?

Log in

No account? Create an account

Meglio tardi che mai // Лучше поздно, чем никогда

Мои впечатления от музыкальных и других интересных событий

Journal Info

Name
Wolframmos

View

Navigation

April 11th, 2019

Наконец-то я добрался до написания фотоотчётов о походах заключительной трети девятого крымского путешествия. 18 и 20 июля 2018 года я, несмотря на каждодневные дожди, впервые прошёл две самых сложных тропы южных склонов Ялтинской и Ай-Петринской яйл - Темиар и Малай-богаз, а ещё через двое суток, перед самым отъездом домой, - посетил Тырке-яйлу и вочточные районы Демирджи-яйлы, где я также ещё не бывал прежде. 18 июля я поднялся на яйлу от оствновки "Бакалея" в Ялте по тропе по ущелью Темиар и Темиарскому отрогу, затем добрался до вершин Эндек и Рока и после этого спустился по Ставрикайской и Боткинской тропам, также впервые покорив скалу Ставри-кая на стыке этих маршрутов. В первой части фотоотчёта я расскажу о подьёме на яйлу по Темиарскому отрогу. Этот пеший маршрут считается самым трудным из проложенных над городом Ялтой в направлении яйлы. Кроме самого верхнего участка, идущего поперёк очень крутого каменистого склона, подниматься нужно по земле или по низкой траве, однако на маршруте есть немало отрезков, где непросто ориентироваться на местности, в частности, выше обхода скалы перед верхней смотровой площадкой до самой яйлы тропа очень слабо читается. У меня подъём по Темиару не вызвал никаких сложностей, однако неопытным туристам сразу проходить эту тропу не рекомендуется. Особенно нежелательным считается прохождение Темиарского маршрута во время или после дождя, который как раз прогнозировался в этот день, также, как и в каждый из пяти предыдущих дней. Однако утром светило Солнце, и поскольку у меня уже не оставалось запасных дней для осуществления всех запланированных на июль 2018 года походов, я всё-таки решил покорять в этот день Темиарский отрог. И, как оказалось, сделал правильно: несмотря на туман над горными вершинами и хребтами и на явно заметные последствия осадков на Ставрикайской тропе во второй половине дня, под дождь я ни в этот день ни разу не попал, в отличие от двух моих предыдущих походов 14 и 16 июля. Лишь несколько редких капелек воды упали с неба во время прохождения цепочки полян между средней и верхней смотровыми площадками.

Ущелье Темиар разделяет отроги Ялтинской яйлы Иограф и Кизил-кая. По его дну протекает одноимённая река, пересыхающий в верхнем и среднем течении правый приток Дерекойки. Примерно посередине между нижней и средней смотровыми площадками, на высоте почти 600 м, река Темиар сливается с впадающим слева сезонным ручьём, образующим ущелье Ускули-Ер. Между двумя ущельями находится Темиарский отрог, более короткий по сравнению с окружающими его двумя хребтами, и именно по нему проходит подъём, начиная от средней площадки и выше. Очень близко с двух сторон от Темиарского маршрута проходят соседние тропы (в частности, от поворота Уч-Сырым на Узенбашской тропе до Темиара менее 300 метров, от пика Турла-кая до средней смотровой площадки 700 метров, а от верхнего виража до выхода Кизилкайской тропы на яйлу 400 метров), однако виды, открывающиеся с Темиарского отрога, совершенно неповторимы и не похожи на кадры с других отрогов. Между поворотом Уч-Сырым и Темиаром проложена тропа, по которой я пока не ходил, а вот на Кизилкайскую тропу с Темиарской, несмотря на их близость, попасть, как я понимаю, нельзя, кроме обхода по яйле или по лесу совсем близко к городу, так как борта ущелья Ускули-Ер, скорее всего, непроходимы. На Темиарском маршруте имеются три очень интересных естественных смотровых площадки (а также красивейшие виды открываются с многих точек на тропе ещё выше) и три важных развилки, все они отмечены на карте.

Карта моего крымского горного похода по ущелью Темиар на горы Эндек и Рока со спуском по Ставрикайской и Боткинской тропам 18 июля 2018 года. GPS-трек наложен на спутниковую карту.


Цифрами на карте обозначены ориентиры:
1 - остановка "Бакалея", начало Дарсановской улицы
2 - начало лесной тропы, ответвляющейся от дороги, за 100 м до этого развилка бетонных дорог в направлениях Узенбашской тропы и ущелья Темиар
3 - Нижняя развилка - ответвление на северо-запад вблизи западной границы микрорайона Новый Дерекой
4 - родник Темиар, действующий круглый год, не путать с источниками, расположенными чуть ниже и пересыхающими летом
5 - Нижняя смотровая площадка Темиара
6 - Средняя развилка: ответвления в ущелье и вверх, на Темиарский отрог, и в ущелье
7 - Средняя смотровая площадка
8 - Верхняя смотровая площадка
9 - Верхняя развилка: левое ответвление вскоре растворяется в зарослях, надо идти направо
10 - выход на яйлу
11 - выход на грунтовку Сююрю-бурун - северная часть яйлы
12 - выход на основную яйлинскую грунтовку, идущую от Лапаты
13 - верхняя точка Ставрикайской тропы на кромке яйлы
14 - нижняя точка Боткинской тропы
15 - остановка "Поляна сказок", заключительная точка похода

Карта и все фотографии в максимальном разрешении находятся в альбоме на Яндекс.диске.

Чтобы попасть на тропу в ущелье Темиар и далее на Темиарский отрог, нужно от остановки "Бакалея" в Ялте подниматься по Дарсановской улице, так же, как и при движении к знаменитой Узенбашской тропе. Однако когда дорога на хребет Иограф уходит налево, в ущелье надо по-прежнему двигаться прямо, а чуть позже, ещё через 100 метров - уже правее, заходя в лес. Здесь подъём ненадолго сменяется спуском, а тропа ещё через 250 метров почти вплотную приближается к микрорайону Новый Дерекой. На ближайшей после этого развилке нужно повернуть налево, удаляясь от частных домов. Это и есть начало тропы по ущелью Темиар. Через полкилометра после развилки турист достигает пересыхающих источников Вакуф-лар-кишме, а ещё через 350 метров - родника Темиар, уже действующего круглогодично, здесь вода течёт уже мощной струёй. Это первый важный ориентир на маршруте, у которого я остановился на короткий привал. Выше родника тропа плавно поворачивает направо и выходит на нижнюю смотровую площадку (там сняты фото 47-60). Сделав фотоснимки, нужно продолжать путь на север и чуть-чуть западнее, и через 200 метров располагается вторая важная развилка (я её называю средней). Прямое продолжение тропы ведёт в ущелье, к роднику Суат (и я тоже прошёл ещё 200 метров в неправильном направлении и затем развернулся), а узкая тропка на Темиарский отрог ответвляется под острым углом влево и почти назад. В этих местах путь проходит ещё по высокому сосновому лесу, а затем деревья будут постепенно становиться всё ниже и ниже. В частности, на Узенбашской тропе высокая хвойная растительность продолжается почти до яйлы, а здесь деревья в верхней части отрога всё-таки не такие большие и вблизи кромки чаще лиственные. После второго плавного крюка тропы, даже похожего на русскую букву "С" или квадратную скобку, турист оказывается на средней смотровой площадке на мысе Темиарского отрога, разделяющем ущелья Темиар и Ускули-Ер. Эта скала, хорошо видимая с нижней площадки, также носит название Чакыр-кая. Она имеет два яруса каменного обрыва, хорошо видимые на спутниковой карте, и средняя площадка находится на втором из них. На видовой точке (где сняты фото 70-87) тропа поворачивает почти под прямым углом налево и некоторое время после этого ещё достаточно хорошо читается, проходя по узкой безлесной полосе среди довольно густой и уже не очень высокой растительности. Однако прямо по курсу путь преграждает видимая издалека вертикальная скальная стена верхней смотровой площадки. Поэтому как только заканчиваются поляны, нужно повернуть налево, чтобы обойти препятствие слева. Скальная ступень становится всё ближе и ближе, однако по мере продвижения на запад её высота постепенно уменьшается. Наконец каменный гребень уходит в землю, и появляется возможность повернуть вправо. Теперь до верхней смотровой площадки остаётся пройти на восток и чуть-чуть севернее около 150 метров теперь уже вдоль кромки обрыва. С этого момента тропа начинает читаться слабо и с перерывами. С третьей площадки вновь открываются красивейшие виды во все стороны (фото 106-135), а низкие облака тумана, пожалуй, придают им особенный колорит и делают их ещё более интересными. В этом месте, несмотря на постоянную зарядку от внешнего аккумулятора, у меня отключился телефон, выполняющий также функцию навигатора, из-за неполадок с батареей и с разъёмом зарядки, начавшихся после двух попаданий под сильные дожди во время походов 14 и 16 июля. Однако с помощью запасного кабеля мне удалось запустить оборудование и продолжить запись трека до самой Боткинской тропы. После верхней площадки необходимо ориентироваться на местности крайне внимательно. Кажется, что тропы дальше нет. Однако если обойти слева ещё один вытянутый поперёк отрога скальник, теперь уже небольшой (фото 134, я назвал его скалой Коромысло), и после этого повернуть чуть-чуть правее, то между деревьями тропинка снова начинает читаться. Теперь она ведёт ещё раз чуть-чуть левее, на протяжении 200 метров почти на запад, и после этого достигает третьей важной развилки. Прямая тропа почти сразу растворяется в зарослях. Несмотря на то, на спутниковой карте перевал на кромке яйлы обозначен именно в этом направлении, настоящий выход на плато находится несколько северо-восточнее, и поэтому поворачивать на верхнем разветвлении нужно направо. Всего через 100 метров слева от тропы густая растительность расступается, и далее маршрут идёт вдоль кромки невысокого леса, всё время остающейся рядом справа по курсу подъёма. Слева при этом наблюдается полоска травянистого склона с редкими маленькими деревьями и кустарниками, а за ней - отвесная скальная стена, к которой турист постепенно приближается. Тропы как таковой здесь уже нет, нужно двигаться вдоль кромки леса по негустой и невысокой траве. При этом несколько раз кажется, что прерывистая тропинка плавно или не очень уходит вправо в лес, однако все эти мнимые ответвления необходимо игнорировать. Идти нужно именно вдоль края рощи, поднимаясь и приближаясь к каменному обрыву и к яйле (фото 161-163, 166-168). Заключительный вираж находится на каменной осыпи через 500 метров после развилки и через 400 после выхода из леса. Там не страшно и не опасно, под ногами просто земля, а не скалы, однако фактически без тропы и при этом в достаточно крутой подъём идти получается медленно, и эти 400 метров кажутся в несколько раз бОльшим расстоянием. По осыпи (после поворота под прямым углом влево) мне удалось подняться абсолютно без страха, там если приглядеться, то можно заметить тропу, и склон не сказать, чтобы очень крутой. Почти сразу следует ещё один поворот влево и за ним - короткий самый верхний и одновременно самый опасный участок Темиарской тропы (фото 170, 175). Очень крутой скальный склон яйлы, состоящий из отдельных тонких каменных пластов, образует многочисленные, но слаборазличимые ступеньки, по которым осыпаются маленькие камешки, и по одной из них проходит едва различимая тропка шириной буквально 20 сантиметров, тоже немного заваленная сыпуном и имеющая заметный поперечный уклон. Идти здесь можно только крайне медленно и в сухую погоду, и мне пройти здесь очень помогли также треккинговые палки, дающие дополнительные точки опоры. К счастью, именно в этой точке кромки яйлы дождя в первую половину этого дня не было, притом, что земля на Ставрикайской тропе вечером была очень мокрая, видимо, в том районе как раз во время первой половины моего похода были существенные осадки. После выхода на яйлу я добрался до грунтовой дороги по узкой безлесной полосе между рядами низких сосен.
Поскольку я вышел в этот поход из дома в Васильевке очень рано, то мог не торопиться и по пути к автовокзалу фотографировать розы и кошек (фото 1-42 вынесены в отдельную запись блога, которую я назвал нулевой или бонусной частью фотоотчёта). Затем я доехал до остановки "Бакалея" и начал подъём в горы.

43. Вид на пик Турла-кая и верхнюю часть моего маршрута (слева) с Дарсановской улицы в Ялте. Хорошо видны треугольная скала Чакыр-кая, на вершине которой расположена средняя смотровая площадка, а также прямо над ней - ещё одна скала, уже безымянная, также упоминаемая как верхняя смотровая площадка. Можно даже разглядеть маленький скальник ещё чуть дальше, который нужно обойти слева, прежде чем подниматься вдоль кромки леса (она тоже видна, как и отвесные каменные обрывы чуть ниже края яйлы - их я в середине дня уже наблюдал совсем близко, фотографии будут в конце первой части). Выход на яйлу находится чуть левее лесистого треугольника, касающегося своим верхним углом края плато (не путать с другим тёмно-зелёным треугольником левее). Оригинал фотографии здесь. Между смотровыми скалами Темиарского отрога и хребтом Кизил-кая располагается ущелье Ускули-Ер.


44. Хребет Баланын-каясы, по которому я прошёл ровно десятью днями ранее. Видны две скалы на его гребне. За ним, чуть левее - отрог Оксек (не путать с горой Оксек-бурун, которая тоже близко, но с южных склонов яйлы не видна, в отличие от северных). Ниже центра кадра - поляны над Васильевкой, откуда можно пройти и на Стильскую тропу, пройденную мной шесть раз, и на перевал Лапата-богаз. Хорошо заметный ориентир на полянах - два расположенных рядом высоких дерева. Они как раз растут совсем рядом с началом обеих троп.


45. Высокий сосновый лес в самом начале Темиаской тропы (хотя в верховьях долины Дерекойки и на Иографе сосны ещё выше).


46. Родник Темиар.


47. Вид с нижней смотровой площадки на юг, на скальный пояс Иографа.


48. Большая скала к севкеру от Уч-сырыма и к западу от нижней площадки.


49. Крупный план скального пояса Иографа.


50. Сосны на гребне хребта.


51. Холм Дарсан, продолжение хребта Иограф и один из трёх холмов, на которых стоит город Ялта.


52. Виноградники в средней части долины Дерекойки (пересекающей Южнобережное шоссе в районе его виража). Чуть дальше - Васильевка и поляны над ней, а ещё дальше - Никитская яйла. Самый заметный треугольный пик - это гора Авинда (1478 м), самая высокая вершина Крыма, заросшая лесом.


53. Крупный план Никитской яйлы, Васильевки и полян над ней. Слева нижняя часть хребта Баланын-каясы.


54. Хребет Баланын-каясы, хорошо заметны скалы на его гребне. Здесь (а также на трёх предыдущих фотографиях) видны два высоких дерева на поляне над Васильевкой, в этом ракурсе располагающиеся друг за другом и поэтому почти сливающиеся.


55. Васильевка, вираж Южнобереного шоссе и виноградники в районе Дерекойки.


56. Восточный склон Иографа, покрытый высокими соснами.


57. Тропа, уходящая с нижней площадки в смешанный лес к ущелью Темиар.


58. Освещённые Солнцем высокае сосны и за ними скальные уступы в нижней части хребта Кизил-кая.


59. Окружённая соснами остроконечная скала крупным планом.


60. Более высокая часть отрога.


61. Ущелье Темиар и скальный навес вблизи родника Суат.


62. Вид из ущелья Темиар на освещённые солнцем скальные обрывы чуть восточнее Чакыр-кая с соснами сверху и лиственными деревьями снизу. Справа ущелье Ускули-Ер.


63. Колокольчик в ущелье Темиар.


64. Маленькая сосенка вблизи средней развилки.


65. Скала Чакыр-кая, на вершине которой располагается средняя смотровая площадка, и весь Темиарский отрог. Очень хорошо видна и верхняя площадка, и скальная стена под кромкой яйлы, которую надо обходить справа на завершающем этапе подъёма (напомню, что средняя и верхняя видовые скалы обходятся, наоборот, слева). Фото сделано после подъёма из ущелья Темиар на скалу, которая ближе всего видна с нижней площадки. Пожалуй, это лучшая точка для наблюдения Темиарского отрога. Справа видно ущелье Ускули-Ер, которое весной превращается в каскад высоких водопадов. Хорошо заметно, что скала Чакыр-кая состоит из нескольких ярусов, образованных несколькими пластами твёрдых каменных пород (их же мы наблюдаем и на склонах отрогов Кизил-кая и Иограф). Самый верхний ярус (не путать с верхней смотровой площадкой, расположенной ещё выше) правее ущелья Ускули-Ер переходит в скальный уступ, над которым находится остроконечный пик Турла-кая - самая заметная вершина хребта Кизил-кая. Слева за ветками сосен - верхняя часть ущелья Темиар. Мой путь к средней площадке пересекает ущелье Темиар там, где оно сравнительно неглубокое, и далее проходит по западному склону скалы Чакыр-кая, примерно вблизи границы солнечного света и тени. На мой взгляд, Чакыр-кая - это одна из самых красивых скал Крыма, но наблюдать её можно только из очень небольшого числа видовых точек.


66. Маленькие сосенки у на тропе в преимущественно лиственном лесу примерно в середине пути между нижней и средней смотровыми площадками.


67. Колокольчик в лесу у подножья скалы Чакыр-кая, когда тропа во второй раз подошла к ущелью Темиар, чтобы под острым углом пересечь его.


68. Северо-восточный склон хребта Иограф сразу после выхода на плато скалы Чакыр-кая ещё в его западной части. Отсюда до средней площадки ещё около 200 метров.


69. Верхняя часть Иографа, снятая с западной оконечности Чакыр-кая.


70. Я вышел на вершину Чакыр-кая (это же место я назыаю средней смотровой площадкой), и к этому моменту на яйлу и её отроги начал опускаться туман. Здесь изображена средняя часть Иографа и хорошо видно, что каменный пласт залегает в земле непрерывно, образуя протяжённый скальный уступ на склоне Иографа и аналогичные формы рельефа на других отрогах.


71. Облачко тумана делает небольшую часть гребня почти невидимой, однако при этом совсем рядом небольшой участок лесистого склона Иографа освещён Солнцем.


72. Средняя часть хребта Кизил-кая. Пик Турла-кая чуть правее и значительно выше центра кадра. Скальная стена, которую мы видим внизу и справа - это и есть продолжение горы Чакыр-кая, с которой ведётся съёмка. Слева - почти горизонтальная сосна очень интересной формы. Я очень люблю фоографировать вершины, расположенные очень далеко от точки съёмки, в нескольких десятках километров (личный рекорд составляет 86 километров - от Алчака до Ай-Петри). Здесь, напротив, пик Турла-кая находится очень близко к средней площадке Темиара, гораздо ближе, чем можно подумать. До него по прямой всего 700 метров. Однако дойти до него отсюда очень непросто. У ущелья Ускули-Ер очень крутые борта, а путь в обход по яйле и отрогам или же через лес вблизи города и затем по Кизилкайской тропе займёт несколько часов. Глядя на этот снимок, а также на фото 65, можно подумать, что ходьба над кромкой обрыва возможна, однако тропинок там, скорее всего, нет, и я не могу исключать наличие не видимых на фотографиях непроходимых для пешего туриста препятствий. И ходьба по бездорожью, особенно на крутых склонах, всегда занимает гораздо больше времени, чем на тропинках. В этом ракурсе (а также ввиду наличия облака тумана, закрывающего гребень слева) кажется, что хребет Кизил-кая имеет две очень похожих друг на друга вершины с одинаковыми симметричными склонами, однако уже с верхней смотровой площадки, притом, что пик Турла-кая никак не изменится, более близкая к яйле вершины будет выглядеть совершенно по-другому (см. фото 125).


73. Растущие на гребне хребта сосны в тумане.


74. Клочья тумана всё ниже опускаются над хребтом Иограф. Сосны рядом с площадкой и на склоне соседнего отрога очень интересно смотрятся в этом ракурсе.


75. Средняя и частично нижняя части Иографа, слева Дарсан. На мысе за ближайшим гребнем расположен скальный участок Узенбашской тропы.


76. Обрывы скалы Чакыр-кая к востоку от вершины и на дальнем плане восточная часть Ялты (включая южную половину Васильевки).


