромку яйлы ответвляется узкая тропинка к смотровой площадке на вершине горы Треугольник. Развилка отмечена информационным столбом. На табличке написано, что ответвление ведёт на гору Кастропольскую, однако сразу несколько других источников сообщают, что на вершине Кастропольской находятся пассивные ретрансляторы (как я понимаю, более точно говоря, западный ретранслятор), а следующая гора в восточном направлении называется Треугольник (действительно, при наблюдении с моря она похожа на равнобедренный треугольник, образуемый трещинами в отвесной скальной стене именно посередине между Керезлой и ретрансляторами, а при внимательном рассмотрении обрывов яйлы можно заметить даже несколько треугольников чуть западнее Зуба Морчеки). Кроме того, к Кастрополю на кромке яйлы ближе всего именно "Уши". От основной дороги до смотровой площадки менее двухсот метров, слабо читаемая тропа идёт по почти горизонтальному плато через относительно редкий лес. Фотосъёмку я вёл не только с вершины горы Треугольник, но и с кромки яйлы немного восточнее, откуда открывается вид на короткое, но очень глубокое ущелье и его отвесные стены. На Большую Севастопольскую тропу я вернулся тем же путём, при движении на север в этом месте нужно избегать кажущихся левых поворотов - все они уводят к скальникам в небольшом лесочке. Восточнее радиального ответвления к вершине Треугольника Большая Севастопольская тропа идёт по полянам и в меньшей степени по небольшим рощам ещё около 500 метров и затем поворачивает на север в сторону Карадагского леса, озёр Чуваш-голь и турстоянки "Узунджа". Точнее, хорошо натоптанная тропа в привычном смысле этого слова продолжается прямо, вдоль кромки яйлы на небольшом расстоянии от неё (и я прежде ходил по этой основной яйлинской тропе дважды, только в противоположную сторону), а вот главный севастопольский туристический маршрут ответвляется налево. На этом коротком его отрезке после поворота нет тропы как таковой, но для облегчения ориентирования на местности каждые несколько десятков метров сложены каменные туры, и идти по очень низкой траве на полянах между островками лесной растительности по-прежнему весьма удобно. Я поворачиваю на север, чтобы покорить Тез-баир. На сайте Большой Севастопольской тропы эта вершина названа высочайшей на территории Севастополя, однако, глядя на карты, можно заметить, что на самом деле таковой является, скорее всего, Чуваш-кой. Поворот на Тез-баир с основного маршрута с юга на север, от кромки яйлы к озёрам Чуваш-кой, обозначен очередным информационным столбом. Сойдя в этой точке теперь уже окончательно с Большой Севастопольской тропы, на гору Тез-баир сначала я двигался около 300 метров на восток по полянам, затем вошёл в лес и вновь повернул севернее. Идя в направлении горы, я вскоре снова вышел на цепочку полян, но теперь они уже были более узкими. Тез-баир имеет несколько вершин, мне показалось, что пять, и я их назвал южной, центральной, северо-западной, северной и северо-восточной (последние три всего в нескольких десятках метров друг от друга, а первые две на некотором отдалении от них). Причём между вершинами находится почти круглое углубление, похожее на кратер и заросшее лесом (или даже два углубления), а на самых высоких точках Тез-баира, напротив, растёт только трава. Стоит отметить, что на карте на сайте Большой Севастопольской тропы и в Викимапии гора Тез-баир обозначена немного в разных местах. На карте севастопольского маршрута отмечена центральная вершина, которая, скорее всего, выше остальных, но всего лишь на 2-3 метра. А внутри круга, обозначающего гору Тез-баир в Викимапии, находятся как раз три северных вершины, и только с одной из пяти вершин (северной) открываются виды на Байдарскую долину, Чернореченское водохранилище и хребет Тарпан-баир. Гору Сахарка лучше всего наблюдать с двух вершин Тез-баира - южной и северо-восточной (а также с отдельной естественной смотровой площадки чуть восточнее последней). От следующей цели моего похода - вершины Сахарка - меня отделяло глубокое ущелье, покрытое густым лесом, поэтому я решил обойти препятствие и вернуться на основную яйлинскую тропу, по пути покорить гору Морчека и после этого вновь отправиться вглубь плато. Возвращался в южную часть яйлы я по полянам, траверсируя восточный склон хребта Тез-баира по низкой траве почти без перепадов высот. Около 600 метров я шёл на юг почти параллельно направлению восхождения на Тез-баир, только на 50-80 метров восточнее. И довольно быстро, может быть, уже метров через 200 после северных вершин, мне удалось выйти на узкую тропу, слабо читаемую, но, тем не менее, вполне заметную, ведущую на юг по узким проходам между рощицами. Большую часть пути от Тез-баира до кромки яйлы я прошёл по этой тропке. На мой взгляд, несмотря на то, что сайт Большой Севастопольской тропы рекомендует подниматься на Тез-баир с запада, наиболее удобно и быстро добраться до этой горы можно именно с юга, повернув с яйлинской дороги на север в 450 метров западнее верхней точки Керезлы. Незадолго до выхода на основную дорогу тропка растворилась в траве, однако идти до поворота на восток оставалось уже совсем немного по широким полянам. На основную тропу я вышел в 600 метрах западнее вершины Морчеки. Именно здесь, чуть-чуть южнее тропы, 15 апреля этого года я снимал виды склонов яйлы и Южнобережья. Однако с Морчеки, расположенной на несколько сотен метров восточнее, с другой стороны от выхода на яйлу тропы Керезла, виды открываются, пожалуй, ещё чуть-чуть более впечатляющие. Несмотря на то, что однажды я уже проходил мимо по тропе совсем рядом с вершиной Морчеки (в первый день четвёртого крымского путешествия, 26 сентября 2016 года, в условиях нехватки времени до заката), на вершину этой горы я ступил впервые. После фото- и видеосъёмки на вершине и в её ближайших окрестностях я вернулся на тропу и всего через 100 метров свернул на север, на гору Сахарка, но о восхождении на эту гору я расскажу в следующей части.

Фото 1-25 и видео 1. Виды с вершины горы Треугольник (956 м). Описание географических объектов, снятых в этом и следующих видео - в подписях к фотографиям.

Видео 1.


1. С предвершинной поляны Треугольника впервые за время похода становится видна Голова Коня (Ат-баш) вместе с безымянной вершиной 1271 вблизи Ай-Петри. Однако Ат-баш виден даже с некоторых гораздо более далёких вершин, в частности, с Ильяс-кая, с хребта Донгуз-орун и даже с Куш-кая.


2. Упавшая геодезическая вышка на вершине горы Треугольник.


3. Оползневский карьер у подножия горы.


4. Вид с вершины на восток. Хорошо заметны Оползневое, Кацивели, Понизовка, гора Кошка, скальный "хвост" Биюк-Исара (сам Биюк-Исар не виден за каменным отрогом) и Зуб Морчеки.


5. Кастрополь и вершина со скальным столбом, на отвесной стене которого растут сосны.


6. Казанский храм, скала Ифигения, Верхний Кастрополь и вертолётные площадки.


7. Западная часть Кучук-Койского каменного хаоса и окружающий его преимущественно сосновый лес.


8. Село Парковое.


9. Пруд в районе Оползневского карьера.


10. Бекетово и резиденция "Крымский бриз".


11. Парковое и Кастрополь.


12. Гора Кошка и каменный хвост Биюк-Исара.


13. Крупный план Зуба Морчеки. Другие названия этой же скалы - Алтын-гёз (Золотой глаз), Узун-таш (Длинный камень), Парус.


14. Вид от горы Кошка до Зуба Морчеки, сосны на обрыве и Кучук-койский каменный хаос.


15. Кромка обрывов Мердвен-кая, Кильсе-бурун, Мшатка-каясы, гора Форос, массив Челеби и Ильяс-кая.


16. Общий вид на запад.


17. Посёлок Форос.


18. Мердвен-каясы, Донгуз-орун, Чху-баир и вдалеке Куш-кая.


19. Чуваш-кой, Тарпан-баир и горный лиственный лес в самом начале осени.


20. Чуваш-кой крупным планом.


21. Тарпан-баир. При увеличении до 2000 пикселей видна геодезическая вышка.


22. Узкий скальный отрог чуть восточнее вершины Треугольника.


23. Отвесные обрывы ущелья к востоку от горы Треугольника.


24. Вид, снятый чуть-чуть дальше от восточной кромки горы Треугольник, видна только верхняя часть отвесных обрывов ущелья, а также сразу несколько вершин на кромке яйлы, в том числе, Голова Коня.


25. Сосны на обрыве яйлы и Оползневое вдалеке.


26. Лиственные деревья по пути на тропу.


27.


28. Чуть восточнее ответвления на Треугольник тропа пересекает скальник по нескольким невысоким каменным ступеням.


29. Незадолго до поворота на Чуваш-голь и Узунджу тропа вновь проходит через широкие поляны.


30. На далёкой поляне в самом центре кадра - путевой столб у поворота на Тез-баир (чтобы его увидеть, нужно увеличить фотографию до оригинала).


31. Вид издалека на поляну со столбом крупным планом.


32. Продолжаю идти по яйлинским полянам на восток.


33.


34.


35.


36. Отмеченное путевым столбом разветвление проложенного в последние два года большого севастопольского маршрута и основной яйлинской тропы, существующей уже очень много лет (возможно, даже веков). Видны два маленьких каменных тура, обозначающих направление пути без тропы на Узунджу, Чуваш-голь и Тез-баир. В районе развилки старая тропа делает очень плавный поворот направо, огибая очередную почти круглую рощу. Сходив на гору Тез-баир, я вернулся на яйлинскую тропу в 700 метрах восточнее этого места.


37. Вид на старую тропу из точки развилки. Вверху летит стрекоза.


38. Поляна, через которую проходит вновь проложенный участок Большой Севастопольской тропы, в большинстве остальных районов Крымских гор совпадающей с существовавшими ранее тропами и грунтовыми дорогами.


39.


40. Одна из полян на яйле и Голова Коня за ней. При увеличении до 2000 пикселей видна геодезическая вышка. Фото сделано почти точно в середине пути между развилкой и поворотом на Тез-баир.


41. Тарпан-баир.


42. Чуваш-кой в обрамлении осенней листвы.


43. Гора Треугольник, которую я только что покорил. Видна поваленная геодезическая вышка.


44. Поляна, с которой сняты четыре предыдущих кадра.


45. Путевой столб, обозначающий рекомендуемое место схода с Большой Севастопольской тропы (на данном участке маршрута тропы пока что воображаемой) на гору Тез-баир.


46. Поляна, по которой я шёл на Тез-баир.


47.


48. Большой плоский камень на поляне.


49.


50.


51. Сахарка, Голова Коня, трёхглавая вершина Спирад, Пиляки (гора в верхней части отрога Хырлар) и гора Беш-текне. Снято уже на подходе к Тез-баиру.


52. Крупный план Сахарки за деревьями и гора Пиляки.


53. Вид на юго-восточную часть хребта Тарпан-баир, Куняшлы-баир, вершину 1271, Голову Коня и Спирады с южной вершины Тез-баира.


54. Голова Коня, Спирады и Сахарка. Здесь видно, что последнюю вершину от Тез-баира отделяет очень глубокий овраг или даже ущелье, поэтому для восхождения на неё нужно вернуться на тропу вдоль кромки яйлы.


55. Пейзаж с Головой Коня в центре.


56. Голова Коня и гора Беш-текне крупным планом.


57. Гора Сахарка.


58. Лесистый склон ущелья, разделяющего два северных отрога яйлы - Тез-баирский и Сахаркинский.


59. Хребет-отрог яйлы, заканчивающийся северной вершиной Тез-баира (до которой ещё около 300 метров).


Фото 60-69 и видео 2. Виды с центральной вершины Тез-баира (1012 м).

60. Верхушка гребня хребта Тарпан-баир. Нижнюю часть склонов (как и Байдарскую долину) закрывает крона лиственных деревьев в промежутке между центральной и северными вершинами, в этом районе яйлы ещё не начавшая желтеть.


61. Куняшлы-баир, вершина 1271, Голова Коня, гора Беш-текне и Спирады.


Видео 2. Видеозапись видов с центральной вершины Тез-баира (1012 м).


62. Общий вид на восток с центральной вершины.


63. Голова Коня и окрестности.


64. Голова Коня, Беш-текне и Спирады.


65. Средняя часть хребта Тарпан-баир.


66. Более общий план Тарпан-баира и небольшой рощи, отделяющей центральную вершину от трёх северных вершин.


67. Поляны Тарпан-баира, по которым я шёл 14 июля 2018 года.


68. Крупные планы гребня хребта и деревьев на нём.


69. Дерево и большие камни на центральной вершине Тез-баира.


Фото 70-90 и видео 3. Виды с северной, северо-западной и северо-восточной вершин горы Тез-баир.

Видео 3. Видеозапись видов с северной вершины Тез-баира.


70. Одна из вершин к западу от Тез-баира.


71. Чернореченское водохранилище, крупный план. Справа вблизи - гора Курт-кая.