77. Нижняя часть ущелья Темиар, Дарсан и восточная часть Ялты.


78. Продолжение цепочки скальных обрывов на юго-запад, к Иографу, клочья тумана и очень много сосен.


79. Разнообразные деревья и продолжение каскада скальников к северу от средней смотровой площадки.


80. Соцветия на средней площадке.


81. Крупный план восточной части Ялты и Дарсана, а также части виноградников в середине Дерекойки. На оригинальной фотографии хорошо видны каждый дом, автовокзал и золотой купол колокольни церкви Иоанна Предтечи, самой первой церкви в Ялте.


82. Продолжение скалы Чакыр-кая, небольшая часть Ялты, Васильевка и облако тумана.


83. Облака тумана плывут над ущельем Ускули-Ер, закрывая верхнюю часть хребта Кизил-кая (тем не менее, мы ещё увидим весь отрог полностью свободным от облаков с самого верхнего участка тропы (уже после третьей смотровой площадки). Цепочка скал в правом нижнем углу кадра - это продолжение каменного пласта, образующего нижний ярус обрывов горы Чакыр-кая.


84.  Покрытый высокими соснами склон хребта Кизил-кая и клочья тумана, проплывающие над ущельем.


85. Несколько ярусов высоких скальных ступеней.


86. Крупный план виноградников середины Дерекойки, виража Южнобережного шоссе и района Мисхорской и Изобильной улиц в Ялте. Мимо домов, видимых у левого края кадра, пролегает мой путь от домика в Васильевке, где я останавливался, к автовокзалу, и именно рядом с этими домами и были сняты почти все кошки, опубликованные в начале фотоотчёта.


87. Несколько огромных ступеней округлых скал, сосны над ними и дуб справа.


88. Сосны на восточном склоне Темиарского отрога.


89. Узкая тропа и сосна на гребне хребта, по которому я продолжаю подниматься, примерно в середине пути между средней и верхней смотровыми площадками. Сейчас верхняя смотровая скала плохо видна из-за тумана, но уже через 5 минут (см. фото 92) над Темиарским отрогом он рассеется и останется только над кромкой яйлы на большей высоте, откуда тоже исчезнет к тому моменту, когда я доберусь дотуда.


90. Слабо читаемая тропа идёт по цепочке полян на гребне Темиарского отрога, окружённых сосновым лесом.


91. Цветочек гвоздики головчатой, которая оказалась особенно распространена именно здесь, в средней части Темиарского отрога.


92. Пересекаю самую большую поляну на гребне Темиарского отрога. Верхняя смотровая площадка снова очень хорошо видна, на самой кромке её обрыва, равно как и у её подножия, растут сосны. Самая верхняя часть склона яйлы тоже очень скоро очистится от тумана, однако отдельные его сгущения наблюдались над яйлой и вокруг Ставрикайской тропы также во второй половине дня.


93. Ещё один цветочек головчатой гвоздики.


94. По мере приближения к верхней смотровой скале её постепенно закрывают сосны. Облако тумана плывёт на запад, в сторону Иографа.


95. Три цветочка головчатой гвоздики.


96. Соцветие маленьких белых цветочков.


97.


98. На высоте 870 метров над уровнем моря мне впервые встретился чабрец.


99. Очень маленькие сосенки на самой верхней поляне перед обходом скального обрыва третьей площадки.


100. Общий вид на поляну перед поворотом налево.


101. Скальный обрыв верхней смотровой площадки в лесу. На третью площадку нужно идти вдоль него налево, дожидаясь прохода между скалами, и затем обратно уже вдоль верхней его кромки.


102. Скала, окружённая соснами и лиственными деревьями, рядом с правым поворотом к третьей площадке.


103. Я подошёл к скале и группе сосен совсем близко.


104. Маленькие цветочки на тропе.


105. Сосна над обрывом верхней смотровой площадки.


106. Сосна с очень интересной куполообразной кроной и средняя часть Иографа за ней. Слева Темиарский отрог и поляна, через которую я только что прошёл.


107. Два ущелья по бокам отрога соединяются в одно. Впереди Ялта и Дарсан, а слева и справа - нижние части хребтов Кизил-кая и Иограф.


108. Две сосны у самой кромки обрыва верхней площадки.


109. Смешанный лес у подножья смотровой скалы и высокие сосны с противоположной, правой стороны ущелья Темиар.


110. Пик Турла-кая и его склоны (съёмка ведётся как раз на одной высоте с вершиной пика). Справа и вдали восточная часть Ялты.


111. Ветви куполообразной сосны, Ялта и, как отсюда кажется, сходящиеся почти в одну точку три отрога.


112. Покрытая высокими соснами нижняя часть хребта Кизил-кая, район Ялтинского автовокзала и Массандра.


113. Крупный план Дарсана и восточной части Ялты. Справа и относительно близко - Новый Дерекой.


114. Пара сосен на обрыве, дуб слева и пик Турла-кая справа и чуть дальше.


115. Сосна, дуб, зелёная трава и слева и чуть дальше - группа более высоких сосен.


116. Подошёл к высоким соснам поближе, в правой нижней части кадра виден скальник, который надо будет обходить слева, чтобы покинуть третью площадку и продолжить подём на яйлу.


117. Сосны теперь уже над обрывом со стороны Иографа и клочья тумана над самой верхней частью хребта. Слева вдали видны деревья на гребне.


118. Переплетающиеся друг с другом стволы и ветви сосен.


119. Облако тумана постепенно уплывает в сторону вершины Кызыл-кая (не путать с Кизил-кая). Именно над горой Кызыл-кая оно было замечено, когда я достиг вершины горы Эндек, наивысшей точки этого похода и последней трети девятого крымского путешествия.


120. Крупный план покрытых туманом сосен на гребне хребта Иограф.


121. Скальные обрывы яйлы, тоже пока частично закрытые небольшой дымкой.


122. Два яруса скальных обрывов в нижней части склонов Кизил-кая.


123. Крупный план Темиарского отрога, через который я только что прошёл, слева - скалы отрога Кизил-кая.


124. Много очень маленьких цветочков, к сожалению, я не знаю, как они называются.


125. Небольшой скальный мыс на кромке верхней площадки и чуть дальше хребет Кизил-кая. Пик Турла-кая справа.


126. Близлежащая к обрыву полоска земли, сосны на ней и средняя часть Иографа.


127. Склон верхней площадки, группа высоких сосен и облако тумана, закрывающее скалы Иограф-кая.


128. Сосны (небольшая часть из них сухие) и низко стелющийся туман. В то время как по всем другим направлениям всё видно, и облака почти не мешают съёмке.


129. Ещё один скальный мыс чуть западнее верхней площадки и вдали покрытый соснами гребень Иографа.


130. Верхняя площадка, покрытая травой и полевыми цветочками, и хребет Иограф с соснами и низко висящими облаками.


131. Окружённая соснами скальная вершина на гребне Кизил-кая крупным планом.


132. Маленькая сосенка на верхней площадке.


133. Группа из трёх маленьких сосенок на склоне.


134. Постепенно подхожу к скальнику, который нужно обойти слева, спустившись на несколько метров. В этом ракурсе он имеет очень интересную и почти симметричную форму, похожую на коромысло. Его можно так и назвать - скала Коромысло.


135. Двухступенчатый скальный обрыв яйлы над ущельем Темиар.


136. Я почти обошёл скалу Коромысло. Впереди, за ней - ещё один участок стены яйлы, который мне предстояло обойти справа.


137. Верхняя часть склонов яйлы к востоку от Иографа. Туман закрывает вершину Сююрю-бурун, остальная часть кромки яйлы хорошо видна.


138. Постепенно поднимаюсь с третьей площадки, за соснами на ней виден Иограф.


139. Ещё одна сосна у самого края обрыва на фоне Ялты.


140. Очень крупный план пика Турла-кая. Видна часть шпиля геодезической вышки на ближайшей к пику скале.


141. Цветок, похожий на репейник, и три нераспустившихся бутона.


142. Скалы на кромке яйлы между Сююрю-буруном и Темиарской тропой и верхняя часть лесистого склона плато.


143. Бабочка, сидящая на листочке на высоте почти 110 метров.


144. Маленькие фиолетовые цветочки.


145. Верхняя часть хребта Кизил-кая за деревьями.


146. Ещё фиолетовые цветочки и нераспустившиеся бутоны.


147. Одинокая высокая сосна в окружении лиственных деревьев.


148. Маленький цветочек льна тонколистного.


149. Вид на среднюю часть хребта Кизил-кая и Никитскую яйлу за деревьями приблизительно от верхней развилки.


150. Пик Турла-кая крупным планом. Темиарский отрог выше 1070 метров покрыт лиственной растительностью, которую мы и видим на ближнем плане.


151. Узкая тропинка, траверсирующая склон Темиарского отрога, и одинокое высокое лиственное дерево.


152. Ягоды ирги на высоте 1100 метров над уровнем моря, совсем рядом с верхней развилкой.


153. Ещё один крупный план ягод и листочков ирги.


154. После развилки поднимаюсь на север. Верхняя смотровая площадка, узнаваемая по группе высоких сосен, уже осталась далеко внизу.


155. Цветочки с вытянутыми лиловыми лепестками.


156. Бабочка, жук и кузнечик.


157. Вторая бабочка крупным планом.


158. Выхожу на открытое пространство перед скальной кромкой яйлы. Здесь сосна одинока, однако на яйле вновь встречаются в основном хвойные деревья.


159. Очень интересный белый пушистый цветок.


160. Крупный план.


161. Продолжаю двигаться вдоль кромки леса, приближаясь к отвесному обрыву яйлы. Напоминаю, что на этом отрезке пути заходить в лес нельзя, а нужно подниматься вдоль его края. И в пространстве между очень слабо читаемой тропой и скальной стеной растут редкие отдельные деревья.


162. Здесь можно разглядеть более мелкие детали поверхности отвесной скальной стены.


163.


164. Справа остаётся лиственный лес, а за ним - хребет Кизил-кая. У самого правого края кадра совсем далеко и в тумане, за соснами на гребне - гора Авинда.


165. Бабочка на светло-фиолетовом шарообразном цветочке.


166. Кромка яйлы становится всё ближе и ближе.


167. Эта промежуточная вершинка очень похожа на юго-западный скальный обрыв Ат-баша (Головы коня) при его наблюдении с самого верхнего участка Еврейской тропы. На любых, даже самых незначительных полках на скальной стене растут кусты и даже небольшие лиственные деревья. Кстати, на обрывах Ай-Петринской яйлы преобладают сосны, однако само плато там, особенно в западной части, покрыто напротив, лиственной растительностью. Получается противоположность Ялтинской яйле, где сосны на плато, а лиственные деревья на каменных обрывах, что мы сейчас и наблюдаем.


168. Отвесная скальная стена совсем близко. Но очень скоро она закончится, и её можно будет обойти. Тоже с соблюдением предельной осторожности.


169. Каменная осыпь, окружённая небольшой группой сосен (и за ними, кстати, вторая вершина хребта Кизил-кая, и пик Турла-кая тоже виден, частично закрытый сосновой веткой). Именно здесь можно подняться по склону, обходя скальную стену.


170. Самый верхний и самый опасный участок Темиарского маршрута, после последнего виража. Если очень приглядеться, можно заметить идущую поперёк крутого склона тропинку.


171. Весь отрог Кизил-кая, теперь почти полностью очистившийся от тумана. Пик Турла-кая чуть выше и правее центра кадра. Вторая вершина в этом ракурсе напоминает Кильсе-бурун. А весь отрог при наблюдении с этой стороны немного похож на Баланын-каясы. Вдали Дарсан и часть Ялты.


172. Верхняя часть Темиарского отрога. Покрытый соснами треугольник - это и есть верхняя смотровая площадка. В правой его части видна скала Коромысло. За Темиарским отрогом видны Иограф и прибрежная часть Ялты.


173. Более общий план с пиком Турла-кая и нижней частью Иографа. Пик и небольшая часть склона освещены Солнцем, которое вышло впервые после того, как я покинул нижнюю площадку, однако над хребтом при этом очень низко нависают клочья тумана. Наблюдать отрог они абсолютно не мешают, но закрывают часть побережья к востоку от Ялты.


174. Четыре вершины хребта Кизил-кая и его западные склоны вблизи.


175. Вид назад на самый верхний участок тропы.


176. Цветочек истода хохлатого совсем рядом с верхней точкой Темиарской тропы.


177. А вот и типичный пейзаж Ялтинской яйлы: низкие сосны, одна из многочисленных полян и стелющийся по земле казацкий можжевельник. Высота 1240 метров. Подъём на плато завершён, Темиарский туристический маршрут пройден полностью.


Вторая часть фотоотчёта (о переходе по яйле на запад с покорением гор Рока и Эндек) здесь. Третья часть (о спуске в Ялту по Ставрикайской и Боткинской тропам) находится здесь.

May 7th, 2019

23 июля 2018 года, в последний полный день девятого крымского путешествия, я впервые отправился в горный поход по Тырке-яйле и восточным районам Демирджи-яйлы. Я поднялся из Сосновки на гору Замана и затем продолжил движение на восток, через центральную часть Тырке-яйлы и покорил три из четырёх высочайших вершин массива (в порядке посещения это безымянная гора высотой 1278 м, Хапхал-баш (1291 м) и гора Тырке (1283 м)), и завернул через перевал Кара-оба на восточную часть плато Северной Демирджи, покорил горы Босна (1285 м), Диплис-хая (1256 м) и Базарбай (около 1130 м) и спустился в село Лучистое по Коровьей тропе. В первой части я рассказываю о переходе от Сосновки до перевала Кара-оба по Тырке-яйле.

Карта моего похода 22 июля 2018 года. Фиолетовая линия - это нарисованное вручную продолжение GPS-трека после того, как отключился телефон, записывавший координаты.


Все фотографии из первой часть фотоотчёта в максимальном разрешении можно посмотреть и скачать здесь.

Об особенностях подъёма на Тырке-яйлу от Сосновки во время обоих моих походов из этого района я рассказываю в первой части фотоотчёта о походе 27 августа. В первый раз я обошёл закрытую территорию подстанции крымского троллейбуса с севера, а затем на развилке двух широких лесных дорог вскоре после мостика пошёл направо, по меткам на деревьях благодаря чему после левого поворота на следующем ответвлении вышел на широкую дорогу совсем рядом с турстоянкой "Короед". От места для привала я стал подниматься по дороге, наиболее быстро уходящей вверх, и за 20 минут вышел на яйлу в непосредственной близости от вершины горы Замана, первой цели моего похода. Незадолго до выхода из леса я прошёл мимо более узкого левого ответвления, по которому спустя месяц достиг северной кромки Тырке-яйлы другим путём, через родник Мусарач. Несмотря на то, что до развилки на перевал Кара-оба 22 июля и 27 августа я проходил по одному и тому же горному массиву, на яйле лишь на трёх очень коротких участках грунтовых дорог треки двух походов совпадали, а в остальном, на протяжении более чем трёх четвертей пути по Тырке-яйле, эти два раза я ходил разными тропами, делая фото- и видеосъёмку из разных районов яйлы. После поворота на юг, на перевал Кара-оба и Демирджи-яйлу, маршруты двух походов окончательно удалились друг от друга, но гора Босна и её окрестности станут темой уже следующей части фотоотчёта. На гору Замана, первую на моём пути 22 июля после выхода из леса, ведёт короткое ответвление от основной яйлинской дороги (в отличие от развилки на Мусарач, начинающееся уже на травянистом склоне), но и оно проходит совсем чуть-чуть в стороне от вершины, до которой нужно дойти последние 50 метров по низкой траве. С Заманы открывается красивейший вид на Верхнее и Нижнее плато Чатыр-дага, их восточные склоны, в том числе, на Красную тропу, где я спускался в Сосновку 19 апреля, а также на долину Салгира в районе Перевального и Северную Демирджи (фото ). С Заманы я начал спуск по траве на юго-восток и всего через 100 метров вышел на плавный поворот основной яйлинской дороги. Сначала она проходит вблизи южной кромки яйлы (и я дважды для фотосъёмки делал короткие выходы к краю обрыва, а потом возвращался на дорогу). Чуть менее чем через километр после первой вершины дорога плавно поворачивает на северо-восток, а ещё через 500 метров - под прямым углом выходит на грунтовку, поднимающуюся на яйлу с севера (именно там я шёл на плато от родника Мусарач в конце августа). В первый же раз, повернув снова на юго-восток, через 400 метров я добрался до очередной развилки. Основная, более наезженная и широкая дорога плавно уходит влево, удаляясь от края плато, а правое, несколько менее заметное ответвление продолжает полого подниматься к безымянной вершине высотой 1278 метров, второй цели моего похода. Через километр после развилки я достигаю вершины. Как только я добрался до высшей точки, начался короткий дождик, к счастью, единственный за этот поход, притом, что на севере несколько раз был слышен гром, и на следующий день, когда я ехал из Ялты к Крымскому мосту, перед Симферополем и после него несколько раз начинались сильные ливни. Дождь на вершине быстро закончился, и я начал фото- и видеосъёмку. Через полкилометра после безымянной вершины ответвляющаяся от неё дорога снова сливается с основной яйлинской грунтовкой, однако, выйдя на неё, я почти сразу вновь повернул на юг, теперь уже без тропы - чтобы покорить высочайшую точку Тырке-яйлы, гору Хапхал-баш. Отдалившись от грунтовки на 300 метров, я приблизился к южному краю яйлы. Там я фотографировал окружающие виды с небольшого скальника (фото ), а затем направился на восток и по травянистому склону через 300 метров добрался до вершины. Несмотря на то, что ущелье Хапхал находится к востоку от перевала Кара-оба, гора Хапхал-баш располагается с противоположной стороны от седловины, и с неё, наряду с остальными вершинами Тырке-яйлы, просматриваются ущелье Курлюк-баш (в низовьях которого я начинал подниматься из Сосновки) и возвышающаяся за ним гора Северная Демирджи. От Хапхал-баша, высшей точки моего похода, я пошёл по траве на север вдоль края леса. Иногда казалось, что там есть тропа, но она была крайне слабо читаемой. Основную яйлинскую грунтовку я перешёл почти под прямым углом, никуда не сворачивая, чтобы подняться на вершину горы Тырке, находящуюся ещё через 400 метров в том же направлении. Так же, как в случае горы Ай-Петри, гора Тырке, от которой произошло название всей яйлы, не является самой высокой точкой всего массива. Однако вершина Тырке ниже Хапхал-баша всего на 8 метров, в то время как Ай-Петри ниже наивысшей на одноимённой яйле горы Рока на 113 метров. С горы Тырке хорошо видна и увенчанная двумя пиками (Хапхал-баш и вершина 1278) южная кромка плато, вдоль которой я двигался значительную часть похода, и просторы Долгоруковской яйлы к северу, и гора Долгая в восточной части массива, куда я поднялся спустя месяц во время моего следующего горного похода. Спускаться с горы Тырке я начал по пути подъёма, чтобы обойти вытянутый скальный обрыв, видимый на фото . Достигнув оконечности скальника, я сразу повернул на восток, а потом, ещё через 400 метров, на юг, к перевалу Кара-оба. Он всего на 160 метров ниже вершин яйлы, поэтому чуть более чем километровый спуск к нему очень пологий, лишь перед самой седловиной на короткое время становящийся чуть более крутым. Дорога идёт среди невысоких лиственных и хвойных деревьев.

1. Скульптура слона в Сосновке с западной стороны трассы. Поскольку непосредственно в Сосновке сосен нет, а они есть только в небольшом количестве на некотором расстоянии, мне хочется назвать это место не "Сосновка", а "Слоновка".


2. Слон окружён полевыми цветами.


3. Речка Курлюк-су, приок Ангары. Нижняя часть подъёма на Тырке-яйлу с запада проходит вдоль речки.


4. Деревянный мостик через речку.


5. Листья плюща, в огромном количестве растущего в ущелье Курлюк-баш.


6. Ворота на тропе вскоре нижней развилки.


7. Ущелье пересыхающего летом сезонного ручья, правого притока речки Курлюк-су.