72. Общий вид Байдарской долины, слева - гора Кара-даг (не имеющая никакого отношения к массиву Карадаг под Коктебелем).


73. Вид на северо-запад вместе с горой Чуваш-кой.


74. Гора Курт-кая.


75. Голова Коня и гора Беш-текне.


76. Средняя часть хребта Тарпан-баир.


77. Безлесная верхняя часть склонов хребта.


78. Главная вершина Тарпан-баира крупным планом.


79. Чуваш-кой.


80. Две вершины вместе.


81. Максимально широкий пейзаж Тарпан-баира, главная вершина слева.


82. Северо-западная половина хребта (включая вершину Чуваш-кой).


83. Юго-западная часть Байдарской долины.


84. Вид сверху на лиственный лес ранней осенью.


85. Одинокий куст в центре пейзажа с Головой Коня.


86. Сахарка, вид с северо-восточной вершины. Очень хорошо видна ложная вершина Спирад, через которую проходит основная яйлинская тропа (речь об этих местах пойдёт в следующей части фотоотчёта).


87. Гора Спирады крупным планом, видна тропа, по которой я шёл и 14 июля прошлого года, и 14 июля этого года.


88. Куняшлы-баир, вершина 1271 и Голова Коня.


89. Маленькие поляны у восточного подножия Тез-баира.


90. Прощальный взгляд на Байдарскую долину.


91. Начинаю спуск с Тез-баира. За деревьями виднеется вершина Сахарки.


92. Кратер Тез-баира, заросший лиственным лесом. Точнее, просто круглое углубление, похожее на кратер.


93. Куняшлы-баир, Голова Коня, Спирады и Сахарка. Вид с естественной смотровой площадки на 100 метров восточнее центральной вершины (которая в момент съёмки находится за рощицей за моей спиной).


94. Более крупный план окрестностей Головы Коня.


95. Небольшой двухъярусный скальник на восточных склонах южной вершины, которую я обхожу слева, спускаясь на юг к основной тропе.


96. В 30 метрах от южной вершины по-прежнему видны Голова Коня, Спирады и Сахарка.


97. Заключительный крупный план Сахарки и Ложных Спирад (обе этих вершины я посетил позже в этот же день и расскажу об этом в третьей части).


98. Вид сбоку на южную вершину, на которой я стоял получасом ранее, перед тем, как посетить все остальные вершины Тез-баира.


99. Половина пути от Тез-баира до основной тропы позади. Взору открываются типичные яйлинские пейзажи с лиственными рощами и полянами. Узкая тропинка ведёт в район кромки яйлы по почти идеально ровному плато высотой почти ровно 1000 метров.


100.


101.


102.


103.


104.


105.


106.


107.


108. Основная яйлинская тропа ведёт по полянам к выходу тропы Керезла и вершине Морчеки (кромка яйлы со смотровыми площадками находится менее чем в 100 метрах сбоку от тропы) Здесь показан вид на запад, в противоположную от Морчеки сторону, как бы назад при восхождении на эту гору.


109. Лиственный лес вблизи выхода Керезлы.


110.


111. Вид на кромку обрывов Скалолазной Морчеки и тропу, уходящую по полянам на запад.


112. Крупный план полян и тропы.


113. Лес, окружающий поляну на горе Морчека.


114.


Фото 115-150 и видео 4. Виды с вершины горы Морчека (982 м) и ближайших окрестностей вершины.

Видео 4. Видеозапись видов с вершины горы Морчека.


115. Плато и обрывы Скалолазной Морчеки (к западу от Керезлы).


116. Просторы яйлы и гора Треугольник, на которой я побывал в этот же день двумя часами ранее.


117. Хвойный куст и вертикальная палка, обозначающая вершину Морчеки. Видны Биюк-Исар, его скальный "хвост" и гора Кошка.


118. Поляна Керезлы, откуда открывается один из лучших видов на скальные обрывы яйлы (фотоотчёт здесь).


119. Биюк-Исар, его "хвост", гора Кошка, Кащивели и Понизовка. Поляна Керезлы тоже видна.


120. Вид с востока на куст и палку, играющую роль информационного столба. Вдали за Скалолазной Морчекой и Треугольником видны посёлок Форос и горы Кильсе-бурун и даже Ильяс-кая.


121. Резиденция "Крымский бриз".


122. Более общий план с поляной Керезлы. Слева гора Пселя-кая.


123. Крупный план горы Кошка и скал из цепочки Биюк-Исара.


124. Общий вид на восток: Бедене-кыр, Спирады, Ат-башский крест (подробнее в фотоотчёте о походе 26 сентября 2016 года), гора Купол, Шаан-кая.


125. Гора Сахарка, на которую в этот же день чуть позже я поднялся.


126. Рощи и поляны к северо-востоку от Морчеки.


127. Вид на юго-восток от Спирад до "хвоста" Биюк-Исара.


128. Гора Пселя-кая, село Оползневое и частично Кацивели и Понизовка.


129. Мыс Троицы и окрестности. Видна нижняя трасса Ялта - Севастополь.


130. Бекетово, видна нижняя часть Кучук-койского каменного хаоса.


131. Санаторий "Понизовка", узнаваемый по домикам с красными крышами.


132. Кучук-койский каменный хаос. Здесь, в лесу и между скалами, на яйлу поднимается тропа Керезла.


133. Нижняя часть Керезлы находится в лесу, видимом в нижней части кадра.


134. Безымянная скала-отторженец совсем рядом с кромкой яйлы.


135. Обрывы Скалолазной Морчеки (снято чуть западнее вершины). По лесу проходит уже верхняя часть тропы Керезла.


136. Скалы у подножия яйлы и поляна Керезлы.


137. Общий вид на юг.


138. Вершина Морчеки, вид с близкого расстояния с запада.


139. Биюк-Исар, Оползневое, Кацивели, Понизовка.


140. Крупный план Биюк-Исара и его хвоста.


141. Село Оползневое и окрестности, включая санаторий Понизовка.


142.


143. Крупный план Биюк-Исара.


144. Бедене-кыр и Спирады.


145. Голова Коня, Гора Беш-текне, Купол и Хырлар.


146. Отвесные обрывы яйлы и скальный отрог. Видны все горы на кромке до Купола, Биюк-исар и Шаан-кая.


147. Целостный вид отвесной скальной стены до отрога.


148. Крупный план отрога, представляющего собой цепочку скальных "башенок".


149. Общий вид на восток.


150. Гора Купол, вид сбоку на Верхний Чака-тыш и мыс на кромке яйлы чуть восточнее Морчеки.


151. Вид на север с основной яйлинской тропы, на которую я ненадолго вернулся после завершения фото- и видеосъёмки на вершине Морчеки, уже в восьмой раз за день.


152. Почти сразу я свернул с тропы на север для покорения горы Сахарка, но это будет тема уже следующей части фотоотчёта.


Третью часть фотоотчёта (от поворота на гору Сахарка до спуска по Еврейской тропе в Алупку) можно прочитать здесь.

September 18th, 2018

Начинаю серию фотоотчётов о горных походах девятого и десятого крымских путешествий. В первую очередь я хочу рассказать о наиболее грандиозных походах прошедшего лета, в которые мне удалось сходить в конце августа. В последний день календарного лета я отправился в пятый поход по западной части Ай-Петринской яйлы и покорил все без исключения вершины этого района, на которые не успевал взойти ранее: Лысая (883 м), Кастропольская (945 м), Треугольник (956 м), Тез-баир (1012 м), Морчека (982 м) и Сахарка (1024 м), а затем во второй раз поднялся на гору Беш-текне (около 1080 м) и спустился в Алупку по Новой Еврейской тропе. Несколько раз в этот день я уходил с кромки яйлы вглубь Крымских гор и несколько раз обратно возвращался на край плато. Впервые я шёл по западной части Ай-Петринской яйлы с запада на восток, а не наоборот. Я решил подняться на яйлу по скальному проходу Борю-Богаз, по которому я прежде четыре раза спускался, последний раз - в день рождения Оксаны Лесничей и Виктории Яровой 12 июля 2018 года, когда шёл в Оливу из Ласпи через горы и Байдарские ворота. Впечатления при подъёме по любой тропе всегда несколько отличаются от впечатлений (и даже перечня основных ориентиров) при спуске, поэтому о моём пятом прохождении Борю-богаза я хочу рассказать подробно. Этот скальный проход, расположенный на несколько сотен метров восточнее знаменитой Чёртовой лестницы, имеет несколько названий, почти все из которых перечислены в моём фотоотчёте о походе весной этого года по тропе Керезла с дальнейшим спуском через Борю-богаз. Ещё одно название этого маршрута, о котором я узнал только совсем недавно - это Волчья тропа.

Карта моего похода по западной части Ай-Петринской яйлы на вершины Лысая, Кастропольская, Треугольник, Тез-баир, Морчека, Сахарка и Беш-текне с подъёмом по скальному проходу Борю-богаз и спуском по Еврейской тропе 31 августа 2018 года.



Цифрами и буквами обозначены ориентиры:
0 - остановка "Олива" на Южнобережном шоссе в сторону Севастополя
1 - нижняя точка лестницы в Верхнюю Оливу
2 - поворот на тропу с улочки в Верхней Оливе
3 - верхняя лестница, выход на Старое Севастопольское шоссе
4 - ответвление тропы Борю-богаз (Мердвен Восточный) от Старого Севастопольского шоссе
5 - верхняя точка Борю-богаза, естественная смотровая площадка, выход на яйлу
6 - выход на широкую лесную дорогу
7 - седловина между вершинами Лысая и Мердвен-каясы
8 - вершина горы Лысая (883 м)
9 - верхняя точка ущелья Собачья Лестгица
А - южная вершина горы Кастропольская (945 м)
Б - пассивные ретрансляторы радиоволн ("Уши")
В - поворот на гору Треугольник, на 500 метров восточнее - поворот Большой Севастопольской тропы в направлении турстоянок Чуваш-голь и Узунджа
Г - естественная смотровая площадка на вершине горы Треугольник (956 м)
Д - поворот с Большой Севастопольской тропы на гору Тез-баир
Е - поворот на север в направлении вершин Тез-баира
Ж - турстоянка Чуваш-голь
И - гора Тез-баир (1012 м)
К - выход на основную яйлинскую тропу после покорения Тез-баира
Л - вершина горы Морчека (982 м), на 140 метров западнее - верхняя точка тропы Керезла
М - поворот с основной яйлинской тропы в направлении горы Сахарка
Н - промежуточная вершина к югу от Сахарки (около 1010 м)
П - вершина Сахарка (1024 м)
Р - гора Спирады (1030 м)
С - верхняя точка тропы Миэссис
Т - гора Беш-текне (около 1080 м), на 200 меров восточнее - перевал Эски-богаз
У - перевал Ат-баш-богаз, верхняя точка Еврейской тропы (около 1095 м)
Ф - верхний родник на Еврейской тропе
Х - нижний родник на Еврейской тропе
Ц - разветвление на тропу Алупка-богаз
Ч - разветвление Еврейской тропы на старую и новую
Ш - скала Шаан-кая (981 м), рядом две скалы с одинаковым названием Малая Шаан-кая
Ы - озеро Прорванное
Ь - выход на Старое Севастопольское шоссе
Э - перекрёсток старого и нового шоссе
Ю - остановка "Алупка, питомник"
Я - скала Биюк-Исар (773 м)

Все фотографии из этого похода (не только выбранные для опубликования в фотоотчёте) можно посмотреть в альбоме "Тез-баир" на фотосайте Flickr. Инструкция по просмотру увеличенных фотографий и их оригиналов находится здесь.

В первой части фотоотчёта я рассказываю о походе до поворота на гору Треугольник.

Вторая часть фотоотчёта (о покорении гор Треугольник, Тез-баир и Морчека) находится здесь. Третью часть фотоотчёта (от поворота на гору Сахарка до спуска по Еврейской тропе в Алупку) можно прочитать здесь.

Чтобы подняться на яйлу как по Борю-богазу, так и по более известной Чёртовой лестнице, нужно идти на север из посёлка Верхняя Олива, в котором были замечены несколько очень симпатичных кошек (фото 1-3). От остановки "Олива" на трассе Ялта - Севастополь в верхнюю часть посёлка ведёт узкая и длинная бетонная лестница. Если ехать в Оливу из Ялты, то от остановки в сторону Севастополя до лестницы нужно пройти около 200 метров назад, на восток. Лестница выходит на улочку в посёлке, нужно перейти её и подняться ещё на несколько ступенек, выйдя на другую асфальтовую дорогу. Теперь нужно несколько сотен метров подниматься по территории посёлка, дожидаясь правого поворота. Первый поворот направо - не наш. А на втором нужно сойти с основной дороги. Узкий проход между двумя частными дворами выведет ещё на одну улочку. Продолжая подъём, вскоре можно дойти до нарисованной на асфальте большой белой стрелки. В этом месте, не в направлении, указанном стрелкой, а левее, из посёлка в горы уходит широкая тропа, через низкорослый лиственный лес выводящая на Старое Севастопольское шоссе. Почти до самого выхода на верхнюю дорогу тропа почти прямая, на ней имеется лишь несколько плавных поворотов, а петлю серпантина в самой верхней части грунтовки можно срезать по короткой бетонной лестнице. Рядом расположена братская могила советских воинов, погибших в апреле 1944 года. В последние два года были установлены новые плиты и надгробие, а также отдельный памятник на шоссе (фото 5).