8. Турстоянка "Короед" и развилка на три дороги. Подъём на Заману (и к роднику Мумарач тоже) по уходящей наиболее ощутимо вверх грунтовке, где идёт турист с палками.


9. Я вышел из леса на Тырке-яйлу, впервые поднялся на этот горный массив. Вдали Верхнее и Нижнее плато Чатыр-дага, где я шёл тремя месяцами ранее, 19 апреля 2018 года. Просматривается почти вся вторая половина того моего похода от пика Ак-бурун на Ангар-бурун и далее по восточной кромке Нижнего плато и по Красной тропе, а затем к трассе через лес, видимый справа. Красная тропа проходит по склону Нижнего плато в том месте, где слабо заметен красноватый оттенок. Эклизи-буруна пока не видно, его мы увидим позже. Чуть ближе слева - лесистая гора Юке-тепе, 931 метр над уровнем моря. Ещё ближе видна основная яйлинская грунтовка и её ответвление к вершине горы Замана.


10. Гора Сарп в северной части Нижнего плато Чатыр-дага. Справа вдали долина Салгира. Вблизи лестистая гора Бал-кая.


11. Перевальное и соседние сёла. Видно Аянское водохранилище. Совсем вдали Симферополь.


12. Северная Демирджи. Справа скала Козырёк.


13. Каменный тур на вершине Заманы и долина Салгира вдали. Слева Сарп и Курт-баир.


14. Центральная часть Тырке-яйлы, куда я держу путь.


15. Верхнее и Нижнее плато Чатыр-дага.


16. Слева Ангар-бурун, справа Ак-бурун. Эклизи-буруна пока не видно.


17. Более общий план Верхнего плато с горой Юке-тепе.


18. Гора Пахкал-кая (Лысый Иван), покорена вместе с Северной Демирджи 2 октября 2016 года.


19. Бабуган-яйла, самый высокий горный массив Крыма. Справа Эгер-тепе, чуть левее Роман-кош. Другие полуторатысячники Бабугана, скорее всего, тоже видны.


20. Слева Северная Демирджи, справа Чатыр-даг. В центре кадра Пахкал-кая и вдали Бабуган.


21. Крупный план вершины Северной Демирджи.


22. Вид вглубь Тырке-яйлы. Справа окрестности перевала Кара-оба.


23. Колокольчики на вершине Заманы, на высоте 1060 метров над уровнем моря.


24. Колокольчик и сидящий на нём сбоку зелёный паук.


25. Гора Беш-куба (выше центра кадра) и справа от неё ущелье Беш-коба, ещё правее - слегка красноватый участок склона, по которому проходит Красная тропа. Саму тропу можно разглядеть на оригинальной фотографии. Слева ущелье Сарпа-су. Вблизи - часть хребта Юке-тепе.


26. Красная тропа идёт по диагонали слева от плотных групп деревьев на склоне и входит в лес (ненадолго разделившись на несколько троп) у самого левого края кадра.


27. Долина Салгира, Перевальное и Аянское водохранилище. Видны Симферополь и сёла, расположенные ближе к городу.


28. Крупный план сёл Перевального и Заречного и Аянского водохранилища.


29. Нижнее плато Чатыр-дага, включая гору Сарп.


30. Гора Беш-куба, окружающие её два ущелья и район Красной тропы. Справа видна нижняя часть ущелья Курлюк-баш, откуда я начинал поход.


31. Северная часть Нижнего плато Чатыр-дага, слева ущелье Беш-коба, чуть ближе к центру кадра Красная тропа.


32. Долгоруковская яйла, слева долина река Кызылкобинки.


33. Общий вид на долину Салгира.


34. Гора Сарп и окрестности, слева Курт-баир.


35. Панорама видов с горы Замана.


36. Часть долины к северу от Перевального.


37. Отроги Долгорукоовской яйлы и долина Кызылкобинки.


38. Восточные склоны Нижнего плато Чатыр-дага и справа вблизи нижняя часть ущелья Курлюк-су.


Видео 1. Видеозапись видов с вершины горы Замана (1067 м).


39. Начинаю спуск на основную яйлинскую грунтовку.


40. Жёлтые цветочки.


41. Вершина горы Замана с расстояния 150 метров.


42. Вершина Северной Демирджи и северные склоны Демирджи-яйлы.


43. Северная Демирджи вместе со скалой Козырёк.


44. Центральная часть Тырке-яйлы.


45. Вытянутые рощицы лиственных и хвойных деревьев на яйле.


46. Крупный план вершины Северной Демирджи с южной кромки Тырке-яйлы.


47. Пока иду по дороге вдоль южного края яйлы.


48.


49. Юке-тепе и Верхнее и Нижнее плато Чатыр-дага. На ближнем плане скаьники на южной кромке Тырке-яйлы.


50. Вид Чатыр-дага вместе с поросшим лиственными деревьями южным склоном Тырке-яйлы.


51. Вершина Заманы крупным планом с расстояния около полукилометра.


52. Южная кромка Тырке-яйлы. Справа видна основная яйлинская дорога.


53. Гора Пахкал-кая, видна тропа к вершине. Справа часть Бабугана.


54. Северная Демирджи и южный склон ущелья Курлюк-баш, разделяющего Демирджи-яйлу и Тырке-яйлу.


55. Вид на восток с южной кромки Тырке-яйлы.


56. Северная Демирджи и Пахкал-кая, совсем справа вдали - Бабуган.


57. Склоны яйлы и горы Юке-тепе и вдали Нижнее плато Чатыр-дага.


58. Гора Юке-тепе крупным планом.


59. Грунтовая дорога извивается, ведя в центральную часть Тырке-яйлы.


60. Часть Долгоруковской яйлы за деревьями.


61. Покрытый низкой травой плоский участок Тырке-яйлы вблизи её южной кромки и вдали Северная Демирджи и скала Козырёк.


62. Вблизи просторы Тырке-яйлы, вдали Нижнее плато Чатыр-дага.


63. Долгоруковская яйла.


64. Нижнее лато Чатыр-дага и основная яйлинская дорога.


65. Дорога пересекает небольшую рощицу на яйле.


66. Пейзаж Тырке-яйлы.


67. Ещё одна небольшая смешанная рощица вдоль грунтовки.


68. Цветок василёк и насекомое на нём.


69. Группа лиственных деревьев на пригорке.


70. Цветочек красной герани.


71. Впереди безымянная вершина 1278 - следующая цель моего похода.


72. Лиственная роща на яйле.


73. Небольшой вдающийся в лес почти плоский часток Тырке-яйлы у северной её кромки, отделенный от остаьной яйлы вытянутым скальником. По аналогии с Малым плато горы Ай-Петри, я могу назвать этот "полуостров" Малым плато Тырке-яйлы. 27 августа на этом Малом плато паслись кони.


74. Верхнее плато Чатыр-дага ненадолго накрыл туман. Ангар-бурун виден, а другие вершины не видны.


75. Юго-восточные пригороды Симферополя и Аянское водохранилище.


76. Малое плато Тырке-яйлы и Долгоруковская яйла.


77. Скальник на яйле за 400 метров до безымянной вершины 1278 метров.


78. Скалистый обрыв к северу от тропы.


79. Взгляд назад с завершающей части подъёма на Тырке-яйлу. Слева гора Сарп, справа Малое плато и Долгоруковская яйла. Вдали видна долина Салгира.


80. Верховья ущелья Курлюк-баш и северо-восточная часть Демирджи-яйлы.


81. Северная Демирджи, скала Козырёк и средняя часть ущелья Курлюк-баш.


82. Крупный план северо-восточной части Демирджи-яйлы.


83. Более общий вид с южными склонами Тырке-яйлы и верховьями ущелья.


84. Гора Хапхал-баш, следующая цель соего похода. Справа перевал Кара-оба, а слева и совсем вдали видны две высочайшие вершины Караби-яйлы горы Тай-коба и Белая, которые я покорил спустя месяц, перед этим снова пройдя по Тырке-яйле, но только другим путём.


85. Южная кромка Тырке-яйлы к востоку от вершины 1278 и общий вид на восток.


86. Гора Сарп, долина Салгира и южная часть отрога Заманы. Вершина горы Замана, на которой я стоял всего лишь часом ранее, видна чуть-чуть ниже центра кадра.


87. Общий вид на запад, в том числе, на Нижнее плато Чатыр-дага и на дорогу, по которой я поднялся на вершину.


88. Долина Салгира, видно Аянское водохранилище, совсем вдали Симферополь.


89. Две лесных поляны и вдали центральная часть Долгоруковской яйлы.


90. Более общий вид на север, на Долгоруковскую яйлу, Малое плато Тырке-яйлы слева.


91.


92. Панорама видов с вершины 1278.


93. Северные склоны Тырке-яйлы, долина Салгира и гора Сарп слева.


94. Северо западная часть Демирджи-яйлы уже видна почти сверху - так высоко я забрался. Слева вдали Большая Чучель и Малая Чучель (до них 22 километра) и ещё дальше - Бабуган.


95. Ангар-бурун и Ак-бурун хорошо видны, а Эклизи-бурун всё ещё частично закрыт туманом. Ближе - самая северо-западная оконечность Демирджи-яйлы.


96. Гора Северная Демирджи и её окрестности.


97. Общий вид на Демирджи-яйлу, справа скала Козырёк.


98. Окрестности перевала Кара-оба.


99. Просторы Долгоруковской яйлы.


100. Гора Замана, Сарп и Аянское водохранилище.


101. Вид на Орта-сырт-яйлу, расположенную между Долгоруковской и Караби-яйлой.


102. Восточная часть Тырке-яйлы.


Видео 2. Видеозапись видов с вершины 1278 на Тырке-яйле.


103. Спускаюсь с вершины 1278, кидаю взгляд назад. Прямо за вершиной покрытый туманом Чатыр-даг, а слева северо-западная часть Демирджи-яйлы.


104. Скальный гребень вдоль южной кромки Тырке-яйлы. Справа вершина Северная Демирджи, слева северо-западная часть Демирджи-яйлы.


105. Вышел на основную яйлинскую грунтовку. Слева гора Тырке, но я сначала поворачиваю направо и покоряю Хапхал-баш.


106. Вершина 1278. Слева вдали гора Беш-куба.


107. Просторы Тырке-яйлы чуть западнее горы Тырке.


108. Более общий вид, гора Тырке справа. После покорения Хапхал-баша я обошёл видимый здесь лес с востока.


109. Крупный план горы Тырке, виден столбик рядом с вершиной. Через полчаса я уже стоял около столбика (притом, что перед этим успел ещё сделать крюк на Хапхал-баш.


110. Гора Хапхал-баш прямо по курсу. Местами видна очень узкая тропа в направлении вершины.


111. Гора Долгая и её окрестности за 36 дней до того, как я ступил на её вершину. В смешанном лесу хорошо заметны гроздья ягод рябины.


112. За низкорослым лесом - юго-восточные отвесные вершины Тырке-яйлы и две высочайшие вершины Караби-яйлы. Их я также покорил через 36 дней.


113. Самые-самые верховья ущелья Курлюк-баш и северо-восток Демирджи-яйлы. Слева виден небольшой участок дороги, по которой я шёл на Босну (не путать видимой правее и ближе тропой вдоль северной кромки Демирджи-яйлы).


114. Справа вершина Северная Демирджи. Вблизи скалы на кромке Тырке-яйлы и лес в ущелье Курлюк-баш.


115. Гора Тырке справа.


116. Гора Хапхал-баш за 10 минут до того, как я достиг её вершины.


117. Общий вид на северо-восточные районы Демирджи-яйлы и верховья ущелья Курлюк-баш.


118. Северная Демирджи и справа Чатыр-даг. Полуторатысячник Эклизи-бурун (чуть левее Ангар-буруна) наконец-то очистился от тумана.


119. Крупный план Северной Демиржи и скалы на кромке Тырке-яйлы.


120. Эклизи-бурун выше центра кадра. Это пока единственный полуторатысячник, на который я поднимался дважды. Ближе вижна северо-западная часть Демирджи-яйлы.


121. Вершины Беш-куба и Юке-тепе. Левее даже частично видно Нижнее плато Чатыр-дага,расположенное на 150-200 метров ниже, чем точка съёмки.


122. Вершина 1278 и окрестности.


123. Жёлтые цветочки на пути от видовой точки к вершине Хапхал-баша.


124. Два скальникана на южной кромке Тырке-яйлы.


125. Я достиг наивысшей точки похода и Тырке-яйлы вершины Хапхал-баш (1291 м).  Сначала снимаю вид на запад: три близлежащих вытянутых скальника, безымянная вершина 1278, гора Юке-тепе и ещё дальше Беш-куба.


126. Северная Демирджи, Чатыр-даг и тяжёлые тучи над головой.


127. Более крупный план вершин, окружающих Ангарский перевал.


128. Северо-восток Демирджи-яйлы.


129. Более общий вид в сторону перевала Кара-оба.


130. Гора Тырке. Теперь очень хорошо просматривается весь путь на вершину, который я преодолел всего за 15 минут.


131. Восточная часть Тырке-яйлы и Нижнее плато Караби.


132. Крупный план отвесных скальных обрывов на юго-восточной кромке Тырке-яйлы и высочайших вершин Караби-яйлы.


133. Близлежащие вытянутые скальники, Юке-тепе, Беш-куба и небольшая часть Нижнего плато Чатыр-дага.


134. Вершина Северная Демирджи, единственная крымская гора восточнее Ангарского перевала, более высокая, чем точка, с которой велась съёмка


135. Трёхглавый Чатыр-даг и северо-запад Демирджи-яйлы. Эклизи-бурун виден всё лучше и и лучше.


136. Общий вид на север.


137. Почти вся северная кромка Демирджи-яйлы. Справа Чатыр-даг.


138. Перевал Кара-оба, до кторого я добрался чуть менее чем за час, в течение которого сделал крюк на гору Тырке и останавливался на её вершине.


139. Гора Белая, виден даже флаг на вершине. Правее и ещё дальше - кромка нижнего плато Караби-яйлы именно в районе горного прохода Нефань-богаз, по которому я спустился 27 августа. Чуть ближе Караби-яйлы - гора Ликон.


140. Начинаю спуск с горы Хапхал-баш. Вижу восточную часть Тырке-яйлы, её обрывы и Верхнее плато Караби.


141. Низкорослый лес на Тырке-яйле, отвесная юго-восточная стена Тырке-яйлы, Ликон, Тай-коба, гора Белая и южная кромка Караби.


142. Вершина Хапхал-баш с расстояния 300 метров.


143. Гора Тырке становится всё ближе. Чтобы подняться на вершину, нужно обойти вытянутый скальник слева.


144. Заключительные метры подъёма на гору Тырке. Рядом с вершиной установлен невысокий столбик.


145. Восточная часть Тырке-яйлы. Видимые вдали две высочайшие вершины Караби-яйлы освещены гораздо слабее и кажутся тёмными, так как над ними в этот момент находятся более густые облака.


146. Вид на северо-восток, на северо-западную часть Караби-яйлы. Очевидно, ещё более интересный вид открывается с заметной вблизи маленькой остроконечной вершинки на северной кромке горы, однако туда я не ходил. Зато спустя месяц был не только на горе Долгой, откуда Караби-яйла видна ещё лучше, но и на высшей точке этого горного массива.


147. Столбик и за ним северо-запад Демирджи-яйлы.


148. Гора Хапхал-баш, которую я только что покорил.


149. Просторы Тырке-яйлы и за ними Северная Демирджи.


150. Вершина 1278, перед которой хорошо заметны несколько ярусов вытянутых скальников. За ней Чатыр-даг. Теперь чётко видно, что Эклизи-бурун - самая высокая его вершина. Слева северо-запад Демирджи-яйлы.


151. Общий вид на юго-запад. Справа Нижнее плато Чатыр-дага.


152. Гора Сарп и освещённая Солнцем долина Салгира.


153. Долгоруковская яйла.


154. Северная Демирджи и скала Козырёк.


155. Частично покрытые лесом горные склоны и за ними совсем вдали степной Крым.


156. Гора Долгая чуть выше центра кадра, Верхнее плато Караби справа.


157. Общий вид Долгоруковской яйлы.


158. Долина Салгира, справа и совсем вдали Симферополь.


159. Самый северо-восток Демирджи-яйлы.


160. Восточная часть Тырке-яйлы.


161. Гора Долгая с геодезической вышкой на вершине крупным планом.


162. Просторы Долгоруковской яйлы.


163. Замана (чуть левее центра кадра) и северная часть Нижнего плато Чатыр-дага. Район Красной тропы по-прежнему виден.


164. Село Переваьное и окрестности, видны Аянское водохранилище и часть Симферополя.


165. Панорама видов с горы Тырке.


166. Центральная часть Долгоруковской яйлы.


Видео 3. Видеозапись видов с горы Тырке (1283 м).


167. Начинаю спускаться с горы Тырке. Впереди Хапхал-баш и скальник, с которого я тоже вёл съёмку перед восхождением на его вершину.


168. Чатыр-даг виден в понижении вежду вершиной 1270 и северо-западной частью Демирджи-яйлы.


169. Небольшой участок Тырке-яйлы вблизи одноимённой горы.


170. На спуске с Тырке-яйлы я снова обошёл вытянутый скальник и сразу повернул направо, на восток,к развилке на перевал Кара-оба.


171. Общий вид на скальник горы Тырке с юго-востока.


172. Восточная часть Тырке-яйлы. Похожа на гору Демир-капу.


173. Вышел на дорогу. Вокруг невысокие деревья, в том числе, сосенки.


174. Развилка на перевал Кара-оба. Ответвление видно в правом нижнем углу кадра. В этот раз я пошёл направо и дошёл до Лучистого. А спустя месяц пошёл прямо и дошёл до самого Малореченского.


175. Прощальный взгляд на восточную часть Тырке-яйлы.


176. Деревья на поляне, в том числе, рябины с гроздьями ягод.


177. Скальник у южной кромки Тырке-яйлы.


178. Безымянная вершина на востоке плато и грунтовка, по которой можно дойти до самой Караби-яйлы, остаются слева.


179. Низкорослая сосновая роща всего за 100 метров до перевала Кара-оба (сам перевал не покрыт лесом, и мы это увидим во второй части).


180. Сосновая хвоя и шишки.


Вторая часть фотоотчёта находится в стадии написания.

May 2nd, 2019

Продолжаю фотоотчёт о крымском горном походе на вершины Вестрон и Ай-Петри с переходом вброд реки Хаста-баш, подьёмом по тропе Малай-богаз и спуском по Мисхорской тропе 20 июля 2018 года. Первая часть фотоотчёта (до фото- и видеосъёмки на вершине горы Вестрон и на кромке Малого плато) находится здесь. Во второй части я рассказываю о моём шестом посещении вершины Ай-Петри и спуске по Мисхорской тропе со срезкой через родник Бобыли. Все фотографии из второй части фотоотчёта в оригинальном разрешении можно посмотреть и скачать здесь.