До начала тропы, ведущей к скальным ступеням Борю-богаза, нужно пройти по шоссе около двухсот метров на восток. На всякий случай напомню, что на верхней дороге западнее Оползневого машины являются крайней редкостью, так как во все населённые пункты удобнее и быстрее добираться по нижней трассе. Немного восточнее памятника от старого шоссе влево под острым углом отходит широкая грунтовка, и в этой же точке, только гораздо более плавно от дороги ответвляется узкая, но очень хорошо читаемая лесная тропинка. Это и есть Борю-богаз, или Мердвен Восточный. Тропинка умеренно круто поднимается через лес. Как я уже писал, Борю-богаз можно разделить на три больших части: только земля, земля и камни и только камни, точнее, скалы, но при движении по данному горному проходу на подъём нужно учитывать некоторые нюансы, не заметные при спуске. Уже после того, как начинаются скалы, от привычного мне маршрута вправо ответвляется, как кажется, более натоптанная тропа, однако поскольку нигде справа к Борю-богазу тропы больше не примыкают, я почти уверен, что это тупиковое ответвление, и ходить на него не надо. Чуть позже прямое продолжение тропы снова упирается в тупик между скалами, в этом месте посередине тропы растёт небольшое дерево. Правильный путь лежит левее прямой тропинки, чуть ниже дерева ответвляется подъём из нескольких подряд скальных ступеней высотой около полуметра. Нужно подниматься именно по ним. Но это, на мой взгляд, наиболее сложное место при подъёме по Борю-богазу, наряду с одиночной каменной ступенью чуть ниже, в середине второго участка маршрута. Подъём по оставшимся двум третям скальной части Борю-богаза по относительно невысоким каменным ступеням до верхней его точки уже не представляет сложностей, нужно лишь соблюдать элементарную осторожность. Незадолго до выхода на яйлу мне удалось сфотографировать скалу очень интересной формы в виде плоской стены с окном естественного происхождения (фото 8-9). От остановки "Олива" до верхней точки Борю-богаза я поднялся всего за 1 час 10 минут. С маленькой смотровой площадки открывается вид на участок Западного Южнобережья от Оливы до Фороса, а также высокий скальный обрыв горы Балчик-кая на востоке и вершины Мердвен-кая и Кильсе-бурун на западе (фото 10-12, 16-19). Особенно интересно посетить эту смотровую площадку как раз в первую половину солнечного дня, когда Солнце на востоке и освещены именно вершины крайне западной части Ай-Петринской яйлы, расположенные за Чёртовой лестницей. Чтобы попасть на площадку, нужно отойти от тропинки всего на несколько шагов на юго-запад. На маленькой ровной площадке со стороны кромки леса растёт дуб (фото 13). На его ветках были замечены очень крупные жёлуди, гораздо больших размеров, чем я раньше наблюдал в Москве (фото 14-15). Достигнув верхней точки Борю-богаза, я вышел на Большую Севастопольскую тропу, совпадающую с тропой вдоль кромки яйлы до поворота на север чуть западнее выхода Керезлы. Существенную часть пути я прошёл в этот день именно по маршруту Большой Севастопольской тропы, неоднократно отклоняясь от неё для покорения вершин и фотосъёмки видов Южного берега и скальных обрывов гор с кромки яйлы. После смотровой площадки и выхода на Севастопольскую тропу (620 метров над уровнем моря по информации на установленной в начале этого лета табличке на столбе, фото 20) подъём продолжается, но теперь уже по высокорослому лесу и более полого. У следующего путевого столба тропа выходит на широкую лесную дорогу и поворачивает налево. Чуть позже я сел на упавшее дерево и остановился на короткий привал. После выхода тропы из леса справа, на кромке яйлы находится дважды покорённая мной ранее вершина Мердвен-каясы, ответвление тропы на неё отмечено столбиком. Большая Севастопольская тропа продолжается прямо. Я же из этой точки поворачиваю в противоположную вершине Мердвен-каясы сторону, на гору Лысую, которую прежде мне покорить не удавалось ввиду близости заката в предыдущих походах, когда я в эти места шёл с востока. Лысая выше, чем Мердвен-каясы, на 27 метров, и подъём на неё от седловины (рядом с которой расположен столбик) тоже занимает всего несколько минут. С горы Лысой открываются невероятно интересные виды, в частности, на Байдарскую долину и Чернореченское водохранилище, а также именно с этой вершины наилучшим образом просматривается кромка яйлы в районе Борю-богаза и Чёртовой лестницы, между двумя горами с похожими названиями - Мердвен-каясы и Мердвен-кая (фото 21-49 и видео 1). На горе Лысой троп нет, однако трава на вершине и склонах низкая, поэтому ходить по ним весьма удобно. Закончив фото- и видеосъёмку на вершине, я направился на юго-восток (точнее, ВЮВ) к месту входа Большой Севастопольской тропы в лес, а затем подошёл вплотную к кромке яйлы в восточной части горы Балчик-кая, ограничивающейся сбоку глубоким ущельем Собачьей лестницы, по дну которого проходит экстремальный маршрут подъёма на плато. Сделав фотографии на мысе горы, я пошёл по плато обратно на север вдоль кромки обрывов ущелья, чтобы обогнуть его исток и найти дорогу на противоположную его сторону. Как только обрывы закончились, я заметил узкую тропку, уходящую в лес, и по ней я очень быстро вышел на поляну с другой стороны от Собачьей лестницы. Затем, двигаясь на северо-восток вдоль вытянутой рощи, я вновь вышел на Большую Севастопольскую тропу и за несколько минут добрался по ней до важнейших ориентиров в этой части яйлы - пассивных ретрансляторов радиоволн, или, как говорят пешие туристы, "Ушей". Тропа проходит в непосредственной близости от восточного "Уха", а к западному ретранслятору, расположенному на горе Кастропольской, я прежде не подходил. Гора Кастропольская имеет две вершины - северную (которая, скорее всего, чуть-чуть выше и где находится "Ухо") и южную, отмеченную каменной ветрозащитой, похожей на остатки крепости. Именно с южной вершины, более удалённой от тропы (в 250 метрах от неё) открываются наилучшие виды на Южный берег и соседние участки кромки яйлы, в частности, с другой стороны заросшего лесом ущелья, ограничивающую гору Кастропольскую с востока (фото 92-100). Раньше (ещё в апреле этого года) южная вершина была отмечена вертикальным шестом, но теперь он куда-то исчез. Вернувшись на тропу, я дошёл по ней до восточного "Уха",одновременно обогнув ущелье (фото 103-108) и снова вышел на кромку яйлы в точке максимального сближения тропы с краем плато между Керезлой и Борю-богазом - там находится наиболее легко достижимая для туристов, идущих по тропе, естественная смотровая площадка на этом участке яйлы. Я там побывал в третий раз, однако, в отличие от прежних походов, теперь, вновь выйдя на кромку плато, я прошёл по ней на восток ещё около 300 метров (фото 113-121). Затем, после моего уже пятого за этот день возвращения на Большую Севастопольскую тропу, я вновь пошёл по полянам мимо маленьких лиственных рощиц (фото 122-128) в сторону поворота на гору Треугольник.

1. Кошка в Верхней Оливе.


2.


3.


4.


5. Памятник погибшим советским воинам на Старом Севастопольском шоссе рядом с братской могилой.


6. Скальный обрыв горы Исар-кая, расположенной между Борю-богазом и Чёртовой лестницей. На вершине Исар-кая находится крепость Мердвенский Исар, где я побывал 12 июля этого года (фотоотчёт опубликую позже).


7. Отвесный обрыв горы Балчик-кая и скала в виде стены с маленьким окном.


8. Крупный план скалы, похожей, кстати, ещё на две башни, соединённые коридором. Вид с верхней части скального прохода Борю-богаз.


9. Гора Балчик-кая, снятая за несколько десятков метров до верхней точки Борю-богаза.


Фото 10-19 сделаны на естественной смотровой площадке рядом с верхней точкой Борю-богаза.

10. Кромка крайне западной части Ай-Петринской яйлы и часть Южного берега, вид со смотровой площадки в верхней точке Борю-богаза. Две хорошо заметные вершины - это Мердвен-кая (ближе) и Кильсе-бурун (дальше), покорённые 12 июля 2018 года.


11. Крупный план Мердвен-кая и Кильсе-буруна. Видна тропа, по которой я спускался с Кильсе-буруна на основную яйлинскую дорогу 12 июля.


12. Вершина Кильсе-буруна. Видна тропа, по которой я спускался с Кильсе-буруна на основную яйлинскую дорогу 12 июля. Ближе - скальный обрыв Мердвен-кая.


13. Дуб на смотровой площадке.


14. Жёлуди на ветке дуба на высоте 620 метров над уровнем моря.


15.


16. Вид на Южный берег и море.


17. Верхняя и нижняя дороги, Меллас, Форос и хребет Дракон, который трасса пересекает по тоннелю.


18. Вытянутая сосновая роща среди лиственного леса.


19. Ещё один участок прибрежного леса.


20. Табличка на столбике рядом с верхней точкой Борю-богаза.


На фото 21-49 и видео 1 изображены виды с вершины горы Лысой. Все географические объекты, снятые на видео, можно найти на фотографиях. Подписи к фотографиям одновременно являются описанием видео.

Видео 1.


21. В центре кадра понижение в кромке яйлы, с которого спускаются горные проходы Борю-богаз и Чёртова лестница, и вершина Исар-кая. Слева западный отрог горы Балчик-кая, видимый с торца при подъёме по Борю-богазу. Хорошо заметна полоска леса вдоль кромки плато. Справа гора Форос, Байдарская яйла (виден скальный обрыв между ними) и гора Ильяс-кая, покорённая 21 июля 2017 года.


22. Более общий план. Справа вдали - покорённая 10 июля 2018 года гора Куш-кая. Вершины с двух сторон от Борю-богаза и Чёртовой лестницы напоминают огромные зубы какого-то гигантского животного. Между ними посёлок Форос.


23. Форос крупным планом.


24. Западный отрог горы Балчик-кая, полоска леса, через которую проходит тропа от Борю-богаза к седловине между горами Лысая и Мердвен-каясы, и справа Форос.


25. Крайне западная часть Ай-Петринской яйлы, гора Форос, массив Челеби (он же Байдарская яйла) и Ильяс-кая.


26. Общий вид на запад. Вдали, чуть выше центра кадра - хребет Кокия-бель, обрывающийся слева горой Куш-кая, ближе перед ним - хребет Биюк-синор, правее - гора Календы-баир. Вершины, видимые левее, подписаны выше.


27. Село Широкое на западе Байдарской долины.


28. Общий вид Байдарской долины с Чернореченским водохранилищем в центре, далее - всё более крупные планы водохранилища и окружающих его гор.


29.


30.


31.


32. Сразу за водохранилищем - горы Большая и Оксек-кая.


33. Вдали - гора Куш-кая, чуть ближе - хребты, пройденные в первую половину похода 12 июля 2018 года: Донгуз-орун (правее) и Кучук-текне-бель (левее). Ещё ближе видны гора Чху-баир (слева) и часть хребта Биюк-синор (справа).


34. Гора Ильяс-кая и левее - часть Байдарской яйлы. Вблизи - гора Куба-кая и безымянная вершина к северу от Кильсе-буруна.


35. Эти же вершины (кроме Ильяс-кая) и северный склон Мердвен-кая.


36. Гора Исар-кая (видны остатки крепости Мердвенский Исар) и восточные обрывы горы Мердвен-кая. Видна тропа, по которой я спускался с горы Мердвен-кая 12 июля.


37. Каменный тур на вершине. Вдали видны "Уши" (похожи на два маленьких ромбика).


38. Дерево рядом с вершиной.


39. Восточная вершина горы Лысой.


40. В лиственном лесу постепенно начинается осень.


41. Северо-восточная часть Байдарской долины и вершины над ней.


42. Более общий вид на север.


43. Вид чуть левее водохранилища.


44. Вершины Тарпан-баир и Чуваш-кой, покорённые 14 июля 2017 года.


45. Гора Мердвен-каясы, видна нижняя часть ответвления тропы на вершину.


46. Эта же вершина вместе с западным отрогом горы Балчик-кая.


47. Гора Тарпан-баир. Вблизи - поляны к юго-востоку от вершины Бюзюка.


48. Гора Чуваш-кой. Ближе и правее - гора Бюзюка.


49. Гора очень интересной формы, видимая левее Чуваш-коя.


50. Иду с вершины Лысой на восток. Вершины Бюзюка и Чуваш-кой почти сливаются.


51. Просторы яйлы и скальные обрывы к востоку от вершины Кильсе-буруна.


52. Опушка леса и горы с противоположной стороны Байдарской долины.


53. Рощица на склоне Лысой горы.