Вернувшись с Малого плато по перешейку на тропу вдоль кромки яйлы, я впервые поднялся на знаменитую гору Ай-Петри с запада, а не с востока, как ходит подавляющее большинство туристов. Я покорил вершину Ай-Петри уже в шестой раз, и, по случайному совпадению, в третий раз именно 20 июля. Ранее я был на этой вершине в этот же день этого же месяца в 2015 и 2017 годах, сначала поднявшись по Таракташской тропе, а потом даже по Узенбашской, которая гораздо дальше. А в 2016 году я был на Ай-Петри на следующий день после этой даты - 21 июля. Со стороны Вестрона на Ай-Петри ведёт тропа, параллельная обрыву горы, и на развилке, когда левое, более заметное ответвление уходит в лес, нужно поворачивать направо, помня, что самая красивая вершина Крыма находится на краю яйлы. На вершине Ай-Петри я так же, как и все предыдущие разы, кроме первого, добрался до геодезического знака, сфотографировал зубцы, побережье, далёкие и высокие вершины на северо-востоке и виды вглубь яйлы (фото 27-49), а затем спустился сначала по широкой каменистой тропе через лес к станции канатной дороги, а затем на Южнобережную трассу по Мисхорской тропе, по которой я прошёл уже в четвёртый раз. Подробно я описываю впечатления от верхнего участка тропы в фотоотчёте о спуске 2017 года. Важнейший ориентир - Воронья скала (она же Малый Ай-Петри, фото 84). От неё на восток через высокий сосновый лес идут две тропы: одна, более широкая, чуть выше, вторая, сравнительно узкая, ниже, над самым обрывом. Я шёл по верхней тропе. Менее чем через 200 метров от неё вправо ответвляется тропа-срезка, хорошо известная мне с самого начала горных походов. Она пересекает нижнюю тропу и почти по прямой (с несколькими плавными поворотами) через родник Бобыли ведёт к роднику Сасык-текне и беседке. Поскольку в отличие от первых двух моих спусков по Мисхорской тропе в этот раз к моменту моего отправления от Вороньей скалы до заката Солнца оставалось ещё больше часа, я решил впервые пройти по тропе-срезке вниз (раньше я проходил по ней только вверх, во время моего самого первого горного похода 1 августа 2014 года). Сначала тропа просто спускается через лес. Затем сливается с немного каменистым сухим руслом сезонного ручья. Никаких порогов там нет, идти удобно. Метров через 150 после входа в русло находится родник "Бобыли" (его точное название - Баба-Али-текне, позже его упростили). Когда я первый раз проходил мимо него, вода из трубы капала по капелькам, однако теперь, после недели дождей, здесь текла вполне мощная струя (фото 105). Я остановился на привал и пополнил запасы воды. Наиболее крутой участок тропы-срезки - перед самым родником Сасых-текне с беседкой. И если в первый раз, когда я впервые отправился в горы, мне это место показалось очень труднопроходимым, то теперь благодаря опыту многих горных походов я даже почти не заметил крутизну спуска и добрался до Сасых-текне почти не сбавляя скорости. Оказавшись в четвёртый раз около хорошо знакомой мне беседки, я наконец-то заметил, что там действительно есть родник, причём родник облагороженный, с маленьким бассейном, закрытым декоративной двускатной крышей с информационной табличкой (фото 106). Видимо, во время двух прошлых походов я не заметил его в темноте, а в первый раз не обратил внимание на это небольшое треугольное сооружение и не подходил близко. От Сасых-текне на трассу к Мисхорской развилке ведёт уже широкая лесная дорога длиной чуть более двух километров. До трассы я добрался как раз в начале сумерек и уехал в Ялту на подошедшем автобусе из Севастополя.

1. Вид на гору Ай-Петри и кромку яйлы с запада.


2. Отвесный обрыв Малого плато, на котором тоже растут сосны.


3. Ай-Петри и цепочка торчащих из земли на кромке яйлы скал. Справа вдали - Гаспра.


4. Вершина и обрывы яйлы вместе с побережьем от Гаспры до Мисхора.


5. Огрог Малого плато вместе с кромкой яйлы до начала подъёма непосредственно на Ай-Петри. Слева вдали - Алупка.


6. Вся Алупка вместе с нижней частью отрога Малого плато. Слева Воронцовский дворец и парк.


7. Сосны и скальный отрог Ай-Петри и побережье от Гаспры до Мисхора.


8. За соснами - участок яйлы, поросший преимущественно лиственными деревьями. Слева вдали - Бедене-кыр. Справа гора Рока.


9. Группа сосен на скорне Ай-Петри и скальный отрог крупным планом. Эти виды можно наблюдать только при восхождении на Ай-Петри с запада.


10. Подхожу к Ай-Петри, из обрыва яйлы торчат многочисленные скалы.


11. Сосны, растущие на отвесной скальной стене горы Ай-Петри.


12.


13. Яйла от телецентра до станции канатной дооги, вдали гора Рока и Эндек, справа и ещё дальше - Сююрю-бурун, Джады-бурун и Кемаль-эгерек.


14. Южные склоны безымянной вершины, где я проходил 16 июля 2015 года.


15. Ящерица на камнях.


16. Вершина Ай-Петри, вид с запада с близкого расстояния.


17. Обрывы Малого плато, вид с заключительного поворота перед подъёмом непосредственно на Ай-Петри. Слева вдалеке западная часть Алупки.


18. Центральная часть Алупки и Воронцовский дворец и парк.


19. Заворачиваю направо, к вершине Ай-Петри.


20. Гора Вестрон (теперь снова становится видна вершина) и отрог Малого плато.


21. Сосны перед самой вершиной Ай-Петри и отвесный западный обрыв горы.


22. Цепочка безымянных вершин на яйле, в понижении вдали - Бедене-кыр.


23. Скальники и деревья на яйле крупным планом.


24. Гора Вестрон и её отвесный обрыв с рвстущими на нём соснами, вдали после подъёма почти до вершины Ай-Петри можно наблюдать гору Купол, слева вдали гора Кошка и посёлки Симеиз и Кацивели.


25. Скальные отроги горы Ай-Петри, слева видна средняя станция канатной дороги и Южнобережная трасса.


26. Ящерица совсем рядом с вершиной Ай-Петри.


27. Зубцы Ай-Петри, вид с вершины, слева вершина Могаби и дальше мыс Мартьян и часть Медведь-горы.


28. Три наиболее удалённых от вершины зубца.


29. Зубец с крестом и подвесные мосты, связывающие его с кромкой яйлы. За мостами видны отвесные скальные обрывы плато. Вдали почти вся Ялта и вершины Главной гряды от горы Рока до Демир-капу.


30. Сосны, растущие из скальных обрывов зубцов Ай-Петри.


31. Три удалённых от вершины зубца и Гаспра и Кореиз вдали.


32. Зубец с крестом, мосты и кромка яйлы.


33. Сосны на скальном отроге и лес у подножия горы.


34. Крупный план обрывов с соснами.


35. Справа вдали - гаспринская развилка на трассе.


36. Могабинский отрог, хребты Иограф и Баланын-каясы, отрог Оксек и Никитская яйла. На горизонте вершины Оксек-бурун, Джады-бурун, Кемаль-эгерек, Демир-капу и Авинда.


37. Вершина горы Могаби (справа вблизи), мыс Мартьян и Медведь-гора крупным планом.


38. Вид на Ялту.


39. Ялта (в том числе, Васильевка и Аутка), Никитская яйла, Могаби, мыс Мартьян, Никитская яйла.


40.


41.Вышеперечисленные покрытые лесом отроги яйлы, Кемаль, Демир-капу и Авинда. Справа Васильевка и Аутка (не путать с Алупкой, которая видна с Ай-Петри почти в противоположном направлении).


42. Более крупный план с Кемалем и Демир-капу на горизонте. Хорошо видны скалы Уч-сырым-тепеси, которые я посетил двенадцатью днями ранее (почти точно в центре кадра) и большая осыпь Мартин-коша (в форме направленной вниз стрелки, чуть выше и левее). На склоне Иографа хорошо заметен участок Узенбашской тропы (более длинного её варианта), по которому я спускался 28 сентября 2016 года и затем ходил вверх и вниз 7 января 2017 года. Также видны поляна Капоблу и Стильская тропа от самого верха приблизительно до бывших ворот.


43. Гаспра и Мисхор. Справа средняя станция канатной дороги, виден вагончик.


44. Более крупный вид Гаспры, Кореиза и Верхнего Мисхора. Слева просматривается район нижней части Мисхорской тропы, по которой я спускался. Вдали Ласточкино гнездо.


45. Верхняя станция канатной дороги, к кторой подъезжает вагончик, скалистая кромка яйлы, Могаби, Ялта, мыс Мартьян, Никитская яйла и Медведь-гора.


46. Яйла между канатной дороой и скалой Шишко, Ай-Петринский телецентр, гора Рока, Эндек и Кызыл-кая.


47. Безымянные вершины в глубине яйлы.


48. Вид в направлении основной тропы на вершину. Хорошо просматриваются просторы яйлы.


49. Крупный вид на северо-восток.  На дороге вдоль нижнего края кадра видны лошади, на которых по яйле катаются туристы. Лошадей очень немало, я насчитал 18, лучше их видно на оригинальной фотографии.


50. Начинаю спускаться с вершины.


51. Ай-Петринский телецентр и скала Шишко. Вдали гора Рока, Эндек и Кызыл-кая.


52. За деревьями - вышеперечисленные лесистые отрги яйлы и далёкие и высокие вершины.


53. Вышел из небольшого лесочка, отделяющего вершину Ай-Петри от станции канатной дороги (которая расположена за правым краем кадра)


54. Цветочки на яйле.


55. Лошадь на предвершинном плато.


56. Вид на зубцы Ай-Петри от начала тропы непосредственно к вершине.


57. Вершина и зубцы со смотровой площадки рядом со станцией канатной дороги.


58. Гаспра, Кореиз и Мисхор целиком.


59. Западная часть Мисхора. Справа видны извилистое Кореизское шоссе и площадка на его пересечении со средней дорогой и нижняя и средняя станции канатной дороги.


60. Вершина и зубцы Ай-Петри и отвесная скальная стена в непосредственной близости от станции.


61. Начинаю спускаться по Мисхорской тропе. Видны Могаби, Ялта, Никитская яйла и Медведь-гора.


62. Крупный план от скал Уч-сырым-тепеси слева до мыса Мартьян и вершины Могаби справа.


63. Скальный мыс на кромке обрыва. За ним слева видно Ласточкино гнездо, а справа - средняя и нижняя станции канатной дороги.


64. Автор этих строк на фоне зубцов Ай-Петри.


65. Вагончик канатной дороги и растущие на почти отвесном склоне сосны за ним.


66. Скальная стена яйлы, вершина и зубцы Ай-Петри.


67. Небольшая сосна на кромке скального обрыва.


68. Знаменитая сосна-"самолёт".


69. Кромка яйлы от верхней точки Мисхорской тропы до скалы Шишко.


70. Сосна-"самолёт", вид с северо-запада.


71. Поляна Капоблу и вершины Кемаль и Демир-капу ещё видны. Очень красивы в лучах низкого Солнца скалы Уч-сырым-тепеси.


72. Западная часть Мисхора за два часа до заката.


73. Гаспра, Кореиз и Мисхор и огромная тень горы Ай-Петри.


74. Мыс Мартьян и вершина Могаби почти слились. Восточная часть Ялты залита солнечным светом.


75. Участки высокорослого и низкорослого соснового леса.


76. Ласточкино гнездо и окрестности.


77. Кромка обрыва к югу от Мисхоркой тропы и Могаби и Ялта, красиво освещённые низким солнцем.


78. Обрывы яйлв между Ай-Петри и Шишко, один из самых узнаваемых видов с Мисхорской тропы.


79. Скальные стены и смешаный лес под их подножием.


80. Покрытая соснами седловина Могабинского отрога, Никитская яйла, Медведь-гора и восточная часть Ялты.


81. Коническая вершина горы Могаби и кромка обрыва к югу от Мисхорской тропы.


82. Крупный план вершины Могаби и её западного склона.


83. Продолжаю спускаться. Берег в районе Массандры скрылся за горой Могаби. Но спина и голова медведя ещё видны.


84. Впереди Воронья скала.


85. Сосна, растущая прямо из камня на Вороньей скале.


86. Гора Могаби и её склоны, вид с Вороньей скалы.


87. Покрытая соснами вершина Могаби в лучах заходящего Солнца.


88. Скалы чуть восточнее Вороньей.


89. Много-много сосен и Никитская яйла вдали.


90. Вид на Гаспру с Вороньей скалы. Ласточкино гнездо частично видно как небольшая башенка на самом берегу.


91. Сосновый лес под обрывом Вороньей скалы, который произвёл на меня сильнейшее спечатление ещё 1 августа 2014 года.


92. Скалы на кромке яйлы.


93. Кромка и склоны яйлы ближе к скале Шишко.


94. Общий вид скал на кромке и сосен у их подножия.


95. Восточный склон и юго-восточные обрывы горы Ай-Петри -  пожалуй, самый узнаваемый вид с Вороньей скалы, абсолютно не похожий на виды на Ай-Петри в других ракурсах.


96. Виден также отвесный обрыв в непосредственной близости от Вороньей скалы.


97. Сосны чуть выше тропы.


98. Тропа проходит над самым верхним скальным поясом (не считая кромки яйлы, частично видимой в правом верхнем углу кадра).


99. Сосны, растущие на отвесном склоне чуть западнее Вороньей скалы.


100. Конческая вершина Могаби крупным планом. Несмотря на то, что до вершины почти 3 километра, хорошо видна каждая сосна на склоне.


101. Сосны и поляны на юго-западном склоне горы Могаби в лучах заходящего Солнца.


102. Поросший высокими соснами восточный склон Ай-Петри.


103. Вершина Вороньей скалы и растущая рядом сосна.


104. Взгляд назад с первых метров спуска с Вороньей скалы.


105. Родник Бобыли. Он же Баба-Али-текне.


106. Родник Сасых-текне, огороженный каменными стенами и закрытый двускатной крышей, как будто это очень маленький домик. Вода течёт из трубы слева, видна тоненькая струйка чуть левее центра кадра. На табличке также написано "Бобыли", но на картах под этим именем обозначается верхний родник. А это Сасых-текне, что в переводе означает "корыто у болота", хотя никаких болот там поблизости нет.


107. Крутой подъём кв сторону верхнего родника и Вороньей скалы (спускаясь в этот раз, я даже не заметил его крутизны). Рядом с нижним родником, кроме беседки (которая в этот момент была за моей спиной), располагается ещё пьедестал почёта (в левом нижнем углу кадра).


108. Беседка у родника Сасых-текне.


109.


110. Мисхорские гроты (углубления в отвесной скальной стене горы Ай-Петри), в которые без скалолазного снаряжения попасть невозможно.


111. Гора Ай-Петри. Сейчас заметил, что участок скальной стены между сосной и вершиной в этом ракурсе очень похож на Верхний Чака-тыш - видны такие же две каменные башенки. Настоящий Верхний Чака-тыш отсюда тоже недалеко - до него по прямой около пяти с половиной километров, по тропам, конечно, раза в полтора больше.


112. Гора Ай-Петри за 15 минут до выхода на трассу. "Ложный Верхний Чака-тыш" по-прежнему прекрасно виден. Сравнив с фотографиями из первого похода на Ай-Петри, я обратил внимание, что при наблюдении в первую половину дня из-за направления освещения сходство с Верхним Чака-тышем почти не заметно.


113. Гора Ай-Петри и знак "Ялта 9, Севастополь 72" на трассе - конечная точка похода.


Спасибо за внимание.

May 1st, 2019

Продолжаю серию фотоотчётов об оставшихся походах девятого крымского путешествия в июле 2018 года. Спустя двое суток после Темиара, я прошёл вторую считающуюся одной из самых сложных троп на Ялтинскую и Ай-Петринскую яйлы - Малай-богаз, причём преодолел его сразу после дождя и перед этим ещё перешёл вброд невероятно быструю и бурную реку - Хаста-баш. В первой части я расскажу о подъёме на яйлу и переходе по кромке плато через гору Вестрон, во второй - о моём шестом посещении вершины Ай-Петри и спуске по Мисхорской тропе со срезкой через родник Бобыли.

Карта моего крымского горного похода на вершины Вестрон и Ай-Петри с подъёмом по тропе Малай-богаз и спуском по Мисхорской тропе 20 июля 2018 года. GPS-трек заканчивается на вершине горы Вестрон, так как во время привала в этой точке отключился телефон, выполняющий также функцию навигатора. Затем я шёл вдоль кромки яйлы через вершину Ай-Петри и далее по Мисхорской тропе, основные ориентиры которой обозначены на карте.



Все фотографии из первой части фотоотчёта в максимальном разрешении можно посмотреть и скачать здесь.

Описание тропы Малай-богаз и подходов к ней от трассы дано здесь, точный маршрут от шоссе до яйлы приведён здесь. Подходная грунтовка начинается в нескольких сотнях метров восточнее старого начала Еврейской тропы. Я так и собирался идти рекомендованным путём, без перехода через реку, доехав до остановки "Алупка, питомник" и затем вернувшись по трассе назад чуть менее чем на полтора километра. Однако маршрутка неожиданно остановилась у поворота к средней станции канатной дороги. Там выходили несколько пассажиров, и я тоже неожиданно для себя решил выйти и пошёл по дороге, уходящей в лес. До средней станции канатки (а это около 800 метров с изгибом влево) дорога покрыта асфальтом, дальше на запад продолжается просто грунтовка. Через 350 метров после станции она упирается в забор закрытой и охраняемой территории. Как я понимаю, это сооружения, связанные с водоснабжением Алупки из реки Хаста-баш. Я решил обойти забор слева, ошибочно предполагая, что Хаста-баш не более быстр и полноводен, чем Узунджа. Я двигался без тропы по высокорослому лесу без травы и подлеска и очень быстро добрался до реки. Поперёк моего пути нёсся невероятно мощный и бурный поток, по сравнению с которым Дерекойка, Коккозка и Узунджа являются совсем тихими речками. Я прошёл около 200 метров в направлении трассы и устья в поисках хотя бы относительно удобного места для перехода на правый берег реки, так как несмотря на очень небольшую её глубину, вода сносила ноги, и идти вброд сначала не получалось. Наконец когда лесная река временно разделилась на два потока, образуя остров, мне удалось пересечь её как бы по частям. Одну из них я перешёл частично по большим камням, выступающим из воды, частично вброд, не снимая обувь, так как дно было очень твёрдым с острыми выступами, а вторую, ещё после некоторого времени поисков удобного места, я начал пересекать по упавшему над водой стволу дерева. Уже почти добравшись до правого берега, я начал падать, но мне при этом удалось сесть на лежащий ствол, и затем я добрался до суши вброд. Вдоль реки шла лесная дорога, по которой я добрался до обозначенной на спутниковой карте траверсирующей склон грунтовки. По ней я начал удаляться от реки и приближаться к главной цели моего похода - тропе Малай-богаз. По пути я поднялся на вершину горы Малагия (589 м), но потом вернулся на эту же дорогу и продолжил движение в ту же сторону. Вскоре я пересёк несколько полян, и на них (а также иногда в лесу между высокими хвойными деревьями) росли маленькие сосенки (фото 10-13). Максимально приблизившись к нижней точке Малай-богаза по долготе, но находясь при этом ещё несколько ниже и ближе к трассе, я повернул с дороги направо и начал подниматься в сторону яйлы через лес по очень узкой и слабо заметной тропинке. Почти сразу она растворилась в зарослях, и некоторое время я снова шёл по бездорожью, снова среди высоких сосен. Однако метров через я 300 вышел на очень удобную лесную дорогу и продолжил по ней движение в направлении подъёма. Приблизившись к яйле ещё на несколько сотен метров, грунтовка делает резкий поворот почти назад. В этом месте сложен каменный тур (или даже два тура) и вверх ответвляется достаточно узкая, но хорошо читаемая тропа. Это и есть начало Малай-богаза.

Тропа Малай-богаз постепенно приближается к высоченному отвесному обрыву горы Вестрон, составляющую единый скальный массив с горой Ай-Петри и выходящую на яйлу точно в его западной оконечности. В своей нижней части тропа почти прямая и относительно пологая, в верхней половине более крутая и извилистая, но с относительно короткими витками серпантина. В нескольких описаниях упоминаются "сыпуха" на тропе и два нечитаемых участка, но я не заметил ни того, ни другого. Почти самая обычная тропа, только довольно крутая вблизи яйлы. Сначала подъём проходит по полям, с видом на обрывы Вестрона (сначала они были частично закрыты туманом, как и Ай-Петри при съёмке от средней станции канатки, но уже к середине Малай-богаза туман рассеялся полностью и до конца похода уже больше не появлялся). Затем, уже в ущелье, отделяющем Вестрон от Алупкинской стены, тропа несколько раз заходит в низкорослый преимущественно лиственный лес, в котором (а также рядом на полянах) много раз встречаются невысокие земляные ступеньки, образованные корнями деревьев и в более редких случаях камнями. Именно в роще тропа была мокрой и скользкой, видимо, не успела высохнуть после прошедшего ночью или рано утром дождя, что несколько усложняло ходьбу, и я не исключал, что с одной из ступенек нога соскользнёт, однако в итоге даже на частично мокром Малай-богазе никаких трудностей я не испытал. На второй половине Малай-богаза имеются несколько развилок, и на всех на них я выбирал правые ответвления и, как оказалось, правильно, поскольку я вышел на яйлу быстро и без блужданий. Стоит отметить, что также справа к Малай-богазу примыкает тропа вдоль подножия скальной стены Ай-Петри и Вестрона, обозначенная на карте Open Street Map и частично видимая с кромки яйлы и на спутниковых снимках. Возможно, по этой тропе можно от средней станции канатки обойти исток реки Хаста-баш сверху, но поскольку я там не ходил, то не знаю, в каком состоянии находится эта дорога и не могу о ней ничего утверждать с уверенностью.