54. Иду по низкой траве на юго-восток вдоль кромки леса, чтобы выйти на Большую Севастопольскую тропу перед её входом в лес.


55. Информационный плакат на тропе (то, что на нём написано, можно прочитать здесь). Я вышел на тропу чуть восточнее плаката, но почти сразу снова сошёл с неё в сторону кромки яйлы, чтобы сделать фотографии ущелья Собачьей Лестницы.


56. Вид на вершину Мердвен-каясы с северо-востока.


57. Лес, в котором расположена турстоянка.


58. Поляна и деревья в восточной части горы Балчик-кая.


59. Скальный мыс горы Балчик-кая и небольшая часть Южного берега.


60. Поляны, по которым Большая Севастопольская тропа проходит севернее горы Кастропольской.


61. Склон горы Балчик-кая и лес в самом начале осени.


62. Вид на Кастрополь и Парковое, слева - ущелье Собачьей лестницы.


63. Глубокое ущелье Собачьей лестницы.


64. Отвесный обрыв горы Кастропольской с левого борта ущелья.


65. Нижняя часть ущелья и село Парковое.


66. Вид на гору Кастропольскую с правого борта ущелья. Хорошо видна южная вершина и ветрозашита на ней (небольшое плоское возвышение).


67. Туристическая стоянка.


68. Самые верховья ущелья и поляны с тропой, ведущей к "Ушам".


69. Лесистый склон на яйле.


70.


71. Информационный столб на поляне.


72. Восточный мыс горы Балчик-кая всего через 8 минут после того, как я по нему ходил.


73. Мыс и вершина Мердвен-каясы после выхода на тропу.


74. Крупный вид Мердвен-каясы с востока.


75. Вид на гору Кастропольскую с севера, с тропы.


76. Чуть-чуть начинающий желтеть лиственный лес в глубине яйлы.


77. Тропа пересекает полосу лиственных деревьев.


78. Опушка леса чуть западнее "Ушей".


79. Мердвен-каясы, Кильсе-бурун, Мшатка-каясы, гора Форос и отвесный обрыв массива Челеби.


80. Гора Форос, Челеби и Ильяс-кая.


81. Вся цепочка гор от восточного мыса Балчик-кая до Ильяс-кая. Видна поляна, через которую я прошёл, и тропа на ней.


82. Восточный мыс горы Балчик-кая и Мердвен-каясы, вид с северной вершины горы Кастропольской.


83. Западное "Ухо". Раньше я здесь никогда не ходил, а только проходил мимо по тропе в 100-200 метрах севернее.


84. Обрывы яйлы в районе восточного "Уха".


85. Вид на южную вершину горы Кастропольской с северной вершины.


86. Восточное "Ухо" и участок кромки яйлы, с которого я трижды смотрел на Южный берег.


87. Вид на оба "Уха" и верховья ущелья между ними.


88. Южная вершина горы Кастропольской и вся цепочка гор до Куш-кая за ней.


89. Склоны яйлы, гора Морчека слева вдали и Южный берег в районе Понизовки.


90. Кромка яйлы вплоть до Морчеки.


91. Обрывы вблизи ущелья.


Фотографии 92-100 сделаны на южной вершине горы Кастропольской.

92. Ветрозащита на южной вершине Кастропольской крупным планом.


93. Берег в районе Фороса, кромка яйлы до одноименной горы и вся цепочка вершин до Куш-кая, а также Биюк-Синор, Чху-Баир, Донгуз-Орун и Кучук-текне-бель.


94. Более крупный план почти всех гор к западу от Кастропольской.


95. Крупный план посёлка Форос.


96. Многочисленные брюхоногие моллюски на вершине горы Кастропольской.


97.


98.


99. Тропа на поляне, по которой я только что прошёл, и лес в глубине Крымских гор.


100. Ветрозащита и все вершины вплоть до Куш-кая вдали.


101. Много раковин моллюсков траве.


102. "Уши" и ущелье к востоку от горы Кастропольской.


103. Возвращаюсь на тропу вдоль кромки горы Кастропольской и правого борта ущелья.


104. Обрывы яйлы в восточном направлении до горы Морчеки.


105. Вид южной вершины горы Кастропольской с северной вершины.


106. Вид на Южный берег в районе Паркового.


107. По пути к тропе прохожу мимо западного "Уха".


108. Восточное "Ухо" и информационный столб рядом.


109. Белый одуванчик около "Ушей" 31 августа.


110. Маленькие белые цветочки.


111. Вид на гору Кастропольскую от восточного "Уха". Впервые наблюдал эту гору в первую половину дня - до этого я снимал этот отвесный склон только в тени.


112. Вид на Парковое и Кастрополь.


113. Просторы яйлы чуть восточнее "Ушей".


114. Крупный план участка берега с вертолётными площадками.


115. Вид на Кастрополь и скалу Ифигения.


116. Посёлок Парковое.


117. Общий вид двух посёлков.


118. Кромка яйлы в районе "Ушей", вид теперь уже с востока.


119. Гора Кастропольская, Западное Южнобережье и вершины от Кильсе-буруна до Ильяс-кая вдалеке.


120. Участок берега чуть западнее Кастрополя.


121. Вид на Форос и сосны на близлежащем скальном отроге яйлы.


122. Одна из многочисленных полян на яйле, через которые проходит тропа.


123.


124.


125.


126.


127.


Вторая часть фотоотчёта (о покорении гор Треугольник, Тез-баир и Морчека) находится здесь. Третью часть фотоотчёта (от поворота на гору Сахарка до спуска по Еврейской тропе в Алупку) можно прочитать здесь.

September 7th, 2018

Ссылка на рецензию на сайте Вокальный мир: http://vocalworld.ru/note.html?20180907190726

В последнюю неделю августа в Евпатории и Ялте состоялись четыре интереснейших концерта Бюро пропаганды художественной литературы Союза писателей России с участием моих самых любимых певиц сестёр Елены и Ольги Терентьевых. Партию фортепиано исполнили профессор Московской Консерватории, заслуженная артистка Полина Федотова и концертмейстер театра "Новая опера" Юлия Банькова, вступительное слово произносила директор Бюро Алла Панкова, поэтические и прозаические художественные произведения и отрывки из них читали Лариса Савченко и Валентин Клементьев. Видеосюжеты, представленные во всех литературно-музыкальных композициях, были подготовлены Ириной Панковой.

Первые два события состоялись в прекрасном городе Евпатории, в котором я побывал впервые. По впечатлениям от достопримечательностей Евпатория превзошла все мои ожидания. Сначала Алла Панкова, Елена Терентьева и Полина Федотова выступили в евпаторийской библиотеке имени Пушкина, где представили литературно-музыкальную композицию "Певцы русского севера". Елена Терентьева замечательно исполнила русские народные песни "Травушка-муравушка" и "Ванечка", песни "Соловьи" Василия Соловьёва-Седого на слова Алексея Фатьянова и впервые - "В горнице моей светло" Александра Морозова на слова Николая Рубцова и романс Валерия Гаврилина "Осенью" на слова Т.Калининой. Как и всегда, Елена пела необыкновенно чистым, нежным и завораживающим голосом, и каждая фраза в исполнении любимой певицы была наполнена очень глубокими искренними чувствами. Удивительно чарующе и с блеском волшебный голос Елены переливался в быстрых пассажах в "Травушке-муравушке". Впечатляюще сочными и яркими красками был наполнен лёгкий, но сфокусированный звук, в частности, в "Ванечке".

В городском театре Евпатории, расположенном почти напротив библиотеки также на центральной площади города и также носящем имя Александра Сергеевича Пушкина, была представлена программа, посвящённая последней сказке моего самого любимого поэта - "Сказке о золотом петушке". Елена Терентьева выступила со сложнейшей арией Шамаханской царицы и длинным дуэтом Шамаханской царицы и Дадона из оперы Римского-Корсакова "Золотой петушок", а также с избранными романсами на слова Пушкина - "Фонтану Бахчисарайского дворца", "Пленившись розой, соловей", "На холмах Грузии" и "Не пой, красавица". Во всех произведениях небесный и невесомый голос любимой певицы отличался исключительной глубиной и насыщенностью тембровой окраски и отточенностью звучания. И ария, и дуэт прозвучали очень точно и аккуратно и невероятно проникновенно и артистично, и в романсах певица также продемонстрировала удивительно тонкую продуманность интонационных нюансов. Это было действительно выдающееся исполнение всех прозвучавших в этот вечер вокальных сочинений. Так же, как и во всех предыдущих концертах "Последняя сказка Пушкина", в этот вечер великолепно сыграла фантазию на темы оперы "Золотой петушок" и другие произведения моя самая любимая скрипачка София Федотова.

29 августа в Ялтинском театре имени Чехова сёстры Елена и Ольга Терентьевы спели сольный концерт с участием мастеров художественного слова "Песен дивный дар", посвящённый юбилею города Ялты. В программу вечера вошли почти все коронные дуэты сестёр: Лакме и Маллики, Лизы и Полины, Баркарола Оффенбаха, "Голубой вальс" Штольца, романс "Желание" Кюи, народная песня "Выйду ль на реченьку" а также премьера - дуэт Лизы и Варвары Павловны "При дороге ивы, ивушки стояли" из кинофильма "Дворянское гнездо" по одноимённому роману Ивана Сергеевича Тургенева. И этот романс просто более чем замечательно лёг на красивейшие голоса Елены и Ольги, такие объёмные и обволакивающие. Я просто обожаю любые дуэты из репертуара Ольги и Елены Терентьевых, так как волшебные голоса сестёр сливаются в необыкновенно мягкий и нежный, чистый, яркий, сочный и насыщенно окрашенный звук! В заключение концерта прозвучал также дуэт кошек Россини, который я уже давно мечтал услышать именно в Крыму, так как ещё с самого первого вечера первого крымского путешествия понял, что Крым - это край кошек, и теперь наконец-то эта моя мечта сбылась.

В сольных номерах, так же, как и в дуэтах и Елена Терентьева, и Ольга Терентьева звучали исключительно чарующе, мягко и ровно, глубокими и наполненными тембрами и пели потрясающе проникновенно, с точным попаданием в стиль каждого произведения и невероятно тонкой отделанностью каждой фразы и каждой ноты. Поэтому я в полном восторге от каждого звука каждого номера концерта! Из сольных произведений Елена Терентьева сначала исполнила два вокальных сочинения на слова Александра Сергеевича Пушкина: "Фонтану Бахчисарайского дворца", сразу очаровав чистотой и лёгкостью голоса, и очень редкий и сложный романс "Погасло дневное светило" - тоже впечатляюще проникновенно, с превосходным контролем над звуком. Отдельный блок концерта был посвящён творчеству Сергея Васильевича Рахманинова, 145-летие со дня рождения которого отмечается в этом году. Елена Терентьева спела "Здесь хорошо" лёгким и парящим и при этом наполненным множеством обертонов звуком, этот романс великолепно подходит певице по голосу. Ольга Терентьева выступила с двумя романсами - "Сирень" и "Оне отвечали". В "Сирени" густой голос певицы удивительно чарующе звучал на мецца воче и пиано, а романс "Оне отвечали" Ольга спела чуть более плотным, тем не менее, тоже камерным звуком, тоже очень выразительно. Я очень давно мечтал снова услышать в исполнении Ольги и Елены все три этих романса Рахманинова. Также небольшая часть вечера была связана с репертуаром Надежды Плевицкой, выступавшей в Ялте с многочисленными сольными концертами. Елена Терентьева исполнила песню Якова Пригожего на слова Ивана Никитина "Ехал на ярмарку ухарь-купец", удивительно ярким звуком, очень эмоционально. На концерте к юбилею Ялты составители программы также обратились к теме истории города, в частности, Великой Отечественной войны. Елена Терентьева, так же, как и на всех концертах этой серии, кроме одного, исполнила "Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат", а Ольга Терентьева выступила с песней "Эх, дороги", прозвучавшей невероятно проникновенно, с исключительным многообразием динамических оттенков и глубоким тембром. На заключительном концерте Ольга исполнила ещё песню "Тёмная ночь" Никиты Богословского. В этом репертуаре сёстры звучали тоже более чем великолепно.
30 августа, в доме-музее Антона Павловича Чехова в Ялте состоялся ещё один концерт "Певцы русского севера", теперь уже с участием обеих сестёр Елены и Ольги Терентьевых и концертмейстера Юлии Баньковой. Елена Терентьева исполнила весь тот же репертуар, что и в библиотеке в Евпатории, и мне ещё больше понравилось, как звучал чистый и нежный, объёмный и обволакивающий и зависающий в воздухе почти до бесконечности волшебный голос Елены, в частности, в романсе "Осенью" и в песне "В горнице моей светло". Вновь потрясающе технично и артистично Елена исполнила "Травушку-муравушку", а народные песни "Ванечка", "Ванька-Танька" и "Выйду ль на реченьку", и изумительные голоса Елены и Ольги вновь сливались необыкновенно слаженно и завораживающе. Прочитанная Ларисой Савченко былина об Авдотье-рязанке в изложении Бориса Шергина также произвела сильнейшее впечатление.
Powered by LiveJournal.com