По моим впечатлениям от прохождения тропы, Малай-богаз сочетает две, казалось бы, несочетаемые особенности. Во-первых, ещё чуть ли не в середине тропы начинает казаться, что кромка яйлы уже совсем близко и подъём вот-вот закончится, однако извилистая тропа с земляными ступеньками всё продолжается и продолжается. Во-вторых, буквально до самого последнего метра Малай-богаза невозможно понять, что до верхней точки маршрута и выхода на яйлу остаётся сделать всего несколько шагов. То есть выход из заросшего лесом ущелья на безлесное плато происходит совершенно неожиданно, и даже между деревьями никакого открытого пространства не видно до самого последнего момента.

На кромке яйлы между верхней точкой Малай-богаза и спуском с Ай-Петри находится несколько интереснейших видовых точек, с которых можно наблюдать эксклюзивные пейзажи, в том числе, не доступные посетителям главной вершины. В первую очередь, я говорю о яйле и её обрывах в районе Алупкинской стены, скальных отрогах Вестрона и виде на Ай-Петри с запада. Сначала я вёл съёмку с небольшого мыса совсем рядом с Малай-Богазом (его я назвал Малай-богазским отрогом) и с соседнего мыса чуть восточнее (фото 37-69), затем с отмеченной небольшим металлическим знаком вершины горы Вестрон (фото 90-125), а потом с хорошо видимого на спутниковой карте и на некоторых фотографиях с соседних гор выступающего над обрывами яйлы плоского и почти полукруглого "полуострова", который я назвал "Малое плато" (фото 126-157). Оттуда уже очень хорошо виден дальнейший путь на вершину Ай-Петри с запада, о посещении которой вместе с дальнейшим спуском по Мисхорской тропе я расскажу во второй части фотоотчёта.


1. Средняя станция канатной дороги Мисхор - Ай-Петри (здесь нет посадки и высадки пассажиров, а только пересадка из вагончиков, курсирующих по нижнему пролёту канатки, в вагончики, движущиеся отсюда на яйлу и обратно).


2. Вагончик движется на плато мимо сосен. Средняя станция так и называется "Сосновый бор".


3. Кромка яйлы пока закрыта туманом, который в течение трёх часов полностью исчез. Однако виден высоченный отвеный обрыв Ай-Петри. Вагончик продолжает двигаться к верхней станции.


4. Бурная река Хаста-баш


5.


6. Река разделяется на два потока. Несколько ниже по течению мне удалось её пересечь.


7. Первая из двух проток реки.


8.


9. Я перешёл реку и поднимаюсь вдоль правого берега на траверсирующую склон лесную дорогу.


10. Маленькие сосенки вблизи траверсной дороги.


11.


12. Окружённая высокими соснами поляна, заросшая маленькими сосенками и лиственными деревьями.


13. Много маленьких сосенок, растущих между высокими деревьями. Именно здесь я свернул с дороги в поисков подхода непосредственно к Малай-богазу и вскоре нашёл его.


14. Скала Шаан-кая менее чем через четверо суток после того, как я поднялся на её вершину. Отвесные обрывы освещены солнцем, но за ними плывёт почти чёрная туча. К выходу на яйлу небо станет почти чистым.


15. Тропа Малай-богаз очень близко подходит к скалам, окружающим кромку яйлы.


16. Остроконечный пик на кромке яйлы в районе горы Вестрон.


17. Западнее Малай-Богаза кромка яйлы тоже покрыта туманом, который очень скоро исчезнет.


18.Цепочка скал, поросшая соснами, уже совсем близко.


19. Более крупный план. В своей нижней части тропа Малай-богаз пересекает поляну, заросшую молодыми сосенками и лиственными деревцами.


20. По мере набора высоты с тропы начинают открываться виды на Алупку.


21. Колокольчики на тропе.


22. Вся Алупка как на ладони, включая восточную часть Воронцовского парка, ранее закрытую склоном близлежащего холма.


23. Троа Малай-богаз (видна слева) становится извилистой, почти вплотную приближается к скалам и заходит в короткое ущелье между Вестроном и Алупкинкой стеной.


24. Поросший соснами Малай-богазский узкий скальный отрог и море вдали. Тропа видна на ближнем плане.


25. Крупный план сосен, растущих на скалах.


26. Восточная часть Алупки и Воронцовский парк. Видны дворец и Большой каменный хаос, а также много кипарисов и других деревьев.


27. Большой жук на тропе Малай-богаз.


28. Алупка и Симеиз видны уже почти полностью. За ними бескрайнее синее море. На переднем плане виден очередной виток серпантина Малай-богаза.


29. Самая верхняя часть Малай-богазского отрога. Как я понимаю, мыс на яйле, с которого я вёл съёмку, виден слева.


30. Скальные обрывы к западу от верхнего участка Малай-богаза.


31. Мыс на яйле становится всё ближе, но до кромки ещё нужно преодолеть несколько петель серпантина с земляными ступеньками.


32. Ещё колокольчики на тропе.


33. Раковина моллюска на тропе Малай-богаз на высоте более 1000 метров над уровнем моря! Там таких было очень много! А больше нигде в Крымских горах, кроме Малай-богаза 18 июля и горы Кастропольской 31 авгкста 2018 года, я такие раковины не встречал!


34. Каменные обрывы яйлы.


35. Воронцовский парк и западная часть Алупки.


36. Центр Алупки, справа виден храм Михаила Архангела.


37. Я вышел на яйлу. Веду съёмку рядом с верхней точкой тропы. В северо-восточном направлении находится безымянная вершина в форме пирамиды.


38. Скала Шаан-кая, частично закрытая скальными отрогами Алупкинской стены.


39. Микрорайон Слободка в Алупке. Хорошо видны освещённые Солнцем купола храма Михаила Архангела.


40. Склон яйлы, микрорайоны Слободка (слева) и Новые дома и море вдали.


41. Симеиз, гора Кошка и скала Дива. Видно Южнобережное шоссе и его изгиб перед Кошкой.


42. Посёлки Симеиз и Кацивели. Справа вблизи - Южная Малая Шаан-кая.


43. Общий вид побережья от Воронцовского парка до Кацивели.


44. Посёлок Кацивели.


45. Вид на кромку яйлы на запад с мыса Малай-богазского отрога. Между деревьями в близлежащем ущелье проходит тропа Малай-богаз, по которой я сюда поднялся.


46. Сосны на яйле и на скальных обрывах, кромка плато горы Вестрон и близлежащее короткое, но глубокое ущелье уже с восточной стороны Малай-богазского отрога (оно непроходимо).


47. Крупный план растущих на отвесной скальной стене сосен, видимых в правом нижнем углу предыдущего кадра.


48. Вид на яйлу и её скальные обрывы и отроги (на которых тоже растут сосны) к западу от Малай-богаза.


49. Справа и вблизи - правый борт ущелья Малай-богаза. Слева и вдали - гора Кошка. В центре Алупкинская стена, видимая сбоку.


50. Слева Симеиз, гора Кошка и скала Дива. Справа Шаан-кая и две скалы поменьше с одинаковым названием Малая Шаан-кая. Чтобы их различать, я решил их называть "Северная Малая Шаан-кая" и "Южная Малая Шаан-кая".


51. Более крупный план с многочисленными скальными цепочками, отходящими от Алупкинской стены. Вдалеке Кацивели.


52. Слева вблизи, заросшее лиственными деревьями - это и есть ущелье Малай-богаза. Ниже центра кадра находится верхняя точка этого горного маршрута, хотя и с виду об этом сложно догадаться и никаких опознавательных знаков здесь нет. Плато, кроме самого края, тоже покрыто низкорослым лиственным лесом.


53. Тропа, видимая также на спутниковой карте, уходит вглубь яйлы. По тропе можно выйти на грунтовку, ведущую к станции канатной дороги.


54. Безымянная вершина к северу от Вестрона.


55. Покрытый соснами скальный мыс на кромке яйлы между Вестроном и Малай-богазским отрогом.


56. Невысокая сосна на краю обрыва и море за ней.


57. Шаан-кая, две Малых Шаан-кая и скальные цепи Алупкинской стены. Вдали слева Кацивели, справа лесистая гор Хыр, самая южная вершина хребта Хырлар.


58. Сосна, мимо которой я проходил по тропе Малай-богаз, за ней - западные обрывы ущелья. Сама тропа тоже очень хорошо видна чуть ближе сосны.


59. Колокольчики на мысе отрога Малай-богаза, более ярко-фиолетовые, чем большинство встречавшихся мне колокольчиков в Крыму и не только.


60.Обрывы яйлы к западу от перевала, видна средняя часть ущелья Малай-богаза.


61. Мыс Малай-богазского отрога, вид теперь уже с востока (я ведь иду вдоль кромки яйлы на восток). В лиственном лесу за отрогом проходит самая верхняя часть тропы, по которой я поднялся.


62. Очередная невысокая сосна на кромке яйлы.


63.


64. Вблизи кромки плато растут в основном сосны, а чуть дальше преобладают лиственные деревья.


65. Вид на север вглубь яйлы.


66. Два скальника, окружённые лиственным лесом, и сосны на ближнем плане.


67. Вид на просторы яйлы в северо-западном направлении.


68. Кромка плато, Алупкинская стена и Шаан-кая с двумя Малыми Шаан-кая. Вдали гора Хыр.


69. Сосна на кромке яйлы и за ней слева микрорайон "Новые дома" в Алупке, справа изгиб трассы в районе горы Кошка.


70. Лиственный куст над самым обрывом и море за ним.


71. Группа сосен на кромке яйлы и скальный отрог, увенчанный двумя очень интересными каменными "башенками". Справа вдали - западная часть Алупки.


72. По мере приближения к горе Вестрон скалы Шаан-кая и две Малых Шаан-кая и гора Хырлар видны всё лучше и лучше, так как их больше не закрывает Алупкинская стена. Однако скалы у её подножия по-прежнему прекрасно видны.


73. Яйла и её склоны к западу от Малай-богаза.


74. По мере продвижения на восток безымянная гора становится более остроконечной, и теперь более заметны ряды поперечных вытянутых скальников, а огромный камень на вершине похож на голову рептилии.


75. Становится видна гора Купол (левее и выше центра кадра).


76. Невысокая сосна и просторы яйлы за ней.


77. Безымянная вершина, окружённая несколькими скальными уступами и полосами леса.


78. Ещё одна сосна, растущая на скальной стене. Вышло Солнце, деревья начали отбрасывать тени.


79. Поросшая соснами скала у подножия стены яйлы. Вероятно, именно её я наблюдал с противоположной стороны во время подъёма по тропе Малай-богаз.


80. Санатории "Ай-Петри" и "Морской Прибой", слева гостиницы в западной части Мисхора. Чуть выше центра кадра - нижняя станция канатной дороги. Видна её опора и вагончик.


81. Высоченный скальный обрыв западного мыса горы Вестрон.


82. Изрезанная ущельями кромка яйлы и растущие на ней сосны.


83. Просторы яйлы к северо-западу от Вестрона.


84. Интересное соцветие на яйле.


85. Безымянная вершина (я бы её назвал "Голова ящерицы") и пересекающие её склон вытянутые скальники. Эту вершину можно заметить на спутниковой карте в 270 метрах к северо-востоку от верхней точки Малай-богаза.


86. Отрог яйлы "Малое плато", чуть позже я его тоже посещу.


87. Узкие скальные отроги горы Вестрон и западная часть Мисхора вдали.


88. Группа сосен, растущая на каменных склонах Мисхора.


89. Хорошо видны как минимум два параллельных скальных отрога. Больше ниоткуда, кроме горы Вестрон, их наблюдать в таком удачном ракурсе невозможно.


90. С вершины Вестрона гораздо лучше просматриваются Голова Ящерицы и её склоны, а также более удалённые от кромки районы яйлы.


91. Вид на запад, на Алупкинскую стену и гору Купол. Видна теперь уже значительная часть хребта Хырлар и даже скала Биюк-исар за ним. Правее центра кадра - ущелье Малай-богаза (подробности перед следующи кадром).


92. Крупный план верхней точки тропы Малай-богаз (ущелье, наиболее значительно вдающееся в кромку яйлы) и окрестностей. Треугольный мыс Малай-богазского отрога (ограниченный с востока ещё одним, более коротким ущельем) тоже хорошо заметен. На ближнем плане видна слабо читаемая тропа, по которой я шёл от Малай-богаза на гору Вестрон. Участок тропы чуть западнее Малай-богаза заметен чуть лучше.


93. "Малое плато" становится всё ближе.


94. Вид на яйлу восточнее станции канатной дороги и цепочку далёких и высоких вершин от горы Рока до Авинды (я перечислю их перед более крупными фото 120-124).


95. Огромный каменный мыс на кромке яйлы к западу от вершины Вестрон и остроконечная столбообразная скала у его подножия. Вдали - цепочки скал, отходящие от Алупкинской стены.


96. Общий вид на запад от горы Кошка до каменного мыса.


97. Скала Шаан-кая, на которую я поднялся четырьмя днями ранее, и две Малых Шаан-кая. Я проходил в непосредственной близости от них.


98. Отрог Вестрона (наблюдаемый непосредственно сверху), отрог Малого плато (слева) и группа сосен между ними. Впервые полностью видно здание средней станции канатной дороги, мимо которой я проходил в самом начале похода. Вдали западная часть Мисхора и восточная часть Алупки.


99. Крупный план западной части Мисхора. Кроме вышеназванных санаториев, средней и нижней станций канатной дороги и двух вагончиков, видна асфальтовая площадка на пересечении Старого Севастопольского и Кореизского шоссе и два виража последнего на спуске к Мисхорскому парку, частично видимому слева.


100. Средняя станция (слева вблизи), вышеупомянутый перекрёсток и виноградники между средней и верхней дорогами.


101. Ай-Петри, самая красивая и самая известная гора Крыма. На её вершине всегда многолюдно.


102. Общий вид на запад.


103. Микрорайон Слободка в Алупке. Очень хорошо виден храм Михаила Архангела с колокольней.


104. Восточная часть Воронцовского парка. Кроме дворца (справа), видны даже поляны с итальянскими соснами пиниями.


105. Центральная часть Алупки и Воронцовский парк.


106. Вся Алупка полностью.


107. Крупный план перекрёстка Старого Севастопольского и Кореизского шоссе и ближайших окрестностей.


108. Западная часть Мисхора.


109. Овальное Малое плато.


110. Симеиз, гора Кошка и скала Дива. Справа вдали - Кацивели.


111. Крупный план скалы Шаан-кая, даух Малых Шаан-кая, нижней части хребта Хырлар и горного склона над Голубым заливом.


112. Шаан-кая. Хорошо просматривается маршрут подъёма на вершину, пройденный мной четырьмя днями ранее, несмотря на периодически начинающийся дождь. В том числе, в нижней части кадра хорошо заметен участок тропы, ведущей на перевал Шаан-кая верхний (между скалой Шаан-кая и яйлой), от которого можно добраться до вершины. Слева Северная Малая Шаан-кая, справа скалы-отторженцы Алупкинской стены.


113. Хребет Хырлар и скала Биюк-Исар за ним. Гора Хыр слева.


114. Восточная часть плешины пожара 2007 года и Симеиз и скала Диа справа и вдали.


115. Общий вид на Алупку, Симеиз, гору Кошка и Кацивели.


116. Поляны у подножия обрыва яйлы (левая нижняя часть предыдущего кадра крупным планом). Видна траверсирующая склон тропа, по которой, вероятно, тоже можно добраться до нижней точки Малай-богаза.


117. Вестронский отрог, вся Алупка и часть Мисхора.  Нижняя точка Малай-богаза - у самого правого края кадра.


118. Обрыв и отрог Малого плато и море вдали.


119. Общий вид на восток, в том числе на ещё более высокие горы от Рока до Авинды.


120. Слева - скальники на Ай-Петринскй яйле к северу от одноимённой вершины. В правой половине кадра, слева направо - гора Рока (1347 м, её можно узнать по похожей на цифру "7" сосне, видимой на оригинальной фотографии), гора Эндек (1371 м) и Кызыл-кая (1358 м). Первые две из этих трёх вершин я покорил в третий и во второй раз соответственно двумя днями ранее, фотоотчёт здесь.


121. Вблизи - яйла между скалой Шишко и станцией канатной дороги, включая Ай-Петринский телецентр. Вдали, слева направо: Кызыл-кая, Оксек-бубун (1395 м), далее дну вершину не могу идентифицировать, затем Джады-бурун (1422 м), Кемаль-эгерек (1530 м) и Демир-капу (1542 м). Сююрю-бурун (около 1260 м) виден чуть левее и ниже Джады-буруна, рядом с недействующим ветрогенератором.


122. Местами покрытый низкими соснами участок яйлы чуть восточнее стации канатной дороги и вдали, слева направо Кемаль-эгерек, Демир-капу (похожа на Ат-баш при съёмке с северо-востока) и южная часть Гурзуфской яйлы. Также чуть ниже вдалеке видны большая осыпь Мартин-коша (в форме стрелки, направленной вниз), отрог Оксек с двумя скальными уступами (не путать с горой Оксек-бурун, расположенной близко к отрогу, но с противоположной стороны от кромки яйлы). Также вижен хребет Баланын-каясы, в том числе, правее и ниже "стрелки" - скалы Уч-сырым-тепеси.


123. Автостоянка рядом с верхней станцией канатной дороги.


124. За северным склоном Ай-Петри - Медведь-гора (до неё 26 километров!). Группа туристов идёт по той же тропе, по которой я поднимался на Ай-Петри после посещения Малого плато. Для подъёма на вершину на развилке я повернул направо, вдоль кромки обрыва горы.


125. Слева нижняя часть хребта Хырлар и скала Биюк-Исар, ближе к центру кадра Алупкинская стена и гора Купол. Может показаться, что из трубы идёт дым, на на самом деле это не труба, а антенна, а за ней проплывает облачко.


Видео 1. Видеозапись видов с горы Вестрон (1205 м) 20 июля 2018 года.


126. Малое плато - следующая цель моего похода, его ширина - 50 метров, длина (от наиболее узкой части перешейка, соединяющего его с яйлой) - 75 метров. В момент съёмки этого кадра я уже фактически подошёл к перешейку.


127. Вид в сторону вершины Вестрона с перешейка на Малое плато.


128. Вид на восток. Справа вблизи - скальная стена яйлы между Малым плато и горой Ай-Петри. Тёмная точка в небе чуть правее телецентра - это вертолёт, в следующем кадре мы увидим его крупным планом.


129.


130. Вершина Ай-Петри и её отвесная скальная стена, вид с запада. Такой ракурс самой известной горы Крыма можно снять только и исключительно с кромки Малого плато. Видны сосны на склоне и ещё один узкий скальный отрог, отходящий от зубцов.


131. Вертолёт пролетел ещё ближе.


132. Поросшая соснами скала - продолжение отрога зубцов Ай-Петри.


133. Гора Ай-Петри вместе с отрогом полностью. Справа Гаспра.


134. Вершина вместе со скальной стеной, идущей от Малого плато, и далёкие горы на горизонте.


135. Просторы яйлы к северу от Ай-Петри. В нижней части кадра видна кромка яйлы. Опять же, такой вид можно снять только с Малого плато.


136. Верхний Мисхор, где я останавливался в первое крымское путешествие летом 2014 года.


137. Микрорайон Самота и верхняя часть посёлка городского типа Кореиз. Слева внизу видна Мисхорская развилка на трассе. Это конечный пункт моего похода, туда я спустился через четыре часа (включая долгую остановку на вершине Ай-Петри). Левее развилки заметна круглая крыша остановочного павильона.


138. Посёлок городского типа Гаспра. Видно Ласточкино гнездо.


139. Ласточкино гнездо и окрестности крупным планом.


140. Общий вид на Гаспру, Кореиз и Мисхор и слева вблизи нижняя часть отрога зубцов Ай-Петри.


141. Крупный план средней станции канатной дороги, мимо которой я прошёл в самом начале похода. Чуть дальше видна Южнобережная трасса.


142. Нижняя часть отрога зубцов Ай-Петри и сосны на его склоне.


143. Вид сверху на отроги Малого плато (тоже эксклюзивный ракурс).


144. Гора Вестрон с её отрогами (только с Малого плато её можно рассмотреть так хорошо) и левее и дальше - Алупкинская стена и гора Купол.


145. Нижняя часть отрога Вестрона и вдали Шаан-кая с двумя Малыми Шаан-кая.


146. Маленькая сосенка, растущая из скалы.


147. Крупный план нижнейчасти отрога Малого плато и растущих на нём и окружающих его сосен.


148. Склон яйлы, Алупка, Симеиз и Кацивели.


149. Гора Вестрон, которую я только что впервые покорил.


150. Шаан-кая, две Малых Шаан-кая, хребет Хырлар и ещё дальше Биюк-Исар.


151. Вагончик канатной дороги над сосновым лесом.


152. Гаспра, Кореиз и Мисхор.


153. Ущелье между двумя скальными отрогами, в период таяния снега здесь стекает вода.


154. Гора Ай-Петри вместе с Гаспрой, Кореизом и Мисхором.


155. Яйла и её обрыв между Малым плато и горой Ай-Петри.


156. Гора Бедене-кыр и сосны и скальники на яйле в несколько раз ближе.


157. Возвращаюсь с Малого плато по перешейку. Слева остаются Биюк-Исар, Алупкинская стена и гора Вестрон.


Вторая часть находится здесь.

April 21st, 2019

Ссылка на рецензию на сайте "Вокальный мир": http://vocalworld.ru/note.html?20190421230102

20 апреля в моей любимой Новой Опере с полным аншлагом прошёл второй после двухлетнего перерыва концерт "Вива Верди", составленный из фрагментов всех 26 опер великого итальянского композитора (не только арий, дуэтов и ансамблей, но и хоров и увертюр) и кантаты "Гимн наций". Эта интереснейшая программа, подготовленная к посвящённому 200-летнему юбилею маэстро фестивалю "Крещенская неделя" 2013 года, с небольшими изменениями была исполнена в тринадцатый раз, и я был на всех аналогичных концертах, кроме одного. Однако вчера впервые особенно изумительно прозвучали оба самых ожидаемых номера - Pace mio Dio и Болеро Елены, первая и третья в списке моих самых любимых оперных арий. Я этого ждал долгих шесть лет. Ещё из этой программы мне уже давно особенно нравятся ария Аттилы и чуть в меньшей степени романс Фиеско и ария Станкара. Некоторые произведения я полюбил именно благодаря концертам "Вива Верди" - в частности, это неизменно открывающая вечер увертюра к "Оберто", первой опере композитора, уже упомянутая ария для баритона из "Стиффелио" и впервые включённая в эту программу ария Медоры из "Корсара", именно вчера очень восхитившая меня и в отношении исполнения, и в плане музыки. На мой взгляд, великолепно звучали оркестр театра под управлением Василия Валитова и хор, исполнивший очень проникновенные сцены из опер "Набукко", "Макбет", "Альзира", "Трубадур", "Аида", "Отелло" и более короткие фрагменты вместе с солистами из нескольких других чарующе чистым и слаженным звуком красивейшего тембра.

Моя самая любимая певица Елена Терентьева совершенно изумительно исполнила Болеро Елены, ещё прекраснее, чем когда-либо раньше, необыкновенно ярким, сочным и насыщенно окрашенным звуком, ещё более чарующим и темброво наполненным, чем прежде! И такую аккуратную филигранную технику и такое совершенство и лёгкость исполнения пассажей с мелкими нотами в любимом Болеро Елены можно услышать крайне редко!!! И каждая фраза прозвучала невероятно выразительно и эмоционально, с исключительно тонкой отделанностью интонаций и манеры звучания! Многократное БРАВИССИМА!!!

Бесподобная и неподражаемая Ирина Морева тоже на высочайшем уровне спела мою самую-самую любимую оперную арию Pace mio Dio и партию сопрано в кантате "Гимн наций". Пожалуй, в этот вечер великолепнейший голос Ирины звучал ещё более мягко и насыщенно, объёмно и обволакивающе, чем в предыдущих выступлениях! Певица очаровала слушателей исключительно густым и глубоким тембром и исключительно плотным и отточенным звуком. И как потрясающе чисто и связно, аккуратно, ровно и наполненно звучит прекрасный голос Ирины Моревой во всём диапазоне, как в верхнем, так и в нижнем регистре! Я целых пять лет мечтал снова услышать Ирину с мелодией Леоноры и, замечательное исполнение Pace mio Dio превзошло все мои даже самые смелые ожидания, и в "Гимне наций" необыкновенно мягкий, густой и глубокий голос Ирины Моревой произвёл самые прекрасные впечатления!

Прекрасная Мария Буйносова исполнила редкую арию Медоры из "Корсара" потрясающе чистым, округлым и совершенным во всех отношениях голосом необыкновенно глубокого, сочного, яркого и насыщенного тембра, потрясающе связно и прочувствованно! Это выступление подтвердило, что Мария тоже одна из моих любимых певиц, а ария Медоры мне тоже так понравилась, что это теперь одна из моих любимых арий.

Сергей Артамонов дважды выходил на сцену с сольными номерами: в первом отделении - с арией Аттилы, а во втором - с романсом Фиеско. В обоих произведениях певец продемонстрировал объёмный, чистый и отточенный звук и прочувствованные интонации.

Опера "Бал-маскарад" для меня примечательна дважды: во-первых, моя любовь к оперной музыке теперь уже 10 лет назад началась с первой арии Амелии (и, кстати, в тот незабываемый вечер 4 апреля 2009 года Сергей Артамонов тоже пел романс Фиеско), а во-вторых, вторая ария Ренато - это моя самая любимая ария для баритона. Тем не менее, на всех концертах "Вива Верди" "Бал-маскарад" бывает представлен не тем и не другим фрагментом, а балладой Оскара. Так же, как и на премьере 6 лет назад, с ней выступила очаровательная Ирина Костина. Красивейший лёгкий и нежный голос певицы удивительно чётко и завораживающе переливался мелкими нотами.

Из "Травиаты", самой знаменитой и самой исполняемой оперы в мире и третьей из моих любимых опер, в этой программе всегда звучит ария Жоржа Жермона. Александр Мартынов пел уверенным и сфокусированным звуком, и очень сильное впечатление произвёл яркий, сочный и глубокий тембр, в частности, в длинных нотах в последних строчках арии. Ещё Александр Мартынов проникновенно исполнил дуэт Жанны и Жака из оперы "Жанна д'Арк" (с Эльвирой Хохловой) и партию баритона в кантате "Гимн наций".

Мой самый любимый певец Алексей Татаринцев был исключительно хорош в песенке герцога из "Риголетто", с которой, кстати, дебютировал более шести лет назад именно на таком же концерте. Очень запомнились невероятно яркие, точные, уверенные и эффектные верхние ноты. И такого сочного и чарующего звука и тембра я в этом фрагменте ещё не слышал, несмотря на его известность.

"Трубадур", как и всегда, был представлен сразу двумя фрагментами, идущими друг за другом: хором цыган и песней Азучены (также с несколькими хоровыми фразами сразу после окончания номера меццо-сопрано). Маргарита Некрасова исполнила один из своих коронных произведений замечательным густым и свободно и естественно льющимся голосом. Во второй раз певица вышла на сцену перед самым финалом вечера, в кантате "Гимн наций", и заворожила слушателей чарующим крепким звуком.

Ария Франческо Фоскари в исполнении Анджея Белецкого стала одним из самых ярких номеров первого отделения. Великолепный голос певца, мягкий, плотный и связный, ровный и аккуратный в каждой фразе, был наполнен искренними чувствами и чарующими тембровыми красками.

Единственная из 26 опер Верди, из которой на разных концертах "Вива Верди" звучали сразу три разных арии - это "Луиза Миллер", моя самая любимая опера из тех, которые я ни разу не слышал живьём в постановке или концертной версии. Первое время бас исполнял арию Вальтера (и она же вошла в программу недавнего февральского вечера), также несколько раз сопрано пела арию Луизы. Однако вчера впервые на моей памяти в Новой Опера прозвучала ария Рудольфа, на мой взгляд, ещё более проникновенная, чем два других фрагмента. Артём Голубев пел впечатляюще эмоционально и хорошо контролировал звук.

Эльвира Хохлова выступила с арией Джизельды из "Ломбардцев" и в уже упомянутом дуэте Жанны и Жака. Светлый и мягкий голос певицы очень красиво зависал в воздухе, завораживая чистым и тёплым тембром.

Ещё начиная со второго концерта "Вива Верди" шесть лет назад одним из коронных номеров Елизаветы Соиной, на мой взгляд, является ария Эльвиры из оперы "Эрнани". Вчера Елизавета тоже была очень хороша в этом образе благодаря яркому и интересно окрашенному звуку.

Анастасия Бибичева впервые в этой программе выступила с песенкой Эболи. Плотный и объёмный голос очень хорошо переливался нотами. Так же, как и в первые два премьерных вечера, роль пажа в этом номере исполняла моя любимая Елена Терентьева, и голоса очень красиво, просто волшебно сливались, светлый звук сопрано чудесно парил над залом.

April 19th, 2019

Продолжаю фотоотчёт о крымском горном походе на вершины Эндек и Рока с подъёмом по ущелью Темиар и Темиарскому отрогу и спуском по Ставрикайской и Боткинской тропам 18 июля 2018 года. В первой части я рассказал о подъёме на Ялтинскую яйлу по ущелью Темиар и Темиарскому отрогу, во второй - о переходе от верхней точки Темиарской тропы до вершины горы Эндек (1371 м), восхождению на гору Рока (1347 м) и возвращению на кромку плато, только уже к верхней точке Ставрикайской тропы. Иначе говоря, во второй части я публикую фотографии из похода 18 июля, сделанные на яйле, точнее, даже на двух яйлах - Ялтинской и Ай-Петринской. А спуск по Ставрикайской и Боткинской тропам станет темой третьей части.

Все фотографии из третьей части фотоотчёта в максимальном разрешении находятся в соответствующем альбоме на Яндекс.диске.

18 июля я во второй раз проходил по Ставрикайской тропе и в первый раз спускался по ней. Так же, как и во время моего первого прохождения по этой тропе, она была закрыта туманом, однако теперь он всё-таки был не таким густым и к тому моменту, когда я достиг скалы Ставри-кая, он и вовсе полностью рассеялся. Верхняя часть тропы была мокрая из-за дождя, который, к счастью, обошёл стороной ущелье Темиар, но это не мешало спуску. По моим впечатлениям, на Ставрикайской тропе по сравнению с ранней осенью 2016 года стало гораздо меньше сыпуна и больше удобной для ходьбы плотной земляной поверхности. В некоторых местах Ставрикайская тропа, по хребту Ставрея соединяющая яйлу и скалу Ставри-кая, разветвляется на несколько троп, различающихся по длине и крутизне спуска и позже снова сливающихся в одну. Например, после того, как я прошёл развилку, спуск стал более крутым, а после слияния троп - вновь достаточно пологим. Но в любом случае Ставрикайская тропа значительно проще Малай-богаза, пройденного мной менее чем через двое суток тоже сразу после дождя. И существенно проще, чем мне показалось в первый раз. В частности, по самому верхнему участку тропы, раньше показавшемуся наиболее трудным из-за сыпуна, теперь я вообще шёл быстрым шагом, даже несмотря на последствия дождя. У Ставрикайской тропы есть ещё один существенный плюс: она хорошо читается. В частности, в противоположность Темиару выше средней смотровой площадки. С тропы очень хорошо просматривается Таракташ на западе и глубокая котловина Яузлара с её отвесной стеной на границе с яйлой на востоке. Как уже можно было догадаться, Ставрикайская тропа названа в честь скалы Ставри-кая, что в переводе означает "Крестовая скала" или "Скала с крестом". Установленный на скале крест заметен издалека. В этот поход я впервые поднялся на скалу Ставри-кая, со тропы обманчиво кажется, что эта вершина со всех сторон окружена отвесными стенами и неприступна, однако подойдя совсем близко, можно заметить достаточно легко проходимую тропинку на каменистую вершину и к кресту. Этот маршрут на скалу считается продолжением Боткинской тропы. Чтобы попасть на него напрямую, не делая крюков, с нижнего участка Ставрикайской тропы, идущего по гребню отрога, нужно спуститься по почти разрушенной временем крутой лестнице, в которой от ступенек остались только очень маленькие металлические зазубринки (фото 33-34). Особенно сложно проходить это место с рюкзаком на спине, но я его преодолел, не делая крюков. Его можно обойти, удлинив себе путь всего на 250 метров и пройдя сначала по короткой срезке между Ставрикайской и Боткинской тропами (где я шёл 1 октября 2016 года), а затем по другой лестнице, уже удобной и безопасной (фото 77). На скале Ставри-кая имеются несколько разных видовых точек, с них открываются красивейшие виды во все стороны горизонта, на западную часть Ялты, гору Могаби, Таракташ, сам отрог Ставрея, частью которого скала является, и на Иограф и котловину Яузлара (фото 35-73). С этой вершины высотой 663 метра я спустился в Ялту по знаменитой Боткинской тропе, полого идущей через лес и пересекающей несколько рек и ручьёв. Через некоторые из них перекинуты деревяные мосты с металлическими перилами, а другие, менее полноводные, можно просто перешагнуть. Сначала, ближе всего к скале Ставри-кая, протекает безымянный правый приток Яузлара, вблизи своего истока образующий водопад Струйчатый. Затем, после извилистого лесного спуска по склону хребта Ставрея, первый мостик связывает берега реки Малый Яузлар. Чуть ниже в нескольких десятках метрах от тропы находится смотровая площадка, к которой ведёт ответвление, виды с неё представлены на фото 82-85. Вскоре Боткинская тропа по второму мосту пересекает реку Яузлар, в которую чуть ниже впадают все перечисленные здесь притоки. Чуть выше моста находится небольшой водопад, около него, как и во время первого прохождения по этой тропе, я сделал остановку для фотосъёмки. Ещё примерно через километр плавного спуска тропа очень ненадолго выходит из леса и в этом месте пересекает ручей Буфилья. Заключительный пешеходный мост - через ручей Ай-Димитрий - располагается чуть ниже среди густой растительности. В самой нижней части спуска Боткинская тропа выложена бетонными плитками, образующими ступеньки. Уже в сумерках я вышел с тропы на улицу Кирова в Ялте и дошёл до остановки "Поляна сказок" на Южнобережном шоссе.

1. Самый верхний участок Ставрикайской тропы среди сосен в тумане.


2. Каменная лестница естественного происхождения на тропе. Несколько лежащих друг на друге каменных пластов в результате эрозии образовали ступеньки.


3. Отвесные обрывы яйлы и растущая на отвесной скальной стене сосна в тумане. Даже несмотря на туман, хорошо видно, что скалы здесь состоят из таких же тонких каменных пластов.


4. Ещё один скальный отрог и сосны в густом тумане.


5. Небольшой скальный мыс на тропе является естественной смотровой площадкой.


6. Склон горы Могаби и Верхнемогабинское водохранилище.


7. Верхнемогабинское водохранилище крупным планом. За склоном горы видно море.


8. Странная надпись на дереве, на которую я обратил внимание еще во время первого прохождения тропы. Этот ориентир делит Стрврикайскую тропу приблизительно в отношении 1:3, считая сверху, то есть при спуске до этого места позади остаётся четверть тропы от яйлы до скалы Ставри-кая.


9. Обрывы котловины Яузлара и гора Кызыл-кая.


10. Крупный план Кызыл-кая и скальных и частично лесистых склонов.


11. Отвесные обрывы яйлы и растущие под ними сосны. Виден небольшой участок плато.


12. Центральная часть Ялты и самая нижняя часть Иографа.


13. Ворота Ставрикайской тропы. Их нужно преодолевать наклонившись. Это примерно середина маршрута от яйлы до Ставри-кая. Однако такие ориентиры относительно недолговечны.


14. Скала Таракташ (слева) и Таракташский отрог, чуть ближе - восточные обрывы безымянной скалы у подножия горы Шапка-кая (эту скалу с покрытой травой плоской вершиной лучше всего видно здесь, фото 106 из отчёта по ссылке).


15. Отрог безымянной скалы (назову его отрогом Шапка-кая в честь близлежащей вершины на кромке яйлы) и обрывы плато к западу от Таракташа.


16. Более общий вид, в том числе, сосны и лиственные деревья на отроге Ставрея. Несмотря на туман, очень хорошо видны кромка яйлы и особенно безымянная скала (справа) и Таракташ,здесь похожий на очень высокий остроконечный пик.


17. Крупный план безымянной скалы и Таракташа.


18. Вид на западную часть Ялты.


19. Средняя часть Иографа и вдали Никитская яйла.


20. Сосны на отроге Ставрея, нижняя часть хребта (в частности, уже частично видна скала Ставри-кая) и центральная и западная части Ялты.


21. Крупным планом нижняя часть хребта, а за ней видна Аутка (не путать с Алупкой).


22. Центр Ялты, видны купола собора Александра Невского и колокольни Иоанна Предтечи. Ближе видны Аутка и 10-й микрорайон Ялты. На Южнобережном шоссе чуть западнее Бакалеи (откуда я утром отправлялся в поход) пробка в обе стороны. Однако вблизи Поляны сказок (куда я вечером спустился) движение свободное.


23. Хребет Иограф и нижняя часть ущелья Яузлара.


24. Гора Могаби, слева видны два маленьких водохранилища - Верхнемогабинскоеи Нижнемогабинское.


25. Сосны и тропа. До подножия скалы осталось менее 400 метров.


26. Над обрывами Кызыл-кая снова проплывают клочья тумана, однако хорошо видны верховья ущелий Большого и Малого Яузлара.


27. Западный скальный мыс отрога Ставрея. Слева гора Могаби, справа Таракташ.


28. Сосны в самой нижней части Ставрикайской тропы. Справа Могаби.


29. Три высоченных ступени отвесных скальных обрывов хребта Ставрея и сосны на склоне. Вдали, справа налево: отрог Шапка-кая, Таракташ, кромка яйл к западу от него (между горой Шапка-кая и скалой Шишко). Самой скалы Шишко не видно за Могабинским отрогом.


30. Кромка отвесного обрыва и склоны яйлы вдали.


31. Скала Ставри-кая, которую пока частично закрывают сосновые и дубовые ветви, и западная часть Ялты.


32. Скала Ставри-кая за несколько минут до того, как я поднялся на вершину.


33. Частично разрушенная лестница с металлическими зазубринками вместо ступенек, по которой я спускался к подножию скалы.


34. Общий вид спуска с обрыва скального мыса хребта Ставрея, предшествовавшего короткому подъёму на Ставри-кая (это место можно обойти, сделав небольшой крюк через лестницу, изображённую на фото 77).


35. Хребет Ставрея, сосны на его склоне и западная часть обрывов котловины Яузлара.


36. Обрывы Кызыл-кая и ущелья Большого и Малого Яузларов.


37. Хребет Иограф. По плешине выше и правее центра кадра проходит Узенбашская тропа.


38. Почти прямоугольный проём в скальной стене Ставри-кая, через него видны сосны. Слева вершина горы Могаби.


39. Маленькая сосна на одном из скальных мысов Ставри-кая, обрывы хребта Ставрея и отрога Шапка-кая, кромка яйлы и верхняя часть Могабинского отрога.


40. Сосенка на скальном мысе крупным планом.


41. Сосенка, все западные обрывы хребта Ставрея и кромка яйлы в направлении Ай-Петри.


42. Сосны, покрывающие хребет Ставрея, и скалы в его верхней части. Слева отрог Шапка-кая и Таракташ.


43. Одна из вершин скалы Ставри-кая, склон горы Могаби справа и побережье в районе Массандры слева.


44. Высоченные скальные стены хребта Ставрея и сосны, растущие на его кромке. Таракташ со скалы Ставри-кая тоже имеет очень интересную форму, он похож на симметричную башенку. Также в этом ракурсе очень точно видна форма кромки плато отрога Шапка-кая.


45. Высокие сосны и их упавшие стволы на западном склоне отрога между Яузларом и ручьём Ай-Димитрий (крупный план нижней плешины на фото 37).


46. Ещё одна сосна на обрыве скалы Ставри-кая и лес на восточном склоне хребта.


47. Крест на скале Ставри-кая и западная часть Ялты.


48. Нижние ступени каменных обрывов скалы Ставри-кая и сосны у подножия.


49. Крупный план сосны у подножия скалы.


50. Вид с юга на маленькую сосну на скальном мысе.


51. Скальные обрывы хребта и окружающие их сосны.


52. Вид на среднюю часть Иографа, справа вдали - Авинда. Между Иографом и видимым чуть ближе отрогом заметно ущелье ручья Ай-Димитрий. Слева близи между соснами протекает река Яузлар.


53. Вдали - ущелье Большого Яузлара, который образуется слиянием двух притоков (а каждый из них тоже соединяется из нескольких небольших балок). Под высоченными скальными обрывами чуть ближе протекает Малый Яузлар, а ещё левее и ближе находится безымянный ручей (при спуске по Боткинской тропе мы его увидим сначала).


54. Хребет Ставрея, окружённый отвесными обрывами яйлы.


55. Крест на скале Ставри-кая и Ялта и море вдали.


56. Скальные ступени естественного происхождения, по которым с со смотровой площадки Ставри-кая можно вернуться на Боткинскую тропу.


57. Возвращаюсь мимо окна в скальной стене, вижу в окно сосновый лес.


58. Три яруса обрывов хребта Ставрея и окружающие их сосны. Вдали отрог Шапка-кая и Таракташ, похожий в этом ракурсе на симметричную узкую и высокую башенку, а на самом деле вытянутый вдоль кромки яйлы.


59. Средняя часть скалы Ставри-кая и отрог за ней.


60. Крест на скале, вид со спуска на Боткинскую тропу.


61. Обрывы хребта вместе с небольшими скалами у его подножия.


62. Весь хребет Ставрея как на ладони. Начало Боткинской тропы видно справа.


63. Крупный план Таракташа и кромки яйлы между Таракташским и Могабинским отрогами.


64. Отвесные обрывы яйлы и сосны на её кромке.


65. Вид на западную и центральную части Ялты, Аутку, а также на самую нижнюю часть Иографа и Массандру.


66. Крупный план Поляны сказок и окрестностей. Боткинская тропа выходит на асфальтовую дорогу, идущую к виражу Южнобережного шоссе.


67. Нижнемогабинское водохранилище и окрестности.


68.


69. Средняя часть скалы Ставри-кая.


70. Крест на скале и просветы в облаках над над Ялтой.


71. Восточные склоны хребта и скальный обрыв, над которым в лесу проходит верхняя часть Боткинской тропы.


72. Между соснами видна Боткинская тропа.


73. Обрыв к востоку от Ставри-кая крупным планом. Видны следы сезонных водопадов, действующих здесь в период таяния снега.


74. Маленькая сосенка причудливой формы у выхода на тропу.


75. Вид на сосенку с противоположной стороны.


76. За соснами - обрывы Кызыл-кая и ущелья Большого и Малого Яузларов.


77. Лестница на самом верхнем участке Боткинской тропы.


78. Безымянный ручей, правый приток Яузлара.


79. Маленький водопадик на пересечении ручья с тропой.


80. Облака над Иографом в лучах заходящего Солнца.


81. Мостик через Малый Яузлар.


82. Скала Ставри-кая и нижняя часть хребта Ставрея, вид со смотровой площадки между Малым и Большим Яузларами.


83. Ущелье Яузлара, его верховья снова закрыты туманом.


84. Западная часть Ялты.


85. Сосны на хребте Иограф.


86. Водопад на реке Яузлар чуть выше моста.


87. Видны две ступени водопада.


88. Река Яузлар чуть выше водопада, расположенного рядом с мостом.


89. Сосны вокруг реки Яузлар. Точно так же, как и утром 1 октября 2016 года, когда я проходил здесь в первый раз, туман закрывает обрывы яйлы. Но зато во второй раз они были видны с других ракурсов.


90. Спускаюсь к мосту мимо водопада и малюсенького озера чистой воды между двумя его ступенями.


91. Крошечное озёрко и водопад крупным планом.


92. Пешеходный мост через реку Яузлар. Её еще называют Большим Яузларом, когда речь идёт ещё и о Малом Яузларе. На дереве нанесена метка Боткинской тропы.


93. Речка Яузлар чуть ниже моста.


94.


95. Кошка в Ялте во время спуска от нижней точки Боткинской тропы к остановке "Поляна сказок".


96.


97.


Спасибо за внимание!

April 17th, 2019

Продолжаю фотоотчёт о крымском горном походе на вершины Эндек и Рока с подъёмом по ущелью Темиар и Темиарскому отрогу и спуском по Ставрикайской и Боткинской тропам 18 июля 2018 года. В первой части я рассказал о подъёме на Ялтинскую яйлу по ущелью Темиар и Темиарскому отрогу. Вторая часть посвящена переходу от верхней точки Темиарской тропы до вершины горы Эндек (1371 м), восхождению на гору Рока (1347 м) и возвращению на кромку плато, только уже к верхней точке Ставрикайской тропы. Иначе говоря, во второй части я публикую фотографии из похода 18 июля, сделанные на яйле, точнее, даже на двух яйлах - Ялтинской и Ай-Петринской. А спуск по Ставрикайской и Боткинской тропам станет темой третьей части.

Все фотографии из второй части фотоотчёта в максимальном разрешении находятся в соответствующем альбоме на Яндекс.диске.

Выйдя на плато с Темиарского отрога, я направился к ближайшей грунтовке, фактически являющейся продолжением Узенбашской тропы и идущей от Сююрю-буруна на север примерно в 600 метрах западнее, и при этом старался проходить между плотными группами невысоких сосен. На спутниковой карте можно разглядеть тропу, пересекающую яйлу поперёк и позволяющую немного (всего на 350 метров) срезать вираж от верхней точки Темиара к основной яйлинской дороге, однако вблизи края плато эта тропинка на протяжении примерно 200 метров теряется в траве. Поэтому я не заметил срезку, продолжил путь по цепочке полян и вышел на грунтовку в 800 метрах от верхней точки Темиара и в 700 метрах от Сююрю-буруна. Я повернул на север и добрался до слияния с основной дорогой Ялтинской яйлы, соединяющей Лапату и седловину гор Эндек и Кызыл-кая. После слияния двух грунтовок и пересечения под острым углом нитки газопровода первое правое ответвление ведёт на гору Сунгурта (которую я покорил 28 сентября 2016 года) и ещё к нескольким полянам на северном склоне яйлы и к роднику Беш-текне, не имеющему никакого отношения к одноимённой котловине с несколькими источниками рядом с горой Ат-баш, а вторая развилка связывает Ялтинскую яйлу с Многоречьем, живописным селом к северу от Главной гряды Крымских гор, хорошо видимым с горы Сотира. Меня же интересует третья развилка в двух с половиной километрах от слияния грунтовок с Лапаты и Сююрю-буруна - именно там, завернув направо, можно очень быстро добраться до вершины горы Эндек, самой высокой крымской горы западнее Лапаты. По ответвлению можно прийти почти прямо на самую вершину, и поэтому идти на Эндек с северо-востока гораздо удобнее, чем с юго-запада. Как мне показалось, гора Эндек имеет сразу три вершины. Первая из них и самая высокая (я её назвал Эндек I) имеет форму симметричного безлесного конуса, именно с неё я и вёл фотосъёмку (фото 42-56) и именно там останавливался на привал, рядом находится поваленный геодезический знак. Вторая вершина (Эндек II) - это поросший лесом пологий холм, остающийся слева, если от главной вершины идти по грунтовке в сторону основной яйлинской дороги. А вытянутый скальный гребень, по которому я поднимался первый раз на эту гору 1 октября 2016 года - это Эндек III. Если идти на гору с юга, как я шёл тогда, то очень долго обманчиво кажется, что главная вершина находится на гребне, так как Эндек I до последнего момента оказывается не видим за скальником и деревьями. Кстати, прямая дорога от развилки пересекает насквозь Эндек II и рощицу низких сосен, располагающуюся на нём, но конический Эндек I оказывается справа в зоне прямой видимости между группами деревьев, и дойти до него можно по чуть более слабо читаемому перпендикулярному ответвлению. От третьей развилки до вершины по дороге 860 метров, из них 130 - завершающая часть подъёма после поворота. Завершив привал и фотосъёмку и обойдя вытянутый скальник Эндек III с востока, я направился на юго-запад, к неглубокому понижению, отделяющему Ялтинскую яйлу от Ай-Петринской. Не дойдя до слияния с главной грунтовкой всего 150 метров, я решил не делать крюк, а пойти на гору Рока напрямую - по траве параллельно дороге. Пройдя 450 метров по почти ровному пологому склону между редкими рядами невысоких сосен, я вышел на дорогу, ведущую от основной грунтовки на гору Рока. До вершины мне оставалось пройти всего 170 метров. Стоит отметить, что эта дорога не заканчивается на вершине горы Рока, а ведёт дальше сначала на гору Паша-тепе, а потом разветвляется к хребту Коккоз-яйласы и на массив Бойка. Напомню, что название горы Рока не имеет никакого отношения к слову "рок" ни в одном его значении - подробнее о его происхождении я пишу в фотоотчётах о двух предыдущих восхождениях на эту вершину. С горы Рока открывается интереснейший вид и на кромку яйлы от Джады-буруна до Ат-баша, и вглубь Крымских гор, и на многие вершины на яйлах, удалённые от кромки плато (включая даже Кемаль и Демир-капу). Лишь небольшие участки кромки были покрыты клочьями тумана, а в остальном вершины и их окрестности хорошо просматривались. Панорама с горы Рока - одна из моих любимых среди всех крымских вершин (фото 83-119). Чтобы спуститься по Ставрикайской и Боткинской тропам, я сначала дошёл по дороге до основной яйлинской грунтовке, а затем продолжил путь без тропы в том же направлении к кромке яйлы. Чтобы обойти заросли казацкого можжевельника, я сделал небольшой крюк и затем вышел на тропу вдоль кромки яйлы и повернул направо. В районе отрога Ставрея, по которому проходит Ставрикайская тропа, кромка плато образует треугольный мыс, с которого можно наблюдать скальные обрывы яйлы (фото 149). В этот раз они были частично закрыты клочьями тумана, но от этого их вид становился, пожалуй, ещё более интересным.

1. Небольшая балка на яйле чкркз 300 метров после выхода на плато. Как я понимаю, это и есть самые верховья Темиарского ущелья, и именно здесь оно начинается.


2. Большая группа колокольчиков на яйле.


3. Более крупный план.


4. Туманная яйла, покрытая редкими зарослями невысоких сосен, местами образующих более плотные группы. Видна дорога, до которой я дошёл по траве. Впереди Сююрю-бурун, однако я разворачиваюсь почти назад, вглубь яйлы.


5. Окружённый соснами скальник на яйле и проплывающие прямо над землёй клочья тумана.


6.Дорога плавно поворачивает направо, обходя сосновую рощу. Приблизительно над Сунгуртой повисло огромное облако тумана, однако очертания этой вершины видны слева.


7. Цветочки большого истода.


8. Большая поляна на яйле, окружённая низкими соснами.


9. Вид на скальники в северной части яйлы, снятый за 100 метров до слияния грунтовок. Чуть выше центра кадра - гора Сунгурта. Туман над этой частью яйлы рассеялся, мы позже его увидим только над кромкой между вершиной Кызыл-кая и верхней точкой Ставрикайской тропы.


10. Крупным планом гора Сунгурта (отмеченная вышкой) и окружающие её скальники.


11. Сосны и скалы к западу от Сунгурты.


12. Хорошо заметная издалека одинокая сосна на возвышении и отдельно стоящие деревья вблизи среди небольших скальных уступов.


13. Ромашка на яйле.


14. Несколько рядов скальников вдоль яйлы восточнее Сунгурты.


15. Каменистая дорога в сторону горы Эндек и сосны и скалы к северу от неё.


16. Соцветие маленьких светло-фиолетовых цветочков. Вероятно, это чистец.


17. Безымянная вершина к северу от Сююрю-буруна.


18. Ещё одни розово-фиолетовые цветочки.


19. Невысокий вытянутый скальник на яйле.


20. Цветочки и нераспустившиеся бутоны.


21.


22. Много цветков синяка обыкновенного.


23.


24. Вид назад на яйлу. Дорога слева - это ответвление к Сунгурте и Беш-текне.


25. Вид на северо-восток, на Сунгурту (справа).


26. Вершина Сунгурты (1333 м над уровнем моря) крупным планом.


27. Гора Эндек, вторая цель моего похода (первой была тропа через ущелье Темиар и по Темиарскому отрогу), вид с северо-запада, снятый рядом с обозначенной на спутниковой карте безымянной вершиной высотой 1350 м, в непосредственной близости от которой проходит основная яйлинская дорога. Выше центра кадра главная вершина Эндек I, а холм, покрытый лесом слева, я назвал Эндек II. Хорошо заметный с юго-запада вытянутый скальник Эндек III отсюда не виден.


28. Очередной скальник на яйле, вид с северной, пологой стороны.


29. Гора Сююрю-бурун, высшая точка хребта Иограф. Я был на этой вершине трижды: 28 сентября 2016 года и 7 января и 20 июля 2017 года.


30. Общий вид в направлении Сююрю-буруна.


31. Гора Кызыл-кая, вид с севера. В этом ракурсе, из северо-западной части Ялтинской яйлы, я прежде её ещё не снимал. Развилка на Эндек уже совсем близко.


32. Гора Эндек всё ближе.


33.


34. Я только что прошёл третью развилку и завернул в сторону горы Эндек, а влево постепенно удаляется основная яйлинская грунтовка. Здесь, как и обычно на Ялтинской яйле, из деревьев преобладают сосны.


35. Гора Кызыл-кая, вид с северо-запада. Её склон расчерчивает нитка газопровода. На седловине между вершинами Кызыл-кая и Эндек лес уже преимущественно лиственный. В этом ракурсе гору Кызыл-кая по форме легко спутать с горой Эндек, до которой остаётся всего лишь полкилометра, однако на Кызыл-кая установлена геодезическая вышка, а на вершине Эндек она повалена.


36. При наблюдении уже почти с запада, в 300 метрах от вершины Эндек гора Кызыл-кая приобретает почти правильные треугольные очертания, а полоска леса становится более узкой и удаляется от дороги.


37. Сююрю-бурун (в центре кадра) и его окрестности.


38. Большой жук на тропе.


39. Вершина Эндек I и поваленная геодезическая вышка, воткнувшаяся верхушкой в землю.


40. Самая верхняя часть подъёма на гору Эндек с востока проходит по слабо читаемой грунтовке с прямой видимостью вершины.


41. Несколько торчащих из земли камней - это и есть главная вершина Эндек I.


42. 1371 метр над уровнем моря. За небольшой сосенкой виднеется кромка яйлы, в том числе, Сююрю-бурун.


43. Гора Рока (1347 м), следующая цель моего похода, вид с горы Эндек. Справа вдали - средняя часть Ай-Петринской яйлы.


44. Общий вид на юго-запад. Гора Рока слева. Ат-баш (Голова коня) виден совсем чуть-чуть за южным склоном горы Бедене-кыр. Едва заметный треугольный пик на горизонте правее центра кадра (его лучше видно на оригинальной фотографии) - это Чуваш-кой, покорённый 14 июля 2017 года (до него 16 километров).


45. Гора Рока (узнаваемая по изогнутой сосне рядом с вершиной).


46. Массив Бойка, на который я поднимался за 15 дней до этого похода. У самого левого края кадра - гора Седам-кая, за ней - Ялпах-кая.


47. Безлесные юго-воточные склоны горы Сотира, самой высокой горы массива Бойка. Вытянутая полукруглая гора слева - это Ахлаплых, который можно узнать также по форме полян.


48.Справа вдали видна гора Бурун-кая, на которую я поднимался в первый плолный день девятого крымского путешествия после посещения монастыря Феодора Стратилата и Сюйреньской крепости. Рядом Бельбекские ворота. Ближе - гора Караул-кая и хребет Бойка-хыр.


49. Вид на запад и чуть южнее.


50. Крупный вид в этом же направлении. Чуваш-кой можно узнать по его почти идеальной треугольной форме, его вершина слева "выглядывает" из-за более близкого хребта. Остальные вершины идентифицировать не могу, не видно хорошо узнаваемых ориентиров, за которые можно было бы "зацепиться" при геометрических построениях на спутниковой карте. Совсем слабо видимый хребет вдали справа - это горы с северо-заапдной стороны Байдарской долины.


51. Слева вблизи Сунгурта, а за ней в тумане - вторая после Ай-Петри самая узнаваемая гора Крыма - Эклизи-бурун (1527 метров), до него ровно 30 километров, то есть он почти в два раза дальше Чуваш-коя. Вблизи в окружении сосен грунтовка, по которой я шёл с востока. Виден северный склон Оксек-буруна.


52. Безымянная вершина всотой 1271 м к северо-западу от Ай-Петри.


53. Загорское водохранилище, ближе к нам устье реки Стиля, в честь которой названа Стильская тропа, а более дальний треугольный залив образован рекой Качей. До водохранилища ровно 15 километров. На дальнем плане посёлок Научный, в котором расположена Крымская астрофизическая обсерватория, до неё 24 километра.


54. Вид на восток. Почти всё, что дальше Сююрю-буруна, скрыто в тумане, однако Эклизи-бурун с большим трудом можно разглядеть.


55. Маленький синий цветочек на самой вершине, на высоте 1371 м над уровнем моря.


56. Одиновая сосна на склоне Эндек I в непосредственной близости от вершины. За ветками справа частично видно Загорское водохранилище.


57. Общий вид на запад в самом начале спуска с вершины.


58. Гора Ай-Петри (слева) очистилась от тумана, справа гора Рока, через полчаса я уже стоял на её вершине. Чтобы там оказаться, нужно слева обойти густой сосновый лес, видимый на ближнем плане.


59. Вершина Эндек I с поваленной геодезической вышкой с расстояния 160 метров. В этом месте грунтовка ненадолго поворачивает в юго-восточном направлении.


60. Вид на главную вершину с юга, с расстояния 240 м. Вблизи справа рядом с краем сменанной рощицы - кормушка для животных. Слева видна дорога, огибающая маленький скальник. Сразу после точки съёмки грунтовка делает поворот на юго-запад, обходя уже большой скальник, который я назвал Эндек III, и после этого Эндек I уже не будет виден до самых скорнов горы Рока, в отличие от Эндек III, прекрасно наблюдаемого с юга-запада. И именно в этой точке становится хорошо заметно, что Эндек II тоже является отдельной возвышенностью.


61. Вид на юг, на редкие заросли сосен на яйле.


62. Эндек III остаётся справа, а впереди видна развилка грунтовок, от которой и начинается подъём на гору Рока, тоже прекрасно здесь видимую. Вдали находится кромка Ай-Петринской яйлы от Ай-Петри до Ат-баша, посередине частично закрытая горой Рока. Тонкая белая полоса слева - это частично разрушенная каменная стена постройки начала XX века, которую мы ещё увидим при спуске с горы Рока. Из ущелья Яузлара на яйлу движутся клочья тумана.


63. Крупный план развилки, пересечения с ниткой газопровода и вершины Ай-Петри.


64. Гора Рока прямр по курсу. Голова Коня уже видна почти полностью. Слева видна дорога, по которой продолжается спуск с горы Эндек к развилке, с неё я свернул вблизи левого края кадра и продолжил подъём на гору Рока просто по траве.


65. Скальник на ближнем плане - это и есть Эндек III. Однако наиболее протяжённая его часть, видимая с юго-западной стороны, в этом ракурсе закрыта соснами справа. Дальше за соснами - гора Паша-тепе (1275 м над уровнем моря). Точно над скальным мысом виден участок дороги, соединяющей гору Рока через Паша-тепе с массивом Бойка и хребтом Коккоз-яйласы. Дорогу проще разглядеть на увеличенной фотографии. Чуть дальше видна гора Бедене-кыр. У самого левого края кадра заметна вершина Ат-баш (Голова Коня).


66. Гора Рока становится всё ближе. Дорога проходит между рядами сосен, постепенно подходя к основной яйлинской грунтовке.


67. Скальник Эндек III, вытянутый с запада на восток.


68. Сосны и немного лиственных кустов слева по ходу движения.


69. Примерно здесь, внебольшом понижении, Яйтинская яйла переходит в Ай-Петринскую.


70. Весь скальник Эндек III целиком, склон горы и окружающие его сосны и на чуть меньшей высоте лиственные деревья.


71. Маленькая сосенка интересной формы и за ней гора Рока. Слева виден небольшой участок стены.


72. Гора Эндек III, вид из понижения, по которому проходит граница между яйлами, видна вытянутая полоса преимущественно лиственного леса. Слева на ближнем плане невысокая сосна с широкой кроной.


73. Продолжение полоски лиственного леса в сторону кромки яйлы. На чуть большей высоте преобадают небольшие сосны.


74. Развилка уже близко, виден туристический указатель, но я немного сокращаю себе путь и поднимаюсь на гору Рока напрямую, повернув направо. Участок стены виден слева.


75. Гора Рока правее центра кадра. Иду почти строго прямо.


76. Цветок большого истода.


77. Маленький белый цветочек.


78. Горы Кызыл-кая и Эндек. Две трети пути до выхода на грунтовку позади.


79. Гора Кызыл-кая, почти не закрытая туманом.


80. Крупный план вершины и её окрестностей. Видна основная яйлинская грунтовка, а также (на ближнем плане) ответвление на Эндек.


81. Гору Кызыл-кая постепенно начинают закрывать облака тумана.


82. Я вышел на грунтовку, ведущую на гору Рока и далее на Паша-тепе и массив Бойка.


83. Сосна совсем рядом с вершиной горы Рока, именно она на всех фотографиях с соседних гор очень хорошо заметна.


84. Вид на восток, хорошо видны все три вершины горы Эндек. Вершина Кызыл-кая закрыта клочьями тумана, но чуть позже мы снова её увидим.


85. Вершинная сосна, лес на склоне и справа вдали - средняя часть Ай-Петринской яйлы.


86. Теперь гора Кызыл-кая видна почти полностью, а над седлоаиной можно разглядеть даже Кемаль.


87. Клочья тумана продолжают пришлывать из котловины Яузлара, которую мы в третьей части увидим уже почти без облаков со скалы Ставри-кая.


88. Слева Джады-бурун (1422 м), самая высокая точка четвёртого, шестого и девятого крымских путешествий. Дальше и правее - Кемаль-эгерек (1530 м), покорённый во время третьего крымского путешествия 17 июля 2016 года. Его можно узнать по вытянутой полукруглой форме, двум почти одинаковым и симметричным маленьким треугольным вершинкам, окружающим основную гору. Еще правее и дальше, под облаком еле-еле заметна вторая вершина Крыма Демир-капу, покорённая в тот же день, что и Кемаль, через некоторое время туман немного отступит, и её будет видно лучше.


89. Гора Караул-кая, вторая вершина массива Бойка (1134 м) и хребты, окружающие Многоречье.


90. Крупный план горы Эндек.


91. Более общий вид, с Джады-буруном и Кемалем вдали.


92. Весь массив Бойка. Наряду с Караул-кая, лучше всего заметны горы Сотира и Ахлаплых.


93. Ат-баш и Бедене-кыр.


94. Кромка средней части Ай-Петринской яйлы от Ай-Петри до Ат-баша, частично закрытая безымянной горой высотой 1271 м.


95. Сосны на склоне.


96. Гора Кызыл-кая, за ней южная часть Гурзуфской яйлы. Кемаль и Демир-капу слева.


97. Крупный план Джады-буруна (слева), Джунын-коша (на среднем плане справа), Кемаля и Демир-капу. Между Джады-буруном и Джунын-кошем - перевал Стиля-богаз, верхняя точка Стильской тропы. Вблизи - просторы западной части Ялтинской яйлы с редкими невысокими соснами. У самого девого края кадра  видна дорога, ведущая с Джады-буруна на Лапату.


98. Дорога в сторону основной яйлинской грунтовки, вдали слева и справа видна стена. Прямо по курсу - направление моего спуска к кромке, однако пока я продолжаю съёмку с вершины.


99. Ат-баш, южная часть горы Бедене-кыр и живописная долина перед ней.


100. Ай-Петринская яйла чуть зааднее горы Ай-Петри. Справа на кромке - гора Купол.


101. Преимущественно лесистые вершины в глубине Крымских гор. Слева вдали - Чуваш-кой, имеющий фориу трёхгранной пирамиды.


102. Цепочка гор вдоль левого борта Бельбекской долины: Седам-кая (видно понижение в районе тропы Картал-кая-богаз), Куртлер-богаз, Кара-тепе и Ялпах-кая. На последней из перечисленных вершин я стоял за 12 дней до съёмки этой фотографии. В центре кадра гора Кизил-кая, которую я наблюдал с противоположной стороны Большого каньона на 15 дней раньше. Очень хорошо заметно одинокое дерево на горном гребне, прекрасно видимое также на снимках с севера. До дерева по прямой чуть более четырёх километров, по тропам - раза в полтора дальше. Лишь очень немногие деревья можно наблюдать по отдельности с такого расстояния. Гора Ялпах-кая находится ещё в несколько раз дальше - до неё по прямой около 13 километров.


103. Общий вид на северо-запад: справа весь массив Бойка, а слева хребет Кизил-кая и цепочка гор к западу от Соколиного. А на среднем плане - Куру-узеньская котловина, наилучшим образом наблюдаемая именно с горы Рока. Это самые верховья Большого каньона, когда склоны вокруг реки ещё не очень крутые. Куру-узень - это название образующей Большой каньон реки Аузун-узень в самом верхнем её течении, и в переводе оно означает "сухая река". Это словосочетание очень правильно характеризует данную реку: за исключением времени таяния снега и очень сильных дождей, она действительно надолго пересыхает. Река Аузун-узень несёт воду круглогодично ниже расположенного в Большом каньоне вблизи Голубого озера полноводного источника Пания.


104. Крупный план гор Комбопло, Куш-кая, Караул-кая и Сотира (от ближнего плана к дальнему). Справа и совсем вдали частично видно Загорское водохранилище.


105. Центральная часть Куру-узеньской котловины крупным планом.


106. Горы от Седам-кая до западной части Сотиры.


107. Куру-узеньская котловина и гора Ахлаплых над ней.


108. Слева вдали - Чуваш-кой, чуть правее центра кадра - Вилля-бурун. На верхней части склона растут сосны.


109. Вершина горы Эндек и её северо-западный склон.


110. Крупный план Головы Коня и живописной долины к северу от Ай-Петри.


111. Гора Ай-Петри. Через двое суток я в шестой раз стоял на её вершине.


112. Северный склон горы Рока.


113. Джады-бурун, Кемаль и Демир-капу теперь уже видны очень хорошо. До Джады-буруна по прямой более 8 километров, до Джуын-коша - 9, до вершины Кемаля - ровно 12, а до Демир-капу - 14.


114. Общий вид на восток перед началом спуска.


115. Эндек, Кизил-кая и туманная кромка яйлы в сторону хребта Ставрея. Видна стена.


116. Частично Джады-бурун, Джунын-кош, Кемаль, Демир-капу и вблизи Кызыл-кая.


117. Три маленьких жёлтых цветочка на вершине горы Рока.


118. Колокольчики на самой вершине горы Рока (1347 м). Романс "Колокольчики мои" тоже вошёл в программу незабываемого сольного концерта Елены Терентьевой в Ялте 30 сентября 2016 года, менее чем через сутки после которого я первый раз покорил гору Рока.


119.


120. Спускаюсь с горы Рока, прохожу мимо группы небольших сосен к югу от вершины. Эту рощицу можно увидеть на спутниковой карте. Примыкающая справа дорога - это южный обход вершины горы Рока,для тех, кто направляется на Паша-тепе и дальше. Всего в 150 метрах к западу от этой развилки две дороги снова сливаются.


121. Маленькие сосенки с двух сторон от дороги и лиственные деревья чуть дальше.


122. Крупный план двух маленьких сосенок, растущих на небольшом удалении от небольшой группы деревьев.


123. Спуск с горы Рока продолжается, прямо по курсу дорога пересекает нитку недостроенного газопровода.


124. Взгляд назад: небольшой вытянутый скальник и соседствующая с вершиной роща, южная часть которой лиственная.


125. Много маленьких белых цветочков на яйле.


126. Два странных приспособления непонятного назначения вокруг информационной таблички.


127. Маленькие сосенки вдоль дороги.


128. Белые цветочки и розовые нераспустившиеся бутоны.


129. Крупные жёлтые цветы.


130. Стена вдоль кромки яйлы, в некоторых местах разрушенная почти до основания - здесь её очень просто пересечь.


131. Другой участок стены чуть восточнее. Напомню, она создавалась для того, чтобы задерживать на яйле снег, а все другие предположения являются ошибочными.


132. Гора Эндек и Кызыл-кая, чатично закрытая туманом.


133. Яйла уже с противоположной, южной стороны стены.


134. Уходящая на запад стена, пересекающая безлесное плато, и слева небольшой скальник.


135. Группа сосен рядом с кромкой яйлы. За ними густая пелена тумана.


136.


137. Огромные клочья тумана, прорывающиеся на яйлу в понижении между горой Кызыл-кая и верхней точкой хребта Ставрея.


138. Узкая тропа, тянущаяся вдоль края яйлы от вершины Сююрю-бурун, и сосны, растворяющиеся в тумане.


139. Маленькая сосенка на фоне облаков тумана и горы Кызыл-кая.


140. Сосна, растущая на самой кромке обрыва яйлы.


141. Ещё одна над обрывом, стелющийся по земле казацкий можжевельник (справа вблизи) и частично закрытые туманом отвесные стены отрога Ставрея, на который я держу путь.


142. Узкая тропинка ведёт между невысокими соснами.


143. Маленькая сосенка и теряющиеся в тумане обрывы яйлы.


144. Вид вглубь яйлы с соснами и казацким можжевельником.


145. Отвесный каменный склон, на котором тоже растут сосны, несмотря на экстремальную крутизну обрывов. Я иду вперёд, к хорошо видимому здесь верхнему мысу хребта Ставрея, с обходом недлинного, но глубокого ущелья одного из притоков Яузлара.


146. Узкая тропа и сосны и казацкий можжевельник вокруг неё.


147. Сосны продолжают расти у самой кромки обрыва. Небольшая часть тропы видна справа.


148. Очень интересные светло-фиолетовые цветочки.


149. Частично закрытый туманом отвесный обрыв яйлы уже в непосредственной близости от верхней части Ставрикайской тропы.


О спуске с яйлы по Ставрикайской и Боткинской тропам я рассказываю в третьей части фотоотчёта.

April 11th, 2019

Когда перед крымским горным походом на вершины Эндек и Рока с подъёмом по ущелью Темиар и Темиарскому отрогу утром 18 июля 2018 года я шёл из Васильевки к Ялтинскому автовокзалу, чтобы доехать до начальной точки пешего туристического маршрута, мне встретились многочисленные кошки, а также несколько кустов крупных белых роз (и некоторые другие цветы). Поскольку я вышел из дома очень рано и поэтому не торопился, понимая, что успею пройти запланированный маршрут до окончания светового дня, я решил также сделать несколько остановок для фотосъёмки роз, других цветов и кошек. Поскольку они имеют лишь косвенное отношение к походу и пройденным в этот день горным тропам, я решил вынести эти фотографии в отдельную запись блога - назову её нулевой (или бонусной) частью фотоотчёта о походе 18 июля.

1. Одна из многочисленных  белых роз рядом с домом в Васильевке, где я осановился.





2.





3.





4.





5.





6.





7.





8.





9.





10.





11.





12.





13.





14.





15.





16.





17.





18.





19.





20.





21. Жёлтые цветочки у дороги из Васильевки.





22.





23. Фиолетовое соцветие.





24.





25. По пути из западной части Васильевки к Ялтинскому автовокзалу можно встретить многочисленных кошек.





26.






27.





28.





29.





30.





31.





32.





33.





34.





35.





36.





37.





38.





39.





40.





41.





42.

March 11th, 2019

Ссылка на рецензию на сайте Вокальный мир: http://vocalworld.ru/note.html?20190311232905

9 марта в Колонном зале Дома союзов с огромным успехом прошёл замечательный концерт "Brindisi. Бал в опере". В этот вечер случился аншлаг, и в зале вообще не было заметно ни одного свободного места. Солистам аккомпанировали один из моих любимых пианистов Роберт Марискин и секстет артистов оркестра Большого театра. В роли организатора концерта выступила одна из моих любимых меццо-сопрано Ирина Волкова, также великолепно исполнившая Хабанеру и Цыганскую песню Кармен, а также балладу Орсини из "Лукреции Борджиа" Доницетти и дуэт Прилепы и Миловзора. Прекрасный голос Ирины, ровный, мягкий и завораживающий очень приятной и сочной тембровой окраской, без малейшего напряжения заполнял большой зал, необыкновенно чарующе зависая в воздухе и замечательно обволакивая. Все произведения прозвучали впечатляюще артистично и эмоционально, с очень выразительными интонациями.

Одна из моих самых любимых певиц Александра Конева совершенно изумительно исполнила Болеро Елены и Застольную Леди Макбет Верди и дуэт Прилепы и Миловзора Чайковского! Я снова был безмерно восхищён великолепнейшим голосом певицы, потрясающе мощным, сильным, объёмным и чистым, и невероятно мягким и совершенным звуком! Сильнейшее впечатление в каждой строчке произвёл исключительно глубокий, яркий и тёмный тембр волшебно чарующей тёмной окраски! И все технически сложные фразы прозвучали очень точно и аккуратно, с прекрасной гибкостью голоса и изумительной его насыщенностью во всём диапазоне. Я слушал и наслаждался каждой нотой, как в быстрых пассажах, так и в медленных фразах, когда плотный звук необыкновенно красиво и мягко тянулся до бесконечности. Брависсима! Несомненно, одна из моих любимых арий Болеро Елены - это одно из коронных произведений Александры Коневой, и застольная Леди Макбет тоже. Несомненно, это было выдающееся исполнение обоих произведений, одно из самых лучших на моей памяти! И услышать снова Александру Коневу с Болеро Елены было моей мечтой последних двух лет. И в этом зале замечательный голос Александры в обеих ариях не только звучал особенно округло и сфокусированно, но и наполнился новыми неповторимыми обертонами, которых я раньше никогда не замечал.

Лирико-колоратурное сопрано Александра Королёва была удивительно хороша в вальсе Джульетты Гуно, куплетах Марии Доницетти и балладе Оскара Верди. Лёгкий и нежный голос певицы чудесно переливался мелкими нотами, очаровывая мягким и тёплым оттенком звука и чётким и непринуждённым исполнением быстрых фраз. Ярко, красиво и чисто звучал, в частности, верхний регистр. Зоя Старовойтова аккуратно и технично исполнила дуэт Адины и Неморино и ещё две арии для похожего типа голоса, продемонстрировав светлый тембр.

Итальянский баритон Мауро Тромбетта выступил с куплетами тореадора и арией Дон-Жуана и очень впечатлил выразительными интонациями и сочно окрашенными и уверенными верхними нотами. Тенор Данило Формаджа исполнил сразу четыре разнообразных произведения: песенку Герцога из "Риголетто" Верди, куплеты о Кляйнзаке из "Сказок Гофмана" Оффенбаха, застольную Туридду из "Сельской чести" Масканьи и уже упомянутый дуэт Адины и Неморино из "Любовного напитка" Доницетти. Мне понравились и владение голосом, и проникновенность пения. Оффенбаха тенор пел более лёгким звуком, а Масканьи и Доницетти (несмотря на то, что Неморино - это лирическая партия) - как мне показалось, в основном более густым и тёмным оттенком голоса. В заключение концерта все солисты вместе исполнили "Застольную" из "Травиаты".
Ссылка на рецензию на сайте Вокальный мир: http://vocalworld.ru/note.html?20190311154459

10 марта в музее Василия Львовича Пушкина состоялся интереснейший концерт класса концертмейстерского мастерства одной из моих любимых пианисток Ольги Воробьёвой. Студентки Ольги Михайловны Джованна Раппа и Ван Цююй аккомпанировали замечательным певицам Александре Коневой и Ольге Алексеевой. Мне очень понравилось, как играли оба концертмейстера, в том числе, в сольных фортепианных фрагментах арий и романсов.

Одна из моих самых любимых певиц Александра Конева совершенно изумительно исполнила второй романс Аиды из одноимённой оперы Верди, вокальные циклы Дебюсси, Рихарда Штрауса и де Фальи и романс Рахманинова "Здесь хорошо", волшебным инструментально чистым и необыкновенно глубоким голосом исключительно глубокого и сочного тембра, с потрясающе тонким чувством стиля каждого произведения! Каждая фраза спета именно таким звуком, который хотелось бы слышать в каждом вокальном сочинении! Романс Аиды Александра исполнила ярким, густым и насыщенным голосом, в том числе, на пиано, с тонко продуманными динамическими нюансами. В следующих в репертуаре сопрано на этот вечер романсах Клода Дебюсси "Мандолина", "Чудесный вечер" и "Фантоши" певица звучала уже по-новому, по-камерному, и более лёгкий и нежный оттенок голоса по-прежнему завораживал чарующими и неповторимыми тембровыми красками. Ещё мне очень понравилось тончайшее исчезающее пианиссимо. Невероятно прочувствованно Александра Конева спела и три песни Рихарда Штрауса - "День всех усопших", "Ночь" и "Посвящение". Настоящим украшением вечера стал романс Рахманинова "Здесь хорошо", который я очень рад был услышать в исполнении Александры. Здесь волшебный лирико-драматический голос певицы стал поистине невесомым и парящим, и благодаря также чистому и окрашенному тембру это была действительно интереснейшая интерпретация известнейшего произведения. Выступление Александры Коневой завершалось пятью избранными частями вокально-органного цикла де Фальи "Семь испанских песен": "Мавританская шаль", "Мурсийская сегидилья", "Астуриана", "Хота", "Песня". Певица тонко передала тембром и интонациями колорит этих романсов и вновь очаровала удивительной красотой обертонов.

Великолепна была также меццо-сопрано Ольга Алексеева. Сначала, когда концерт открывался ариями из опер Джузеппе Верди, Ольга проникновенно спела рассказ Азучены из "Трубадура". В следующем блоке вечера, посвящённом французской музыке, в репертуар меццо-сопрано вошли Романтическая, Эпическая и Застольная песни Дон-Кихота Мориса Равеля, исполненные замечательным крепким и обволакивающим голосом очень приятного тёмного тембра, с красивыми диминуэндо. Во второй половине концерта, составленной в основном из сочинений русских композиторов, Ольга Алексеева сначала выступила с четырьмя романсами Метнера ("Роза", "Песенка эльфов", "Тишь на море", "Счастливое плавание") и Песней и частушками Варвары из оперы Щедрина "Не только любовь" и продемонстрировала огромный динамический диапазон, очень хороший контроль над звуком и превосходную отделанность интонаций в каждой строчке. И завершился вокальный вечер музыкой Рахманинова, романсами "О, не грусти", "Сей день я помню" и "Оне отвечали". Огромное спасибо за прекрасный концерт Александре Коневой, Ольге Алексеевой, Ольге Воробьёвой и студенткам-концертмейстерам!
Powered by LiveJournal.com